ПЛАН-КОНСПЕКТ

проведения беседы с личным составом  войсковой части 

ТЕМА: «Добровольный уход из жизни – невыход из трудного положения, а смертный грех для военнослужащего и его семьи, путь малодушия и позора».

ВРЕМЯ:  50 минут.

ДАТА:       г.

МЕСТО ПРОВЕДЕНИЯ: комната досуга.

ХОД БЕСЕДЫ:

Среди смертных грехов лишь один в буквальном смысле смертный – самоубийство. Совершая его, человек не может больше изменить свою жизнь к лучшему. Еще Пифагор, высоко ценя человеческую жизнь, считал самоубийство грубым нарушением того предназначения, к выполнению которого призван человек.

Осуждали самоубийство и другие мыслители древнего мира, например Сократ, Платон и Аристотель. А вот слова Наполеона, который сам не раз был близок к самоубийству: «Воин, самовольно лишающий себя жизни, не чуть не лучше дезертира, убегающего перед битвой с поля сражения».

Отношение к самоубийству в России определяла Православная Церковь.

Первая подробная работа о смертности в русской армии появилась в 1863 году, и с этого времени проблема самоубийства не уходила с поля зрения отечественных исследователей. Только с начала 30-х годов XX века до 1989 года сведения о суицидах носили закрытый характер. В 1926 году уровень самоубийств в расчете на 100 тысяч населения составил по стране 7,8 случаев – до революции эта цифра была гораздо меньше.

«В эпохе исторических процессов и переломов, когда целые социальные слои отрываются от своих исторических тел, в которых они родились и жили, самоубийство может сделаться  социальным явлением», — писал Николай Бердяев. В 1984-1985 годах в СССР был наибольший показатель суицидов – 30 на 100 тысяч.

Это свыше 80 тысяч самоубийств в год. В среднем в армии и на флоте на 100 тысяч человек совершалось 21 самоубийство – но этот высокий показатель был ниже уровня суицидальности  по стране. Такое же соотношение сохраняется и по сей день – в наших ВС меньше самоубийств на треть, чем в обществе.

Таким образом, Вооруженные Силы являются государственным институтом, сдерживающим поток самоубийств в стране. Трагедия самоубийств военнослужащих – это духовная болезнь общества, занесенная в армию, но в глазах людей из армии делают некую «зону бедствия». Как бы там ни было, наши Вооруженные Силы поставлены перед этой проблемой, и ее надо решать.

Рассматривая проблему суицида, необходимо определить, что является главной причиной явления, а что – провоцирующим фактором.

У некоторых исследователей проблемы суицида в армии можно прочесть: «Основными причинами самоубийств военнослужащих по призыву являются трудности адаптации к армейским условиям, тяжелый нравственный климат в отдельных воинских коллективах и т.п.» Все это, конечно, может подтолкнуть человека к мысли о самоубийстве. Все правильно – кроме одного слова: «Основные причины». Опубликованная в 1873 году работа указывает почти на те же причины суицидов: «Главные причины, от которых зависит усиленная смертность в войсках:

  1. Дурные помещения при квартировании нижних чинов, состав войск по числу людей слабого слажения, при малом объеме грудной клетки;
  2. Служба войск, усиленные караульные наряды, походы, работа, тесные сборы для занятий;
  3. Количество и качество продовольствия и одежды войск.

Вот основные причины смертности в войсках, которые действуют постоянно, независимо от климатических влияний. Второстепенные – причины нравственные, но мы их не будем касаться».

Известный ученый начала XX века профессор психиатрии  Секорский, обосновав психологический метод борьбы с самоубийством, доказал, что в основе суицидального поступка лежит грубый эгоизм. Одержимому идеей самоубийства через беседы прививаются мысли, противоположные эгоизму – идеи долга, любви к ближнему и т.д. Так же и Николай Бердяев писал: «Самоубийца всегда эгоцентрик».

Не желая осуждать переживающего духовный кризис человека, мы вынуждены констатировать, что самоубийца занят только собой, своими личными страданиями и неприятностями, избавления от которых и ищет в моментальной смерти. Тут не сила воли, не благородство, а самый грубый эгоизм! Трудности же адаптации к армейским условиям, тяжелый нравственный климат в отдельных воинских коллективах, завышение нагрузки, не исполнение положенных норм довольствия и прочее – это лишь провоцирующие суицид обстоятельства.

Можно сколько угодно нажимать на кнопку взрывного устройства – но, если фугас не вкопан, взрыва не будет. Если в душе человека не вкопана первопричина самоубийства (грубый эгоизм), жизнь может нажимать на любые кнопки внешних трудностей и тягот, а взрыва не будет.

Это, конечно, не значит, что надо недооценивать громадную силу провоцирующих обстоятельств, подталкивающих к самоубийству. Первопричина и провоцирующие обстоятельства – это две стороны одной медали, каждой из которых нужно уделять равное внимание в профилактике суицида.

С научной точки зрения, первопричина суицида лежит в области внутренней, духовной жизни человека. Взлелеянный в семье эгоизм молодого человека, как только ждущий своего времени «фугас», может и не «взорваться», если мы неотступно будем работать по устранению «взрывного устройства» — провоцирующего самоубийство фактора.

С религиозной точки зрения путь к суициду выглядит так: вначале утрата веры в Бога, затем проистекающий из этого эгоцентризм, грубый эгоизм, потеря веры в ценность жизни и безнадежность. С этим видением пути человека к суицидальному поступку согласна и современная психиатрия, с тою разницей, что понятие «религиозная вера» она может заменять понятием «общечеловеческие, нравственные ценности».

Только вера в Бога, бессмертие души и высшее предназначение человека может заставить нас ценить жизнь и дорожить ею, как высшим даром.

Когда у человека горе,  душевный разлад,  разочарование он, как правило, ищет сочувствие у окружающих. В этих условиях он теряет веру в себя, в способности преодолеть неблагоприятные обстоятельства. Если подчиненный находится в эмоционально  подавленном состоянии и его поведение показалось вам суицидальноопасным,  безотлагательно пригласите его на беседу. Главная цель беседы — установить доверительные отношения,  помочь  ему открыться в своих переживаниях, снять у военнослужащего ощущение безысходности.

В ходе беседы необходимо установить причину и последовательность развития психологического кризиса, убедить его в том, что в сложившейся ситуации  могут возникнуть у каждого человека,  что в сложившейся причины могут быть устранены и положение  дел  можно поправить.

В атмосфере сочувственного выслушивания необходимо  тактично подчеркнуть положительные качества воина, определить успехи в его деятельности, формируя у собеседника представление о себе как  о личности способной к преодолению жизненных невзгод. Это очень эффективный прием психологической помощи и должен неоднократно повторяться в ходе беседы.

Определив четкую формулировку ситуации,  необходимо наметить совместные меры по преодолению кризисной ситуации. Основываясь на знании личности,  отношениях воина с окружающими необходимо выработать вариант  его  поведения, предусмотреть  возможные способы разрешения ситуации. Советы следует давать чрезвычайно осторожно.

Каков бы  не был ваш педагогический опыт давать однозначный совет просто невозможно,  поскольку жизненные  ситуации возникающие  у каждого человека индивидуальны и уникальны.

Приемлемыми будут те рекомендации, которые опираются на систему ценностей  самого военнослужащего.  Важнейшим условием такой беседы является ее анонимность.  Это значит, что любая информация сообщенная воином, не  может быть передана без его согласия кому бы то ни было, а тем более стать предметом обсуждения в коллективе.

После беседы необходимо тщательно осмыслить ее  результат  и продумать основные  направления индивидуальной работы.  Она будет складываться исходя из анализа беседы с учетом личностных особенностей военнослужащего  и сложившейся ситуации.  Детализированные рекомендации на этот счет весьма затруднительны,  но основные мо-

гут состоять в следующем:

— отнеситесь ко всем высказываниям вашего собеседника  очень серьезно;

— продумайте план оказания воину реальной помощи;

— создайте для военнослужащего на какой-то период более спокойные условия службы, не назначайте в наряд с оружием;

— не оставляйте воина без контроля и внимания;

— при необходимости  продумайте возможность  госпитализации       военнослужащего.

Человеку присуща потребность в сочувствии, теплоте и понимании его другими.  Простая душевная беседа с солдатом, находящимся в кризисном состоянии, может предотвратить суицидальные поступки.

Руководитель беседы _______________________________

 

(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)