ПЛАН

проведения Единого Дня информирования с личным составом войсковой части

ТЕМА: «Бессмертен твой подвиг, советский солдат» ( к 60-летию разгрома немецко-фашистских войск на Днепре).

ДАТА: __________

ВРЕМЯ: 30 мин.

МЕСТО ПРОВЕДЕНИЯ: комната досуга.

ХОД ИНФОРМИРОВАНИЯ:

После поражения под Курском летом 1943 г. германское коман­дование рассчитывало упорной обороной остановить наступление Красной армии и сохранить за со­бой важнейшие районы Левобе­режной Украины и Донбасс. Кро­ме того, еще весной оно отдало приказ о строительстве в глубо­ком тылу своих войск стратегиче­ского оборонительного рубежа, названного «Восточным валом», основу которого составляла река Днепр — серьезная естественная водная преграда. Немецкие солда­ты и офицеры тешили себя на­деждой, что они смогут отдохнуть, отсидеться за укреплениями «Вос­точного вала».

Расчеты немцев не были лише­ны смысла, ведь Днепр, уступая в Европе по протяженности только

Волге и Дунаю, представлял собой серьезное естественное препятст­вие для наступавших: его ширина местами доходила до 3,5 км, глу­бина — до 12 м, а скорость течения — до 2 м в секунду. Высокий обры­вистый правый берег враг непло­хо укрепил. Кроме того, для боль­шей устойчивости были созданы сильные предмостные укрепления и на левом, противоположном бе­регу.

На одном из совещаний в Бер­лине в августе 1943 г. Гитлер за­явил: «Скорее Днепр потечет об­ратно, нежели русские преодоле­ют его».

В сложившейся обстановке пе­ред советскими войсками стояла задача решительными наступа­тельными действиями сохранить стратегическую инициативу и тем самым сорвать попытки герман­ского командования перевести войну в позиционные формы.

В соответствии с ранее приня­тым Ставкой ВГК планом на лет­не-осеннюю кампанию 1943 г. развитие удара осуществлялось на Юго-Западном стратегическом направлении. Войска пяти фрон­тов — Центрального, Воронежско­го, Степного, Юго-Западного и Южного (с 20 октября соответст­венно — Белорусского, 1, 2, 3 и 4-го Украинских) — были нацеле­ны на выход к среднему и нижне­му течению Днепра и к Крыму. В

состав этих фронтовых объедине­ний входили 27 общевойсковых, 3 танковые и 5 воздушных армий, 22 танковых и механизированных и 2 кавалерийских корпуса. На­ступление сухопутных войск на юге поддерживала Азовская воен­ная флотилия.

На первом этапе битвы за Днепр (август — сентябрь) совет­ские войска развернули мощное наступление на Левобережной Украине и в Донбассе.

Немцы не оставляли позиций просто так: они отступали с ожес­точенными боями. Гитлеровская армия пыталась цепляться за лю­бое естественное препятствие. Особенно стремилась она закре­питься вдоль рек, которые пред­ставляли собой удобный оборони­тельный рубеж уже хотя бы тем, что их западные берега в этих ме­стах были, как правило, выше и круче восточных. Советские вой­ска такая тактика вынуждала до­рогой ценой расплачиваться за каждый шаг вперед.

Особенно сильное сопротивле­ние германские войска оказали на подступах к Донбассу, вдоль рек Северский Донец и Миус, а позже — в районе Полтавы и на севере -перед Брянском. Упорно удержи­вали они и все транспортные уз­лы. Наступление советских войск нигде не было легким.

При уходе из населенных пунктов гитлеровские части имели приказ уничтожать там все, что могло представлять какую-нибудь ценность. Применяемая ими так­тика выжженной земли предусма­тривала разрушение городов и сел, уничтожение предприятий, мостов, дорог, сжигание посевов. То была одна из причин, по кото­рым необходимо было преследо­вать немцев, не давая им ни ми­нуты передышки.

Советское командование отчет­ливо понимало, что спасти от полного разрушения и разграбле­ния левобережье Украины можно только стремительным выходом войск к Днепру. Несмотря на воз­никающие трудности, оно плани­ровало вести наступление с нара­стающими темпами. Так, маршал Г.К. Жуков отмечал: «Для тща­тельной подготовки наступления к Днепру у нас не было возмож­ности. В войсках обоих фронтов чувствовалась большая усталость от непрерывных сражений. Ощу­щались некоторые перебои в ма­териально-техническом обеспече­нии. Но все мы, от солдата до маршала, горели желанием скорее выбросить врага с нашей земли».

15 сентября военное руководст­во Германии вынуждено было от­дать приказ об отводе группы ар­мий «Юг» на Восточный вал, рас­считывая удержать в своих руках богатейшие районы Правобереж­ной Украины, Крым, порты Чер­ного моря.

Красная армия перешла к пре­следованию отходившего против­ника на фронте от Велижа до Но­вороссийска. И хотя общее пре­восходство в силах и средствах на _ юго-западном направлении было ‘ в пользу советских войск, оно осуществлялось в очень сложных условиях. Из-за бездорожья, вы­званного непрерывными дождя­ми, а также в результате нехватки горючего часть артиллерии отста­ла на 50 — 150 км. По мере при­ближения к Днепру из-за трудно­сти развертывания аэродромной сети и недостатка горючего резко снизилась активность авиации.

Еше в начале сентября Ставка ВГК дала указание о форсирова­нии Днепра с ходу и о захвате плацдармов на его правом берегу. В соответствии с этим указанием основные усилия Центрального и Воронежского фронтов сосредо­точились на киевском. Степного —

на полтавско-кременчугском, Юго-Западного — на днепропет­ровском и запорожском направле­ниях. Главным было киевское на­правление. Южному фронту пред­стояло прорвать оборону на реке Молочная, выйти к низовьям Днепра и к Крыму.

Советское командование боль­шую роль отводило инженерному обеспечению форсирования. В со­единениях и частях была проведе­на большая работа по сбору, заго­товке и строительству различных переправочных средств: лодок, плотов, деталей мостов, бочек, строительных материалов и т.п.

Ставка ВГК 9 сентября 1943 г. издала директиву, в которой дово­дилось до сведения командующих армиями, командиров корпусов, бригад, полков, понтонных и ин­женерных батальонов, что «за ус­пешное форсирование крупных речных преград и закрепление за собой плацдарма для дальнейшего развития наступления командиры соединений и частей должны представляться к высшим прави­тельственным наградам». За фор­сирование Днепра в районе Смо­ленска и ниже, а также равных Днепру по трудности преодоления рек, указывалось в директиве, со­ветские воины должны представ­ляться к званию Героя Советского Союза. Это сыграло важную роль для дальнейшего подъема мораль­ного духа войск, наступательного порыва личного состава в его стремлении форсировать Днепр с ходу.

По мере приближения Красной армии к Днепру одновременно усиливались удары партизан по врагу. Так, если в июле 1943 г. они подорвали 359 вражеских эшелонов, уничтожили 710 авто­машин с живой силой и грузами, то уже в августе и сентябре — 1184 эшелона и 1820 автомашин.

Стремительное наступление Центрального (командующий ге­нерал армии К.К. Рокоссовский), Воронежского (командующий ге­нерал армии Н.Ф. Ватутин) и Степного (командующий генерал армии И.С. Конев) фронтов не дало возможности противнику планомерно отвести войска и ор­ганизовать прочную оборону по Днепру.

К моменту выхода советских войск к Днепру противнику не удалось выполнить весь объем намеченных оборонительных работ. Позиции на правом берегу реки были оборудованы лишь отдель­ными ячейками и пулеметными площадками, соединенными хода­ми сообщения.

Развивая наступление, войска Центрального фронта 21 сентября освободили Чернигов, а на следу­ющий день соединения 13-й ар­мии вышли к Днепру, форсирова­ли его и первыми захватили плац­дармы в междуречье Днепра и Припяти. Войска Воронежского фронта к исходу 21 сентября до­стигли Днепра и в последующие дни овладели плацдармом в его излучине, в районе Великого Букрина.

Войска Юго-Западного и Юж­ного фронтов к 22 сентября осво­бодили Донбасс. Степной фронт 23 сентября освободил Полтаву, на следующие сутки захватил плацдарм на Днепре северо-западнее Днепродзержинска.

Весть о выходе к Днепру облете­ла всю страну. Для содействия на­ступавшим в захвате плацдармов на правом берегу Днепра в районе Канева в ночь на 24 сентября был выброшен воздушный десант.

Продолжая наступление, соеди­нения Юго-Западного фронта 25 сентября форсировали Днепр юж­нее Днепропетровска, а Южный фронт вышел к оборонительному рубежу противника на реке Мо­лочная. 28 сентября Степной фронт захватил еще два плацдар­ма на Днепре юго-восточнее Кре­менчуга и в районе Верхнеднепровска.

Таким образом, к концу сентяб­ря советские войска вышли к Днепру на 700-километровом уча­стке, захватив несколько важных плацдармов на западном берегу.

Все попытки гитлеровцев вос­становить оборону по Днепру не увенчались успехом. Особенно ожесточенные бои развернулись на киевском направлении. 6 ноя­бря части 1-го Украинского фрон­та под командованием Ватутина, проведя сложную перегруппиров­ку войск, стремительным ударом освободили Киев.

Воины, вошедшие в столицу Украины, увидели потрясающую картину вандализма. Нацисты за период ее оккупации, продолжав­шейся 778 дней и ночей, варвар­ски разрушили и разграбили древ­ний город.

Развивая наступление на Коростень, Житомир и Фастов, войска 1-го Украинского фронта, продви­нувшись в глубину до 150 км, об­разовали киевский стратегический плацдарм. Попытки противника во второй половине ноября и в дека­бре 1943 г. перейти в контрнаступ­ление и снова овладеть Киевом не имели успеха. А в это время войска 1, 3 и 4-го Украинских фронтов вели упорные сражения на юге Ук­раины — на кировоградском и кри­ворожском направлениях и в низо­вьях Днепра. В ходе трехмесячных боев армии 2-го и 3-го Украинских фронтов ликвидировали запорож­ский плацдарм противника, осво­бодили Запорожье и Днепропет­ровск и создали на Днепре второй крупный плацдарм стратегическо­го значения.

Белорусский фронт захватил крупный плацдарм южнее Жлобина глубиной до 100 км. Войска 4-го Украинского фронта, начав наступление в конце сентября, прорвали оборону на реке Молоч­ная, освободили Мелитополь и, очистив почти все низовье Днеп­ра, блокировали врага в Крыму. Итогом битвы за Днепр стало нанесение Красной армией пора­жения основным силам группы армий «Юг» и части сил группы армий «Центр» противника, создание предпосылок для полного ос­вобождения Правобережной Ук­раины и развития успешного на­ступления на западном и юго-за­падном направлениях.

«Восточный вал» был сокрушен. Отныне немецкое командование не могло рассчитывать на созда­ние нового столь мощного оборо­нительного рубежа на Востоке, каким являлся для него Днепр.

При форсировании Днепра со­ветские воины проявили исключительные мужество и отвагу. Ге­роические подвиги совершили не десятки и не сотни, а тысячи лю­дей. Это был массовый героизм.

 

.

Форсирование крупной водной преграды во многих случаях осу­ществлялось с ходу, когда вышед­шие к реке части еще не распола­гали необходимыми переправоч­ными средствами, следовавшими за войсками. Поэтому передовые подразделения переправлялись на местных подручных средствах под огнем врага.

В днепровских волнах ныряли небольшие плотики, лодки, брев­на, и все они были облеплены солдатами, боровшимися со сти­хией. Над ними носились вражес­кие самолеты, из которых одна за другой с воем падали бомбы. Взрывы поднимали огромные во­дяные столбы. Некоторые плоти­ки перевертывались или развали­вались. Бойцы падали в воду, но все же вплавь двигались вперед, толкая плот или бревно.

На более прочных плотах из бревен и пустых железных бочек переправляли противотанковые орудия, минометы и пулеметы.

Во время переправы наших войск через Днепр исключительно большую роль сыграли саперы. Днем и ночью они помогали вой­скам переправляться на подруч­ных и местных переправочных средствах через реку, наводить па­ромные переправы, строить мос­ты.

Боевая работа инженерно-са­перных частей и подразделений на обоих берегах Днепра отлича­лась высокой организованностью. Саперы трудились, не считаясь ни с бомбежками, ни с обстрелами. Им было одинаково трудно рабо­тать в холодной воде, устраивая пристани для паромов, в сыпучем песке, прокладывая дорогу, или в твердом грунте, устанавливая ми­ны перед атакующими танками врага.

Вот как работали саперы на пе­реправе подразделений 842-го стрелкового полка 240-й стрелко­вой дивизии севернее Киева, в районе Сваромья. Полковыми са­перами здесь руководил инженер-капитан Юрченко. Было извест­но, что противник заранее прист­релял места переправы. Появле­ние на берегу хотя бы небольшой группы наших бойцов, а подчас и одиночных солдат вызывало шквал вражеского огня. Необст­релянным бойцам это показалось бы адом, но Юрченко оставался хладнокровным и распорядитель­ным.

Подчиненные были увлечены его примером. Используя рыба­чьи лодки, бревна, пустые бочки и другие подручные материалы, они непрерывно перевозили на правый берег людей, боеприпа­сы, продовольствие, орудия и ми­нометы. Если огонь противника был особенно сильным и среди переправлявшихся наблюдалось некоторое замешательство, Юр­ченко сам плыл с ними на пра­вый берег. В течение ночи он не­сколько раз курсировал по реке. Находясь в лодке, Юрченко был ранен в плечо, но не сказал об этом никому. Оказавшись на бе­регу, он незаметно отошел в сто­рону, перевязал рану и продол­жал руководить переправой. Только утром, когда все подраз­деления полка были уже на пра­вом берегу реки, Юрченко с раз­решения командира полка отпра­вился в медсанбат.

При форсировании Днепра са­перы всюду самоотверженно вы­полняли свой долг, презирая смертельную опасность.

Немаловажную роль в форсиро­вании Днепра играла разведка. От того, насколько точно наши вой­ска знали построение переднего края обороны противника, зави­село многое. И прежде всего оп­ределение наиболее удобного мес­та для высадки подразделений и закрепления на правом берегу ре­ки.

Стрелковый батальон 288-го полка 181-й стрелковой дивизии, выйдя к Днепру, не нашел ни одной лодки. Противник с пра­вого берега вел сильный артил­лерийский огонь по участку воз­можной переправы. Рядовой Будник получил от командира задание — переправиться через Днепр и разведать силы против­ника на противоположном бере­гу. Скрываясь в прибрежных ку­стах, он подполз к берегу, осмо­трелся и увидел прибитое волной большое бревно. Прячась за ним, отважный разведчик неза­меченным благополучно пере­правился через Днепр. Несколько часов Будник один провел на вражеском берегу, вы­полняя задание своего командира. Скрываясь в кустах, опытный раз­ведчик вел наблюдение за сторо­жевыми постами противника. В результате ему удалось выявить наличие вражеских сил на этом участке и систему огня, опреде­лить наиболее удачное место для переправы наших войск. Когда стемнело, разведчик на немецкой лодке возвратился на левый берег, доставив в часть ценные сведения. Это облегчило стрелковому бата­льону, а затем и полку форсирова­ние реки и захват плацдарма.

В крайне тяжелых условиях на­шим стрелковым подразделениям приходилось форсировать реку и сразу же вступать в бой с против­ником на противоположном бере­гу.

Так, младший сержант коман­дир пулеметного отделения Аизов во время переправы, не дожидаясь причала, выскочил из лодки и с возгласом «Ура!» по пояс в воде достиг берега. Он первым ворвал­ся в немецкую траншею и ручной гранатой уничтожил расчет вра­жеского пулемета. Повернув за­хваченный пулемет в сторону вра­га, сержант в упор расстрелял группу немецких солдат. Закре­пившись во вражеской траншее, отделение Аизова отразило три контратаки, обеспечив переправу своей роты.

Четверо гвардейцев — Петухов, Семенов, Сысолятин и Иванов — на партизанской лодке первыми из своего подразделения пересек­ли Днепр и заняли позицию на правом берегу. Приняв на себя огонь противника, воины-гвар­дейцы отвлекли его внимание от переправы и дали возможность своей роте успешно форсировать Днепр. Этим было положено на­чало созданию букринского плац­дарма. Неоднократные попытки врага уничтожить или отбросить переправившихся через реку гвар­дейцев были отбиты.

В числе первых на правый берег Днепра переправился и прочно закрепился со своим подразделе­нием гвардии младший лейтенант Ерофеев. Подразделение отбило девять яростных контратак про­тивника. Но враг не унимался. Появившиеся немецкие самолеты сбросили на позицию десятки бомб. Люди гибли. Ерофеев ос­тался один у пулемета и продол­жал вести огонь по наступавшим нацистам. Через некоторое время он был ранен. Истекая кровью, бил врага, пока на правый берег не переправились другие подраз­деления. На поле боя перед пози­цией, которую оборонял Ерофеев, осталось до пятидесяти трупов не­мецких солдат и офицеров.

Важная роль при форсировании Днепра отводилась артиллерии. Воины-артиллеристы самоотвер­женно сражались с врагом, соче­тая мужество с высоким мастерст­вом. На 1-м Украинском фронте (бывший Воронежский) батарея старшего лейтенанта Деркача, пе­реправившись через Днепр, при­крывая переправу остальных под­разделений, отразила многократ­ные яростные танковые атаки врага. Батарею атаковали до 60 танков. Но артиллеристы отрази­ли все атаки и уничтожили 11 тан­ков, 12 автомашин с войсками и грузами, при этом были убиты 490 фашистских солдат.

В боях за один из плацдармов на правом берегу Днепра отличил­ся орудийный расчет Кинжаева. Пехота противника с 25 танками пыталась сбить наше подразделе­ние с занимаемых позиций. Под­пустив врага на 800 м, Кинжаев приказал открыть огонь. Шесть танков было выведено из строя, но двум удалось вырваться на пе­редний край. Кинжаев двумя мет­кими выстрелами из орудия под­жег оба танка. Тогда на артилле­ристов ринулись фашистские ав­томатчики. «Ни шагу назад!» -приказал орудийному расчету Кинжаев. И советские воины от­разили атаку врага.

Наравне с воинами-мужчинами при форсировании Днепра сража­лись и женщины. Так, в ночь на 23 сентября вместе с двенадцатью пехотинцами переправилась на первой лодке через Днепр и ротная санитарка 835-го стрелкового полка 237-й стрелковой дивизии 40-й армии Мария Щербаченко. Когда во время сильного артобст­рела лодка села на мель, а до пра­вого берега было уже недалеко, она прыгнула в воду и с криком «Вперед!» увлекла бойцов в атаку. Промокшие, перепачканные в тине и ожесточенные боем солда­ты с криком «Ура!» преодолели обрывистый берег и, уничтожив вражеское охранение, отбили не­большой клочок родной земли. Под прикрытием горстки храбре­цов успешно форсировали реку и другие подразделения. Десять дней шли кровопролитные бои на плацдарме. Мария Щербачен­ко перевязывала раненых, обод­ряла солдат, а нередко и сама с автоматом в руках участвовала в атаках.

Массовый героизм, высокое мастерство советских войск при форсировании Днепра призна­вали и наши враги. Бывший ге­нерал немецко-фашистской ар­мии Меллентин писал: «Русские навели через Днепр несколько переправ, причем проявили на­столько большое искусство в этой области, что сумели пост­роить мосты для переправы войск и лошадей с настилом ни­же уровня воды».

Во время борьбы за плацдармы при форсировании рек партизаны захватили и удерживали до подхо­да советских войск 25 переправ через Десну, Днепр и Припять, заняли 16 районных центров Ки­евской, Житомирской, Ровенской, Волынской и Каменец — По­дольской областей. Так, соедине­ние партизан имени Коцюбин­ского организовало десять переправ. При наступлении Советской армии на Переяслав — Хмельницкий партизаны заняли этот город и удерживали его до подхода на­ших частей.

Украинское население также оказывало советским войскам большую помощь при форсирова­нии Днепра. Жители прибрежных сел охотно выполняли роль раз­ведчиков, проводников, помогали готовить переправочные средства. Только на участке Казаровичи -Староселье (севернее Киева) было спрятано от немцев, а потом пере­дано нашим войскам свыше 330 отремонтированных рыбачьих ло­док.

Жительница села Сваромье Тригуб, вытащив на берег спря­танную лодку, всю ночь помогала бойцам переправляться: десять раз, без отдыха, она пересекла Днепр туда и обратно. Опытный рыбак из села Окуниново 65-летний Тит Шиян собрал нескольких колхозников, которые помогли воинам быстро разыскать и отремонтировать рыбачьи лод­ки, изготовить весла. Тит Евсеевич указал нашим командирам наиболее выгодное место для форсирования Днепра и под пулеметно -минометным огнем про­тивника помог первому отряду пе­реправиться через реку.

Массовый героизм советских людей был дополнительным ору­жием величайшей силы, которое во многом помогало нашему ко­мандованию решать сложные за­дачи во время форсирования Дне­пра.

Наиболее отличившиеся части и соединения получили почетные наименования «Днепровских», «Верхнеднепровских», «Нижне­днепровских», «Киевских», «Дне­пропетровских», «Запорожских» и других. 2438 солдат, сержантов, офицеров и генералов были удос­тоены звания Героя Советского Союза. Ни одна битва Великой Отечественной войны не породи­ла такого большого количества ге­роев, как эта.

 

(2 оценок, среднее: 5,00 из 5)