План-Конспект  ТЕМА: «Прощальный визит генерального секретаря НАТО Д. Робертсона в Россию». По материалам газеты «Красная Звезда» от 31.10.03 года.  ХОД ИНФОРМИРОВАНИЯ

Нынешний визит генерального секретаря НАТО Джорджа Робертсона в Россию походил в рамках его прощального турне по более чем 40 странам, с которыми взаимодействует альянс. Как уже известно, свой пост, который он занимает с октября 1999 года, Робертсон вскоре передаст главе МИД Нидерландов Яапу де Хоопу Схефферу. Находясь в России, генсек высказал несколько принципиальных соображений. В частности, о необходимости достижения совместимости вооруженных сил НАТО и России. «Если мы хотим в будущем эффективно противостоять вызовам, нам нужно стремиться к достижению оперативной совместимости наших вооруженных сил, — сказал он. – У нас общий противник – международный терроризм, и мы  должны уметь противостоять ему быстро и эффективно». Сопровождающий  Робертсона  министр обороны РФ С. Иванов в свою очередь отметил факт интенсивного развития российско-натовских отношений, подчеркнув  важную роль в этом генерального секретаря.  «Нам не надо революций в этой области, — сказал он. Для нас важнее эволюционные преобразования. Они заметны, и в этом заслуга Д. Робертсона». Министр обороны также заявил, что в обновленной концепции развития вооруженных сил нет категорических утверждений об угрозах России, исходящих со стороны НАТО. При этом он отметил, что существует некоторое недопонимание положений этого документа в журналистских кругах.  В ходе посещения 27-й отдельной мотострелковой бригады МВО Робертсон заявил, что эту воинскую часть можно назвать моделью для вооруженных сил  будущего. «В составе армий стран Североатлантического союза, — посетовал он, — слишком много военнослужащих на бумаге, но мало годных для боевого применения». Касаясь сотрудничества с Россией, генсек пообещал, что будет советовать своему преемнику его наращивать. «Если мы хотим эффективно преодолевать вызовы будущего, надо стремиться к совместным усилиям. Перед нами стоит общая угроза – терроризм, и мы должны быть в состоянии быстро и оперативно противостоять ему», — сказал он. Вообще же Робертсон был весел, складывалось впечатление, что он рад, что может вести себя не как официальное лицо, а как гость. Возможно, свой отпечаток наложило и то, что впервые глава НАТО посетил обычную воинскую часть, увидел быт обычных российских солдат. И не только увидел, но и поговорил. Делегация посетила плановое занятие по ОГП, на котором генсек, глядя на юные солдатские лица,  поинтересовался,  контрактники они или призывники. В классе оказались только призывники. Один из них, отвечая на вопросы Робертсона, сказал, что служит год, прибыл из Курска и в армии ему нравится. А еще ему надо заботиться о пожилых родителях, поэтому дальше служить по контракту он не намерен. В парке боевой техники министру и генсеку показали образцы – от танка до полевой кухни. При осмотре бронетранспортера  случилась вполне предсказуемая вещь: Робертсон, запрыгнув в бортовую дверь, исчез в темноте, а вылез с улыбкой уже из командирского люка, позируя перед камерами. У машины связи гость остановился подольше, видимо, потому что со следующего года он будет работать в сфере телекоммуникаций. Говорить о позитивах в отношениях России и НАТО полезно. В то же время нельзя забывать, что мощным стимулом  прогресса является взыскательное отношение к достигнутым результатам. Всякий почивающий на лаврах неизбежно деградирует, не замечая, как недоработки и упущения оборачиваются сковывающими движение препятствиями. Такого рода препятствия в российско-натовских отношениях известны. Возьмем хотя бы нереализованный до сего времени адаптированный Договор об обычных вооруженных силах в Европе. Суть его в том, чтобы перевести ограничения уровней вооружений от межблоковых на межнациональные подсчеты и обязательства. Такой перевод позволил бы существенно уменьшить совокупный военный потенциал на континенте, что взаимовыгодно. Однако представители ведущих стран НАТО тормозят принятие и вступление в силу указанного договора. Мало того, возникли планы по перемещению в сторону российских рубежей части военной инфраструктуры. В некоторых странах, ранее входивших в ОВД, в бывших советских прибалтийских республиках скоро могут появиться американские военные базы. Ясно, что никакого отношения подобные передислокации к борьбе с международным терроризмом не имеют. Зато они укрепят подозрения в тех слоях российского общества, которые традиционно негативно воспринимают всякую активность НАТО. Спрашивается, где же тут проявление нового духа взаимопонимания, о котором так много сказано в торжественных хартиях? Не видно такого проявления. При том, что нет и каких-либо реальных агрессивных замыслов в отношении России. И объективных предпосылок для таких замыслов нет. Вот в чем парадокс. Но раз существует подобное противоречивое обстоятельство, почему бы его не убрать? Нам говорят: русские любят получать все и сразу. Но это любят вообще все, не только  русские. Во-вторых, «все и сразу»  русские имели полное основание получить еще 10 лет назад, когда завершали форсированный вывод войск из Германии и слушали восторженные речи о наступлении новой эры в «разблокированной» Европе. Но не получили, в том числе и по вине тогдашних российских руководителей. В-третьих, если бы русские получали компенсацию за свою покладистость даже по частям, то к настоящему моменту они освободились бы от своего антинатовского синдрома. Это пошло бы на пользу европейскому политическому климату. Говорить об успехах в отношениях между Россией и НАТО надо, и мы говорим об этом. Но мы не оставим и критическую составляющую наших журналистских усилий, ибо убеждены в правоте  своих оценок, которые не всегда соответствуют отредактированным сентенциям наших коллег с штаб-квартире НАТО.

 

 

(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)