Спецназ различных стран: как проходят отбор кандидаты спецназа?

Серьезный интерес представляют принципы и методика отбора кандидатов в элитные подразделения, например, SEAL, «Зеленые береты», «Рейнджеры», SAS и т. д.

Для примера остановимся на методике отбора в SAS Великобритании.

подготовка спецназа

При отборе в SAS на первое место становится самодисциплина. Критериями отбора являются реакция на одиночество, на резкие изменения обстановки, неожиданные ситуации, поведение при больших нагрузках в состоянии крайней усталости, общее отношение к службе в Вооруженных Силах. Даже умение держаться с начальниками, способность поддерживать свободные и дружеские отношения, (солдат может порой назвать офицера по имени или шефом для облегчения контактов) не переходящие, однако, рамки дозволенного, т.е. не переходящие в панибратство, играет определенную роль.

Основными качествами при отборе людей, которым придется даже месяцами работать в изоляции, считались всегда: инициативность, самодисциплина, умение мыслить самостоятельно, умение работать без всякого контроля сверху, выносливость, выдержка, терпение и чувство юмора. Моральный дух, который более чем физическое превосходство, отличает военнослужащих SAS от солдат других родов войск. Однако, надо помнить, что, несмотря на независимый характер, это не разведчики-агенты-одиночки,           а люди, работающие в составе небольшой (четверо человек и более) группы и здесь нельзя быть индивидуалистом. Одним из важнейших факторов отбора является субъективное мнение инструкторов, высказанное еще в результате осмотра кандидату. Они набирают людей, с которыми им придется жить, способных действовать совместно, общительных, не являющихся фанатиками или маньяками того или иного сорта. Достаточно, чтобы инструктор сказал:

«Он мне не нравится» — и судьба кандидата решена, даже если он проходит по другим критериям отбора.

В SAS, дислоцирующемся в Херефорде, отбор кандидатов состоит из:

  • отборочного курса;
  • тренировочного курса;
  • курса боевого выживания.

Отборочный курс спецназа.

Начинается с 1 этапа, заключающегося в проверке пригодности и в тренировке для последующих этапов. Добровольцы сводятся в группы по 20 человек. Продолжительность этапа —1 неделя. До недавнего времени каждая группа добровольцев представлялась командиру полка в Херефорде или его заместителю, которые выступали перед прибывшими кандидатами, делая в конце своей речи иронический намек примерно такого содержания: «Прекрасно, что вы прибыли сюда, но я думаю, что большинство из вас покинет нас через несколько дней». Действительно, предназначение 1 этапа состоит в том, чтобы обеспечить необходимую физическую тренировку для тех, кто потенциально пригоден дать им возможность войти в хорошую форму и одновременно, выявить «пассажиров», т.е. тех, кто приехал сюда ради развлечения, отдыха, ради того, чтобы оторваться от скуки гарнизонной жизни где-нибудь, и отсеять их как можно быстрее. Первая цель достигается с помощью маршей, совершаемых по пересеченной местности с грузом в рюкзаке и винтовкой, с постепенным каждодневным увеличением проходимого расстояния. Постепенно увеличивается и вес груза от первоначального (11,3 кг). До недавнего времени это были выдаваемые кирпичи, а теперь методика несколько изменилась и, в качестве балласта, применяются полезные вещи — например, дополнительный паек или запасная одежда. Для некоторых кандидатов во время этого 1 этапа проводятся занятия по топографии: умению пользоваться компасом, чтению карты. Специалисты SAS должны иметь навыки в передвижении на различной местности пешком, поэтому умение ориентироваться так же важно, как умение видеть вообще. В конце периода все отлично усваивают материал. Во время обучения много внимания уделяется выработке специальных навыков, таких как запоминание карты. Координаты никогда не записываются, обучаемые должны их запоми­нать. Карты должны быть сложены так, чтобы никто не мог догадаться, какой именно район или место выбраны солдатом SAS для действий, каковы его намерения, если эта карта попадет в руки противника. Чтобы избавиться от «пассажиров», проводилось традиционное испытание, которое называлось «переползание». Доброволец должен был проползти по канаве, наполненной жидкой грязью, смешанной с гниющими внутренностями животных. «Слабаков» выявляли так: в конце изнурительного марша (25-30 км) уставшие добровольцы выходили на пункт сбора, где их встречали грузовики, на которых их должны были везти назад. Но кандидатам говорили, что надо пройти еще километров 15. Конечно, находились несколько человек, желающих прекратить борьбу. Те же, кто выдерживал эту моральную проверку, находили поджидающий их транспорт всего лишь в 3-х километрах от пункта сбора, где остались их малодушные конкуренты. Одним из способов «выбраковки» было следующее. На предпоследнем пункте сбора кандидатам, которые и так еле держались на ногах, предлагалось вытряхнуть содержимое рюкзаков и нести все это к конечному пункту без рюкзаков.

В отношении офицеров, желающих поступить на службу в SAS, применяют следующую методику. За неделю до II этапа отборочного курса для них проводятся учения, заключающиеся в совершении продолжительного, трудного марша по сильнопересеченной местности. Затем возвращение на базу в Херефорде, где они получают задачу по управлению группой, требующую специальной штабной под­готовки. Например, рассчитать количество техники, вооружения, боеприпасов и горюче смазочных материалов, необходимых для обеспечения подразделения, получившего задачу выдвинуться к наз­наченному объекту и уничтожить его. После этого офицер представляет свой план на обсуждение ветеранов SAS солдат и сержантов, которые с пренебрежением и с издевкой разбирают это творение, превращая его создателя в посмешище. Молодой лейтенант, не привыкший слышать такое из уст низших чинов, получает удар, наподобие запрещенного приема в боксе. Для многих из них это сильное, унизительное, эмоциональное испытание. Реакция офицера на подобную критику фиксируется и является одним из важных критериев, учитывающихся при отборе. На одного из офицеров, который не прошел курс, была написана следующая характеристика: «Он отличный офицер и человек, но он не подходит для службы в SAS». Самое коварное во всем этом процессе, что чаще всего служит побуждающим мотивом к тому, что кандидат не выдерживает курса, это то, что ему перед началом испытаний, еще до приезда в Херефорд, добровольцу-офицеру говорят официально, что если его не выберут из многих других в SAS, это совсем не позор. SAS в свою очередь, искренне заботится о том, чтобы человек, которому отказано, не потерял чувство собственного достоинства, уверенности в себе, чтобы он был ценным солдатом в других войсках.

В специальных войсках офицеры носят тоже обмундирование, имеют такую же экипировку и оружие, переносят такой же груз, что и солдаты, а стрелять и выдерживать маршевые нагрузки должны гораздо лучше, в любых условиях, даже самых неблагоприятных. Должны уметь действовать в одиночку, лишаясь того привычного уюта.

II этап отбора начинается рано утром, после строевого смотра. Добровольцев сажают в машину и разбрасывают по одиночке (в отличие от ранее проводимого десантирования в составе группы). Место десантирования не известно, местность закрытая. Известны только координаты контрольной точки, на которую должен выйти солдат. Обычно выбирается дождливая, пасмурная погода. Оставшись один, солдат часто бредет в сторону звука удаляющейся машины, пока он не пропадет. Солдатом, привыкшим действовать в составе подразделения, привыкшем чувствовать рядом плечо соседа, владеет стадное чувство. Оставшись в одиночестве, он пугается, теряется. Но, потом, вспомнив, что путь долгий, а время ограничено, он вынужден, отправится на поиски контрольной точки. Под дождем рюкзак намокает и становится тяжелее, лезут всякие мысли о несправедливости мира. Заблудившись, раз, другой, добавив тем самым несколько лишних километров, к тем, которые были запланированы, доброволец приходит, наконец, на первую контрольную точку. До колен он промок, переходя болото, а выше — от собственного пота и дождя.

Инструктор, самодовольно сидя в палатке, пьет чай. Притворяясь заботливым, он приглашает уставшего солдата зайти, полежать, отдохнуть. Но сообразительный солдат смекает, что даже небольшое колебание, размышление над предложением, попытка снять рюкзак, проявление слабости даже всего лишь на секунду грозит получением отказа принять его в SAS. Изобразив улыбку, отвечает: «Некогда. Надо еще кое-что сделать», — и продолжает путь. Сегодня забота кажется искренней, и доброволец, которого не соблазнишь ни чем, слышит:

«Осталось всего 16 км. Ты прошел больше половины пути». На этот раз и грузовик, поджидающий в конце пути, не уезжает. Не все контрольные пункты являются простыми пунктами сбора или ориентирами. На некоторых из них солдат может получить неожиданную задачу, например разобрать и собрать оружие, которое он ни когда прежде не видел, его могут спросить с целью проверки его памяти и наблюдательности о дамбе, которую он проходил или о пересеченном им участке железной дороги, также как и обо всем, что ему встречалось в пути. В завершение отборочного курса проводят испытания на выносливость. По истечении некоторого времени, проходящие курс подготовки курсанты-добровольцы начинают постоянно ощущать чувство недосыпания, что отражается на способности запоминать материал. Каждый день начинается около 4 часов утра и заканчивается в 22.30 или позже. Через 21 день подготовки, когда усталость доходит до самого высокого предела, до критической точки, добровольцев подвергают испытанию на выносливость. Один из тех, кто прошел курс, вспоминая это испытание, называет его «Проверкой сил, выдержки, волевых качеств на пределе человеческих возможностей». Все, что было прежде, не идет ни в какое сравнение с этим маршем. Нормальный человек, который находится в хорошей форме, способен идти в течение 8-12 часов. Этот марш рассчитан на 20 часов. К этому времени остаются самые настойчивые кандидаты, но из них после этих учений остается, примерно, 4 из 6. Минимальное расстояние, которое должен преодолеть доброволец на сильно пересеченной местности, почти гористой — составляет 65 км. До недавнего времени это расстояние было еще больше — 72,5 км и 24 часа. Если вам где-то не повезло: ошибки в ориентировании, плохая погода, плохо выбранный маршрут или плохое самочувствие от недосыпания, это расстояние значительно увеличивается. Рекруты, завершившие марш на испытание выносливости, вовремя прошедшие начальный, трехнедельный отборочный курс для зачисления в регулярные специальные войска, собираются в казарме. Там им говорят, что им разрешено продолжать обучение, но только из милости и это ни в коей мере не значит, что они, в конце концов, будут приняты в SAS, так что еще рано поздравлять себя. С такими «обнадеживающими» словами они получают отпуск на несколько дней. Но, приехав домой, многие из них посвящают его сну.

Тренировочный курс спецназа

Представляет собой «фильтр тонкой очистки» — отлаженный процесс продолжительностью около 4 месяцев. Большинство учебного времени здесь еще отводится на общие дисциплины, такие как: тактика, артиллерийская разведка, стрельба из различных видов оружия от пистолета до 81-мм миномета, топография и т.д. Этот курс включает также ознакомление с взрывчатыми веществами и способами их применения при совершении диверсий, изучаются только стандартные заряды. Четыре или пять дней посвящается медицинской подготовке, где в основе лежит оказание первой медицинской помощи в полевых условиях. Затем проверяются языковая подготовка, умение плавать (на дистанции около 1 км) в рубашке и брюках, также предлагаются различные тесты на умение действовать самостоятельно, на выявление способности проявлять инициативу. Было время, когда обучаемым предлагалось разработать, например ,план ограбления местного банка или нападения на какой-либо другой важный объект в Херефорде, но после того, как кто-то забыл такого рода план в ресторане, эта практика была отменена.

Каждая тема учебных дисциплин заканчивается проверкой с помощью различных тестов. Цель их, по словам одного из бывших солдат SAS, избавится от полных идиотов, которым посчастливилось пройти через первичный отбор. В последствии, когда начнется специализация, после принятия в состав SAS, каждый из отобранных добровольцев станет отличным специалистом в одной из изучаемых дисциплин. Изучение способностей, наклонностей, выявление какой специальности обучать данного кандидата — такова основная цель этого курса.

Курс боевого выживания

Одним из самых серьезных испытаний является трехнедельный курс боевого выживания в Эксморе, где проверяются физические и психологические качества кандидатов. Цель этого курса подготовить их к ведению боевых действий в тылу противника в условиях партизанской войны. Подготовка по этому курсу проводится специальным подразделением, в состав которого, входят представители различных служб. Курс включает в себя обучение способам выживания в различных условиях и на различных театрах военных действий.

В него входят такие вопросы, как способы определения съедобных морских водорослей, грибов, мяса диких животных, способы и техника добывания дичи, рыбы. Многие из этих способов отрабатываются практически. Например, обучаемые должны прожить в малонаселенной, болотистой местности, причем в это время за ними ведется «охота» специально подготовленными подразделениями. Не исключаются при проведении этого курса и элементы проверки на вы­носливость, терпимость. Обучаемые должны таскать с собой кирпичи и перенести на большое расстояние бидон на 23 л, вода в котором подкрашивается и проверяется инструкторами, чтобы не допустить обмана.

На базе в Херефорде и в последующем прохождении «болотного» курса выживания, кандидаты подвергаются психологической проверке, испытаниям в различных условиях пребывания в плену с применением различных методов допроса. Уже уставших солдат подвергали различным неприятным физическим и моральным воздействиям, включая пытки.

Например:

На голову кандидата надевали колпак и держали его в таком состоянии много часов, воздействовали на его психику с помощью диких, пронзительных криков, шумов. Этот экзамен иногда не выдерживают добровольцы физически крепкие, показавшие себя с самой лучшей стороны во время самых тяжелых испытаний в предварительном отборочном периоде. Был случай, когда чересчур старательные охранники из пехотного полка, войдя в роль «противника» сбросили «пленника» в колпаке из машины через задний борт грузовика прямо на бетонную дорогу. Это входило в систему подготовки к допросу — проверка реакции на боль. Один из кандидатов был посажен в кандалах в грязную лужу, где он барахтался в течение 8 часов. Затем ему надели на голову колпак, приковали к столбу. Другого привязали к доске и погружали с головой в пруд, удерживая его под водой до 20 секунд. Бывало так, что во время допроса в соседней комнате слышались звуки, от которых становились дыбом волосы: удары, вопли избиваемого человека. Представляя, что с ним могут поступить также, кандидату становилось не по себе.

Еще одним изощренным методом «расколоть свою жертву и проверить ее нервишки» было следующее: «Мы приводили закованного в наручники «пленника» на старую железнодорожную линию и укладывали его между рельсами. К тому времени «пленный» уже устал от впечатлений и плохо соображает, что с ним делают. Потом он слышит, что в его сторону идет вагон и голос: «Уберите человека с пути!» Роли распределены и другой охранник кричит: «Черт возьми, по нашему пути идет вагон! Скорей, у кого ключи?» «Пленный» слышит стук колес и скрип подходящего вагона. Когда вагон подходит уже совсем близко, один из охранников кричит: «Все.  Уже поздно, не успеем. Прыгай!» Однако пленный не знает, что здесь пути раздваиваются, и вагон спокойно проходит по рядом лежащему пути. Реакция «пленных» разная. Некоторые не теряются, и, лежа между рельсов, кладут часть своих наручников на рельс, чтобы колесами их раздавило, и он смог бы освободиться.  Другие тоже это пытаются сделать, но кладут руку так, что передавливая цепь, вагон переедет руку. Третьи впадают в отчаяние и напоследок демонстрируют свое бесстрашие тем, что ложатся поперек рельсов, чтобы сразу покончить с этим. Но каждый из них верит этому. Поразительное легкомыслие и тупость. Не всегда акцент делается на физическую жестокость, которую можно ожидать от противника. Часто кандидатам говорят, что их ждет. Но всегда есть «сюрприз». Одного кандидата раздели до гола и продержали на снегу, а затем в таком виде представили комиссии, в составе которой была женщина. Размер его полового члена от холода значительно сократился, что стало объектом саркастических насмешек и комментариев.

Несомненным является то, что при ведении боевых действий люди SAS добиваются больших успехов при проведении допросов, особенно те, которые пользуются самыми различными способами, применяя хитрость, отыскивая слабые стороны в психологии противника. Жестокие методы, считается, лишь ожесточают допрашиваемого и чаще всего не достигают цели. Одними только воздействиями на органы чувств, или только физическими приемами нельзя сломить сопротивление «жертвы» во время допроса, тем более, если допрашиваемый знает, что это учебный допрос. Когда же человек знает, что его допрашивает враг, от которого трудно ждать милосердия и происходит это в обстановке полной неизвестности, когда страх может парализовать волю, он может более охотно рассказать обо всем, что знает. Учитывая это, необходимо тренировать волю кандидатов, создавая самые различные ситуации, приближенные к реальности. Проводить допросы в обстановке неизвестности и вносить в них долю страха. Кроме поведения на допросе, курс боевого выживания предусматривает изучение способов побега из плена и дальнейших действий. При изучении вопросов организации побегов из плена, некоторое время отводится на лекции и фильмы, а также демонстрацию при помощи служебных собак способов борьбы с собаками при побеге.  Такими, как уход по воде, через скотный двор,  там, где запах следа, смешивается с более резкими запахами животных.

Люди SAS учатся приемам, с помощью которых можно убить собаку.

 

По окончанию начального и последующего отборочных циклов из 100 кандидатов остается лишь небольшая горстка из 5-7 человек, которые принимаются в полк SAS.

Прием осуществляет лично командир полка или его заместитель. Счастливцам вручается бежевый берет специальных войск и нашивка с эмблемой — знаменитый крылатый кинжал.

Некоторые примеры.

  • ВМС США Подготовка боевых пловцов.

Курс считается самым сложным в армии США.

Состоит из отборочного и базового курса.

Отборочный курс – усиленная физическая подготовка и идеологическая обработка – 4-6 недель.

Шестую неделю курса по праву называют «адской» неделей. Ни одно задание недели, взятое в отдельности, не считается трудным. Сложность заключается в том, что эти проверки и тесты (бег, плавание, преодоление полосы препятствий, гребля на резиновых лодках и т.д.) выполняются непрерывно, при остром недостатке времени для сна, в условиях нарастающей физической усталости. Зачетное преодоление дистанции – 6,8 и 24км за 30, 38 и 130 минут соответственно.

Боевой курс – рассчитан на 6 месяцев.

  • ИТАЛИЯ Подготовка командос.

Подготовка офицеров и сверхсрочнослужащих продолжается 9-10 месяцев.

Наиболее сложными считаются:

  • Ночной марш-бросок на 40км с грузом 30кг. Контрольное время – менее трех часов.
  • Плавание на 6км с полной выкладкой. Контрольное время – менее трех часов.
  • ТУРЦИЯ Подготовка командос.

Имеет норматив – плавание 10км.

  • ФРАНЦИЯ GIGN – группа вмешательства.

Существует с 1973 г. Провела свыше 600 боевых операций, не потеряв ни одного сотрудника.

 

  • Ниже приведено одно из испытаний, которым подвергали себя японских монахи ямабуси. Японские ниндзя многие из своих тренировок позаимствовали у монахов ямабуси.

 

Кайхогё — «марафонские бега» ямабуси.

Ритуал кайхогё издревле считался одним из важнейших ритуалов течения сюгэндо, связанного с буддийской школой Тэндай, так как он включает в себя все аспекты духовной практики — медитацию, эзотерические практики, поклоне­ние природе, преданность учению и деяния во имя спасения всех живых существ. Суть его в стодневном прохождении по святым горам расстояния около 30 км и выполнении различ­ных обрядов на этом маршруте.

Если гёдзя получает разрешение принять участие в этом ритуале, ему дают секретное наставление, которое нужно переписать от руки. В нем даны общие указания о кайхогё: какие святые места посетить, какие молитвы и заклинания произносить и т.д.

В течение недели перед началом ритуала гёдзя очищают путь от острых камней, веток и листвы, в которой могут скры­ваться скорпионы. Делается это очень тщательно, так как недосмотр может привести к гибели.

В день начала кайхогё гёдзя надевает абсолютно белую одежду, повязывает пояс «веревкой смерти» (свдэ-но химэ) и вешает на нее нож в ножнах (гома-но кэн). Все это симво­лизирует решимость гёдзя умереть во время ритуала, но не отступить перед трудностями. С этой же целью в специаль­ную шляпу вкладывается монетка: если гёдзя умрет во время кайхогё, ему понадобятся деньги, чтобы расплатиться с пе­ревозчиком в потусторонний мир.

На ноги гёдзя надевают соломенные сандалии. Согласно предписаниям, для выполнения стодневного обряда их тре­буется ровно 80. В сухие дни они изнашиваются за 3—4 дня, а в дождливые — за несколько часов. Поэтому гёдзя берут с собой несколько запасных пар. Обычно они надевают ста­ринный соломенный плащ.

В первый день «марафона» наставник показывает гёдзя маршрут, после этого он действует уже сам.

Практика гёдзя начинается в полночь. После часовой службы в зале Будды, гёдзя проглатывает 1—2 рисовых ко­лобка или выпивает суп мисо, одевается и приблизительно в 1:30 выходит на 30-километровую «прогулку» по святым ме­стам. Он должен посетить 255 мест поклонения — различ­ные храмы и святилища чуть ли не всех богов ведического, буддийского, синтоистского и даосского пантеона, могилы подвижников, статуи будд, священные горы, ручьи, водопа­ды, рощи и т.д. На каждой «остановке» гёдзя должен сложить руки в определенную мудру, произнести нужную мантру, что занимает от 10 секунд до нескольких минут. Во время всего пути он может присесть только один раз — на каменную ска­мью под гигантским священным кедром, где в течение 2 ми­нут произносятся молитвы о благосостоянии императорской семьи. При этом гёдзя должен преодолеть несколько крутых подъемов и тысячи ступеней горных троп.

В зависимости от погоды гёдзя возвращается в монастырь между 7:30 и 9:30. После часовой службы в зале Будды, он идет в баню. Затем следует обед, на котором гёдзя съедает простую калорийную пищу — лапшу, картофель, соевый тво­рог тофу, суп мисо, рис или хлеб. А потом наступает время общей молитвы. В 15:00 проводится служба. В 18:00 — последний прием пищи, а около 20:00 гёдзя отходит ко сну, чтобы… в полночь начать все сначала!

И так 100 дней подряд! Особенно тяжело приходится новичкам. Для начала они должны заучить огромный объем информации: описания сотен святых мест, молитвы, мудры и т.д. На это уходит    2-3 недели. При этом гёдзя, еще плохо тающий маршрут нередко теряет ориентацию в ночном тумане и часами бродит по незнакомым горным дебрям. Несмотря на предварительную очистку пути, ноги и все тело его оказываются израненными, порезы и царапины инфицируются, гёдзя нередко испытывают обморожение, большинство t3 них страдают лихорадкой в первые несколько недель, мучаются от диареи и геморроя, от жутких болей в бедрах и спине. К третьему дню практики ноги и ахиллесовы сухожилия начинают дрожать и распухают. Особенно трудно гёдзя приходится в дождливые или снежные дни. Их сандалии почти мгновенно разрушаются, а сам гёдзя промокает до нитки. Непогода замедляет путь, а вода размывает дорогу. В особенно дождливые годы одежда на гёдзя не просыхает во все время ритуала.

Но к 30-му дню обычно наступает облегчение, а к 70-му гёдзя обретает особую выправку «марафонца»: глаза его сконцентрированы в точке приблизительно в 33 метрах перед собой, голова вертикально, плечи расслаблены, спина прямая, ос и пупок на одной линии. Он идет легко, в одном ритме и постоянно повторяет мантру Фудо-мёо: «Намаку саманда эдзаранан сэндан макаросяна соватая унтарата камман».

Тот, кто проходит это испытание, получает разрешение на сэннити-кайхогё — тысячедневное кайхогё. Для этого гёдзя должен быть свободен от семейных уз и иметь решимость на 12 лет удалиться от жизни.

Первым делом гёдзя выполняет «марафон» в течение 700 дней, а потом наступает время самого трудного и смертельно опасного испытания, называемого «Доири» — «Вступление на Путь».

В 24:00 назначенного дня гёдзя вместе с высшими мона­хами принимает последнюю пишу. В 1:00 его провожают в зал Мёо-до, где он сначала выполняет 330 поклонов, после чего гости уходят, а гёдзя остается для 9-дневной непрерыв­ной молитвы.

В 3:00,10:00 и 17:00 он должен читать «Сутру лотоса» пе­ред алтарем. В 2:00 проводится ритуал сюсуй — «получение воды»: читая «Сутру сердца», гёдзя проходит расстояние в 200 м до пруда со священной водой, набирает целое ведро и тащит его для подношения изображению Фудо-мёо. Все ос­тальное время гёдзя проводит в позе лотоса, непрерывно по­вторяя про себя мантру Фудо-мёо. Всего ее нужно повторить 100000 раз, причем для повторения 1000 требуется около 45 ми­нут. Все время в зале находятся два монаха, которые должны следить, чтобы гёдзя бодрствовал и следовал обряду.

За несколько недель до доири гёдзя начинает ограничи­вать себя в пище, на прощальном ужине он ничего не ест. Так он готовит организм к 9-дневному полному голоданию и отказу от воды. Первый день обычно проходит нормально, но на 2—3 день наступают настоящие муки голода, которые, впрочем, после четвертого дня постепенно прекращаются. К 5-у дню в организме гёдзя почти не остается воды, слюна абсо­лютно исчезает, и он начинает чувствовать вкус крови во рту. Чтобы предотвратить достоянное слипание губ, гёдзя, начи­ная с 5 дня, разрешают полоскать рот, но он должен выплю­нуть воду, всю, до капли, обратно в чашку. Рассказывают, что при этом количество жидкости в чашке даже увеличивается. А оставшиеся на языке капельки воды гёдзя ощущает как божественный нектар. Кал у гёдзя пропадает обычно на 3—4 день, а выделения мочи, правда, весьма слабые, продолжа­ются практически до конца обряда.

Обряд «принятия воды», проводимый в 2:00, когда гёдзя выходит из закрытого плохо проветриваемого помещения, где постоянно дымятся свечи, помогает гёдзя взбодриться, про­чищает голову. Гёдзя даже утверждают, что во время этой про­гулки к пруду они кожей поглощают влагу дождя и росы. В первые дни «поход» туда и обратно занимает около 15 минут, но позднее, по мере слабения аскета, продляется до часа.

Доири — ритуал, когда гедзя в течение 182 часов обходится без сна, отдыха, еды и воды имеет целью поставить гёдзя на грань жизни и смерти. По легенде, хиэйские гёдзя в древности проходили доири продолжительностью в 10 дней, но большинство из них умирали, после чего время Доири несколько сократили. Было также выяснено, что влаж­ные месяцы лета, особенно август, наиболее опасны для жиз­ни гёдзя.

Во время доири у гёдзя раскрываются экстрасенсорные способности. Он может слышать, как далеко в лесу падают ветки, такая готовится пища на расстоянии нескольких ки­лометров, видеть лучи солнца и луны, проникающие в тем­ноту храма.

В последний, 9-й день доири в 3:00 гёдзя выходит в свой последний путь к священному пруду. Его приветствуют и про­вожают сотни монахов. После «прогулки» он возвращается в свой зал и склоняется перед алтарем, а в это время зачитыва­ют текст официального свидетельства монастыря Энряку-дзи об окончании доири и о присвоении ему почетного звания «Тогёман адзяри» — «Святой наставник суровой аскезы».

Оценить эту статью:
(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *