5 декабря — День начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских войск в битве под Москвой.1941 г.

ПЛАН-КОНСПЕКТ

проведения занятия по общественно-государственной подготовке с личным составом

 

ТЕМА: «5 декабря- День начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских войск в битве под Москвой.1941 г.».

Воспитательные цели:

-воспитать у военнослужащих готовность к достойному и самоотверженному служению Отечеству;

— формировать у них чувство любви и преданности Родине, гордость за принадлежность к великому российскому народу.

Учебные цели:

         —поощрять стремление военнослужащих эффективно выполнять свои служебные обязанности, совершенствовать свои профессиональные навыки;

-ознакомить военнослужащих с днями воинской славы России.

Дата проведения: _________

Время: 9.00-10.50

Место проведения: комната досуга

 

ХОД ЗАНЯТИЯ:

В замысле и планах войны против СССР важнейшей целью, центром притяжения главных сил германского вермахта являлась русская столица. «Москва, — подчеркивал в своем докладе Гитлеру генерал Гудериан, — это не только голова и сердце Советского Союза. Это также центр связи, политический центр, самая индустриальная область и узел коммуникации всей страны…». Поэтому так яростно рвался враг к столице нашей Родины. Но благодаря огромным усилиям, стойкости и мужеству жителей столицы, массовому героизму ее защитников враг был сначала остановлен на ее подступах, обескровлен, а затем далеко отброшен от стен Москвы.

Падение русской столицы, по замыслу гитлеровцев, означало бы победоносное завершение восточной кампании и достижение конечных целей войны против Советского Союза. Поэтому предстоявшему наступлению на Москву они придавали характер генерального сражения. В этой связи за счет резервов и войск с других участков фронта германское командование к концу сентября довело состав группы армий «Центр» до 1800 тыс. человек, 14 тыс. орудий и минометов, 1,7 тыс. танков и 1390 самолетов, что обеспечило им общее превосходство над войсками трех советских фронтов (Западного, Резервного и Брянского) в 1,4 – 2,5 раза. Никогда ранее немцы не использовали столь огромных сил в составе одной группы армий и не развертывали на одном стратегическом направлении три танковые группы из четырех. Только на Москву противник бросил танковых и моторизованных дивизий больше, чем в мае 1940 года против Франции, Бельгии и Нидерландов, вместе взятых.

Уместно отметить, что за 50 дней Курской битвы в ее сражениях с обеих сторон были задействованы свыше 4 млн. человек. В Берлинской операции, занесенной в Книгу рекордов Гиннеса как самое кровопролитное сражение современности, с обеих сторон участвовали 3,5 млн. человек. Московскую же битву начали обе стороны, имея 3 млн. 50 тыс. человек. А всего через ее горнило прошли 7 млн. 35 тыс. человек, без учета численности 48 полков Внутренних и Пограничных войск, ПВО и ВВС Москвы, охранявших и оборонявших войсковой и фронтовой тыл, город и небо столицы. В этой связи можно утверждать, что в Великой Отечественной войне не было другой такой битвы или операции, которая по количеству участвовавших в ней людей отодвинула бы битву за Москву на второй план.

Битва под Москвой включает два периода: оборонительный (30 сентября – 4 декабря 1941 года) и наступательный (5 декабря 1941 года – 20 апреля 1942 года). В первом из них Красная Армия провела Вяземско-Брянскую (30 сентября – 31 октября) и Московскую оборонительную операции (15 ноября – 4 декабря). Во втором – Московскую наступательную (контрнаступление под Москвой: 5 декабря 1941 года – 7 января 1942 года) и Ржевско-вяземскую наступательную (8 января – 20 апреля 1942 года) операции.

В ночь на 2 октября 1941 года солдатам Восточного фронта было зачитано обращение Гитлера в связи с «началом последней великой решающей битвы этого года…». «В ходе ее, — вещал фюрер, — будет нанесен последний жестокий удар, который еще до начала зимы должен разгромить противника, нанести ему смертельный удар». А на рассвете главные силы группы армий «Центр», заняв исходное положение, устремились на восток и расширили полосу наступления танковых дивизий Гудериана, которые начали операцию «Тайфун» двумя днями ранее. Противник прорвал оборону советских войск на трех участках, удаленных друг от друга на 150 – 200 км, и начал быстрый выход в тыл Западного, Резервного и Брянского фронтов. 7 октября немцы замкнули кольцо вокруг войск, сражавшихся западнее Вязьмы.

Ситуация для Москвы стала в высшей степени угрожающей. Стратегический фронт на Западном направлении был прорван. Образовавшаяся в обороне брешь достигла ширины 500 км. Закрыть ее оказалось нечем. Резервов в районе Москвы Ставка не имела. Все они были использованы для восстановления обороны на Юго-Западном стратегическом направлении после катастрофы под Киевом. В те дни почти все пути на Москву открылись. Стала реальной угроза внезапного появления в столице бронетанковых войск противника, ибо слабое прикрытие на Можайской линии обороны задержать их не могло.

Причин столь неудачных действий советских войск в начале Вяземско-Брянской операции немало. В обобщенном виде они могут быть представлены двумя основными группами. К первой следует отнести причины объективного характера: превосходство противника в силах, средствах, маневренности, господство его авиации и владение стратегической инициативой. Каждый из этих факторов давал врагу крупные преимущества. Но, по мнению маршала Г. Жукова, и «имевшимися войсками можно было предотвратить столь неудачный для нас исход начального этапа битвы». Помешали этому промахи и ошибки, допущенные советским командованием в организации и ведении обороны. Так, Ставке ВГК не удалось вскрыть замысел врага и противопоставить его сконцентрированным силам массированный удар войск фронтов. В результате этого просчета сложилась следующая ситуация: в полосе обороны Западного фронта при общем соотношении сил сторон по танкам, равном 1:1,2 в пользу немцев, в районе сосредоточения его основных усилий (вдоль Минской автострады в направлении Смоленска, Вязьмы) против 344 советских танков у немцев не было ни одного. А вот на участке прорыва 9-й полевой армии противника, который располагался в 50 – 80 км к северу, против 591 танка 3-й танковой группы немцев оказалось всего 19 танков фронта, и соотношение по ним составило 31,1:1,0 в пользу врага. Учитывая, что противник имел здесь шестикратное превосходство по орудиям и минометам и мощнейшую поддержку авиации, господствовавшей в воздухе, можно представить, какой силы удар пришлось выдержать соединениям и частям 19-й и 30-й армий, по стыку которых он пришелся.

Столь же мощные удары противник нанес и по войскам Резервного и Брянского фронтов. В результате две трети дивизий фронтов Западного направления оказались в окружении, но они продолжали героически сражаться с врагом. Для их уничтожения германское командование бросило 28 дивизий под Вязьму и 20 дивизий в район Брянска. Таким образом, в течение почти трех недель (до 23 октября 1941 года) оно вынуждено задействовать здесь до 48 дивизий (64% состава войск группы армий «Центр»). В этой связи Г. Жуков отмечал: «Благодаря упорству и стойкости, которые проявили наши войска, дравшиеся в окружении в районе Вязьмы, мы выиграли время для организации обороны на Можайской линии. Кровь и жертвы, понесенные воинами окруженной группировки, не оказались напрасными… они внесли великий вклад в общее дело защиты Москвы».

За это время Ставка ВГК сумела не только подтянуть резервы, произвести перегруппировку войск и вместе с остатками 32 дивизий, вырвавшимися из окружения, закрыть брешь в обороне, но и восстановить Западный фронт. Для его руководства был отозван из Ленинграда Г. Жуков. Одновременно был сформирован новый, Калининский фронт, командующим которым был назначен генерал-полковник И. Конев. Распоряжениями Государственного Комитета Обороны в те дни был осуществлен ряд мероприятий: проведена эвакуация промышленных предприятий, правительственных учреждений, Генерального штаба, дипломатического корпуса и населения столицы; в Москве введено осадное положение; 1119 важнейших объектов города подготовлены к уничтожению. Одновременно в столице были сформированы 4 новые дивизии народного ополчения, а 440 тыс. москвичей и жителей области возводили оборонительные рубежи вокруг Москвы и в самом городе. Героическими усилиями командования, жителей и воинов гарнизона Москва в немыслимо короткие сроки была превращена в настоящую крепость.

К концу октября на рубеже 70 – 110 км западнее Москвы советские войска остановили наступление противника. На Можайской линии обороны вражеский «Тайфун» захлебнулся, не достигнув своей цели. Для тщательной подготовки генерального сражения непосредственно за Москву противнику потребовалось более чем двухнедельная пауза. В первую очередь для перегруппировки танковых и моторизованных войск с целью создания ударных групп на флангах советского Западного фронта, что предусматривала новая наступательная операция группы армий «Центр». Ее проведение Гитлер поручил лично фельдмаршалу фон Боку. Замысел операции сводился к тому, чтобы двумя подвижными группировками нанести удар по флангам Западного фронта и, обойдя столицу с севера и с юга, замкнуть кольцо окружения восточнее, в районе Орехово-Зуева, Коломны. Охватить Москву с севера должны были соединения смежных флангов 4-й и 9-й армий, а с юга – 2-я танковая армия.

С 15 ноября 1941 года немецкие войска начали второе наступление на Москву. За 20 дней они продвинулись на 80 – 110 км, но к 5 декабря их движение вперед прекратилось. Советские войска сумели остановить мощную вражескую группировку буквально у стен столицы. В тот момент всего лишь 12 км отделяли врага от нынешней границы города в районе Лианозова и от того «победного финала», которого с таким нетерпением ждали нацисты.

Идея контрнаступления возникла в Ставке ВГК сразу же после срыва вражеской операции «Тайфун». Для претворения ее в жизнь 1 ноября было принято решение о формировании в тылу страны 10 резервных армий и других частей родов войск со сроком ввода в строй к 1 декабря. Однако возобновившееся 15 ноября наступление противника на Москву заставило на время отказаться от этой идеи. Для отражения ударов танковых группировок неприятеля потребовалось привлечение резервов. И тем не менее вечером 29 ноября Ставка ВГК по предложению генерала Г. Жукова принимает решение наступать на обладавшего численным перевесом противника, не ожидая подхода резервов. А 5 декабря в обстановке, когда на подступах к Москве полыхали ожесточенные сражения, неуклонно приближаясь к ее воротам, когда с крыш домов подмосковных деревень Катюшки, Пучки, Красная Поляна немецкие солдаты пытались разглядеть в бинокли жизнь на улицах русской столицы, произошло совершенно неожиданное, непредвиденное и невероятное: Красная Армия перешла в контрнаступление. Несмотря на упорное сопротивление врага, сильные морозы, оно успешно развивалось.

Северо-западнее Москвы армии Калининского и Западного фронтов нанесли значительный урон 3-й и 4-й танковым группам и 9-й армии противника. Были освобождены Калинин, Клин, Солнечногорск, Волоколамск и другие города. Выход советских войск к Ржеву создал угрозу группе армий «Центр» с севера. Юго-западнее Москвы армии левого крыла Западного фронта нанесли поражение 2-й танковой армии и части сил 4-й армии противника, сняли угрозу Туле, освободили Калугу и вышли к западу от Сухиничей. Юго-Западный фронт, охватив группу армий «Центр» с юга, окружил и ликвидировал группировку войск 2-й немецкой армии в районе Ельца. В середине декабря в наступление перешли армии центра Западного фронта и освободили Наро-Фоминск, Малоярославец, Боровск. К 7 января 1942 года враг был отброшен на 100 – 250 км. А  8 января Ставка ВГК приняла решение о переходе советских войск в общее наступление, в ходе которого они продвинулись на гжатском и юхновском направлениях на 80 – 100 км, на витебском – на 250 км, сняв непосредственную угрозу Москве.

Так завершилась самая крупная в военной истории по количеству войск, размаху и напряженности, динамичности и результативности битва. Ее пролог, казалось бы, не оставлял Москве никаких шансов устоять под натиском фашистских полчищ, а финал оказался неожиданным и потрясающим. Германская армия потерпела первое крупное поражение во Второй мировой войне, был развеян миф о ее непобедимости. А ведь она, как говорил Г. Жуков, действительно была сильнейшей армией в мире, лучше нашей подготовлена, обучена, хорошо вооружена, мастерски владела оружием.

Стратегический просчет нацистов заключался в том, что план войны против СССР строился на идее блицкрига – молниеносности, предусматривающей нанесение мощного удара в целях достижения в первых же сражениях решающего успеха, определяющего исход войны. Поскольку этот план был ориентирован на Москву и связывал достижение конечных целей восточного похода с ее захватом, то крушение вермахта у стен русской столицы означало и крушение всего плана «молниеносной войны». В результате гитлеровцы утратили стратегическую инициативу, но главное – они проиграли не сражение, не операцию, а войну!

 

Оценить эту статью:
(2 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *