«Всегда впереди», посвященный Дню российской гвардии (2 сентября)

ПЛАН – КОНСПЕКТ

Проведение воспитательной работы с личным составом.

 

ТЕМА: «Всегда впереди», посвященный Дню российской гвардии (2 сентября).

 

ДАТА: _______

МЕСТО ПРОВЕДЕНИЯ: комната досуга.

МЕТОД: групповой.

Ход беседы.

 

Год назад, в канун 300-летия Российской гвардии и после юбилея, многие с грустью отметили, что гвардейская составляющая нашей армии несколько потускнела. Порой об элитарности дивизии и полка ничто, кроме знамени да нагрудного знака с обязывающим словом «Гвардия», не свидетельствует. Но люди – а среди них не только фронтовики, ветераны – убеждены: время, когда появятся возможности для более продуманного, ответственного комплектования воинских частей, оснащения их образцами новейшей техники и оружия, бытового обустройства, обеспечения достойной гвардейца выучки, внешнего вида, непременно наступит. На этапе реформирования, структурной перестройки Вооруженных Сил, когда войска и флот терзаются от различного рода дефицитов, важно сохранить в чистоте и почете само понятие «гвардия». Сегодня, как и во все другие времена, ничто не мешает нам передавать молодому поколению гвардейцев память о прошлом, разъяснять, какой ценой оплачено их высокое звание, к чему оно зовет.

РОССИЙСКАЯ гвардия выросла из петровских потешных полков – Семеновского и Преображенского. Мужая вместе с будущим императором, эти малочисленные поначалу полки, скорее роты, осваивали не только ратное дело. Они воспитывались в петровском духе, проникались идеями, замыслами государя, становились близкими ему по духу, мировоззрению. Обычное для Европы понятие «лейб-гвардия» («лейб» в переводе с немецкого «тело») в России означало нечто большее, чем близость ко двору. Неудивительно, что уже в первых сражениях гвардейцы показывали всей армии пример мужества и стойкости. Так было в Нарвском походе Русской армии, предпринятом Петром I в начале сентября 1700 года. Вынудить гарнизоны Нарвы и Ивангорода к сдаче двухмесячной осадой не удалось. На помощь им подошла шведская армия, сопоставимая с русской по составу, но значительно превосходящая ее в боевом опыте. Сражение сложилось не в пользу молодой Русской армии. Солдаты, брошенные офицерами-иностранцами, в том числе и командующим – герцогом К. де Кроа, побежали единственный мост через Нарву рухнул. В критической ситуации, когда Русской армии грозил полный разгром, действовавшие на флангах лейб-гвардии Семеновский и Преображенский полки стеной стали перед наступающими шведами и три часа, неся большие потери, отражали их непрерывные атаки. Баталия была проиграна, но Русская армия уцелела, ее спасла от разгрома гвардия.

Описывая ход Нарвского сражения в дневнике, Петр видел причины неудачи в молодости и неопытности армии. «Лишь два полка гвардии, — подчеркивал он – были до этого на двух атаках у Азова». Иначе говоря, только семеновцы и преображенцы, столь близкие и столь дорогие его сердцу, успели обрести скромный боевой опыт на юге, у черного и азовского морей.

Отмечая подвиг своей лейб-гвардии, Петр повелел семеновцам и преображенцам носить вместо зеленых красные чулки. Ведь у Нарвы они сражались, образно говоря, по колено в крови.

Таким было боевое крещение Русской гвардии. Со шведами, мы знаем, наша армия сполна расквиталась за нарвскую обиду. Осенью 1702 года был взят Нотебург (Орешек), весной следующего года шведы были разбиты под деревней Калинкиной, а спустя год – под Нарвой. Исторической стала наша победа под Полтавой, после которой шведы отказались испытывать судьбу в противостояниях с русскими. Во всех этих и многих других сражениях петровских времен непременно участвовала гвардия, хотя император ее берег, ценил и направлял в бой лишь в случае крайней нужды.

Немногочисленная, не превышавшая по составу 1800 человек, но сплоченная, хорошо обученная, стойкая и решительная, она вдохновляла армейские части своим примером, вселяла веру в благоприятный исход любой баталии.

В гвардии Петр видел прежде всего школу для подготовки офицерских кадров. И не только их. Император не раз поручал особо талантливым, одаренным гвардейцам, которых знал лично, которым верил, задания государственной важности, наделял широкими полномочиями. История хранит немало примеров того, как гвардейцы по-петровски твердо и последовательно выполняли эти поручения, достигая, казалось, невозможного.

И все же военная служба для гвардии была главной. В 1800 году батальоны гвардейской пехоты были названы гренадерскими.. с 1807 года в гвардии появились дивизии. Первая гвардейская дивизия включала лейб-гвардии Преображенский, Семенвский и Измайловский полки, лейб-гвардии Егерский и Финляндский батальоны.

После Отечественной войны 1812 года, победы над Наполеоном, в России, помимо Старой, с петровскими корнями гвардии, была учреждена и Молодая гвардия. Звания гвардейских присваивалось армейским частям за особые отличия в войне, сражениях.

К началу ХХ века  русскую лейб-гвардию составляли 12 пехотных, 4 стрелковых и 13 кавалерийских полков, 3 артиллерийские бригады, саперный батальон, флотский экипаж и несколько гвардейских кораблей. После Февральской революции 1917 года приставка «лейб», как и все другие атрибуты самодержавия, была упразднена. Но гвардейские части в составе армии сохранялись, пока не была распущена сама армия – до 1918 года.  И слово «гвардия», как мы знаем, казалось приемлемым, привлекательным всем русским, оказавшимся волей судьбы по разные стороны баррикад. Вспомним красную гвардию, превышавшую численность 250 тысяч человек. Те, кто не принял Советскую власть, тоже именовали себя гвардейцами. Может, именно по этому в молодой Красной Армии мысль о воссоздании каких-то отборных частей, о воссоздании гвардии долгое время не возникала.

ТОЛЬКО в последнее время, после публикации до этого секретных документов, стенограмм важных совещаний стало известно, что о гвардии вспомнили, заговорили после советско-финляндской войны, обнажившей многие слабости нашей армии. В разговоре о необходимости перевооружения войск, совершенствования подготовки командного состава, обновления формы одежды, введения новых воинских званий – от генеральских до сержантских, разумном использовании всего ценного из опыта старой Русской армии была высказана идея о целесообразности создания образцовых, элитных, показательных частей.

На совещании начальствующего состава РККА при ЦК ВКП(б) 16 апреля 1940 года 52-летний комдив Филипп Данилович Гореленко, служивший в старой армии фельдфебелем, а во время советско-финляндской войны командовавший 50-м стрелковым корпусом, Герой Советского Союза, высказался так:

«… Я считаю, что время иметь гвардию. Гвардию надо иметь обязательно и необходимо. Это будет красота и гордость Красной Армии. В приказы чтобы было: отбирать в пролетарскую дивизию людей соответствующего роста и т.д.».

Голос. Уже забыли про это.

Гореленко. Я хочу поднять этот вопрос. В столичных городах (Москва и Ленинград), я думаю, что этот вопрос будет решен.

Сталин. Нет. Все дивизии должны быть гвардейскими. Раньше дворянских сынков отдавали в гвардию для того, чтобы дать им привилегированные условия. У нас дворян нет. Надо, чтобы все дивизии были гвардейскими. Можно лишь считать дивизии ударными и не ударными.

Голос. У нас есть краснознаменные дивизии.

Сталин. Можно иметь первоочередные дивизии и дивизии второй очереди… А гвардейских полков не надо создавать».

Таким тогда сложился диалог. Как видим, у Гореленко и Сталина представления о гвардии были разными. Их рассудила жизнь.

Советская гвардия родилась в ходе Смоленского сражения, развернувшегося в середине июля 1941 года на Западном стратегическом направлении. Именно здесь лучшие дивизии нашей армии показали, что могут оказывать достойное сопротивление вермахту. Под Ельней в результате контрудара войск Западного и Резервного фронтов впервые была разгромлена крупная группировка противника, а город освобожден. Четыре стрелковые дивизии, особо отличившиеся в этой операции, — 100, 127, 153 и 161-я были переименованы в гвардейские. Кто знает, может, именно в боях с этими соединениями враг потерял те полки и батальоны, которых ему так не хватало позднее у стен Москвы.

Гвардия в рядах Советской Армии возрождалась в невероятно трудное время. Не все знают, что приказ наркома обороны № 308, подписанный Сталиным и Шапошниковым, о переименовании первых четырех дивизий в гвардейские в войска не рассылался. Казалось бы, гвардия для того и воссоздается, чтобы ее примером вдохновлять других. В том же сентябре 1941 года гвардейскими стали, добыв это звание массовым героизмом, 1-я Московская мотострелковая дивизия, 107, 120, 64-я стрелковые дивизии. Но ни в печати, ни на радио полузабытое уже слово «гвардия» так и не прозвучало. Просьбы главного редактора «Красной звезды» позволить на страницах газеты сообщить о возрожденной гвардии Генштаб отвергал кратко: «Не время». Впервые гласно о гвардии было заявлено публикацией приказа наркома обороны от 11 ноября 1941 года, в котором объявлялось о преобразовании в 1-ю гвардейскую 4-й отдельной танковой бригады под командованием полковника М.Е. Катукова. В приказе кратко, но емко, поучительно обобщался боевой опыт танкистов-гвардейцев. Действуя из засад, проявляя боевую хитрость и осмотрительность, тесно взаимодействуя с пехотой и немногочисленной артиллерией, искусно маневрируя, катуковцы в районе Мценска сожгли 133 танка из группировки Х. Гудериана, сохранив свою материальную часть и боеспособность. Это было именно то, что удавалось нечасто и что позднее стали называть гвардейским почерком.

Приказ НКО СССР, прославлявший бригаду впервые адресовался всем фронтам, армиям, танковым дивизиям и бригадам.

Что же касается стрелковых и мотострелковой дивизий, получивших звание гвардейских раньше, то они были впервые перечислены в специальном сообщении Наркомата обороны от 17 ноября 1941 года. Именно с этого момента начальствующему составу гвардейских соединений устанавливался полуторный, а бойцам двойной оклад содержания.

БОЕВОЙ строй армии и флота в ходе войны пополнялся гвардейскими частями, удостоенными этого звания за подвиги в сражениях. Звание гвардейских уже при формировании получили все 11 воздушно-десантных корпусов и 15 воздушно-десантных дивизий, все части и соединения реактивной артиллерии, тяжелые танковые полки при перевооружении их танками ИС…

Конечно же, особенности службы в такого рода формированиях требовали отбора личного состава. Как ни сложно это было во время войны при массовых потерях, но в десантники, к реактивным установкам, за рычаги  и к прицелу дорогостоящего тяжелого танка направляли далеко не каждого.

Гвардия Великой Отечественной войны – это плеяда героев, имена которых никогда не сотрутся, не померкнут в народной памяти. А.И. Покрышкин получил все три Звезды Героя Советского Союза в составе 16-го гвардейского истребительного авиаполка, а другой наш ас, тоже трижды удостоенный звания Героя, И.Н. Кожедуб, закончил войну заместителем командира 176-го гвардейского истребительного авиаполка. Гвардейцем был А.П. Маресьев. В списки 244-го гвардейского стрелкового полка навечно зачислен гвардии рядовой А.М. Матросов, закрывший грудью амбразуру вражеского дзота. 248-м гвардейским истребительно-противотанковым артиллерийским полком командовал, потеряв обе руки, гвардии майор В.С. Петров, дважды удостоенный звания Героя и оставленный в кадрах армии пожизненно.

Мы называем людей, жизнь которых сравнима с легендой, которые бессмертны потому, что вечной будет память о них. Но мы никогда не забудем и тех, кого проще назвать по месту подвига, чем по имени. Разве не сравним с фронтовыми, не столь же ярок подвиг наших современников – 6-й роты 104-го гвардейского парашютно-десантного полка, до последнего патрона, до последнего вздоха сражавшихся под Улус-Кертом? Славная летопись нашей гвардии, которой уже более трех столетий, продолжается, она бесконечна.

 

 

Оценить эту статью:
(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *