Вопросы:

  1. Проблемы правового регулирования государственно-церковных отношений.
  2. Свобода совести и вероисповедания военнослужащих в поликонфессиональном российском обществе.

Происходящие в России преобразования всех сфер жизни общества выдвинули на повестку дня проблему правового регулирования государственно-церковных отношений.

Привести действующее в этой области законодательство в соответствие с существующими международными стандартами с учетом отечественной специфики  1997 года Президентом РФ Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Действовавший в течение семи лет Закон РСФСР «О свободе вероисповеданий» обеспечил реальное право граждан на свободное изъявление своих религиозных чувств, на распространение теологических взглядов и убеждений, способствовал освобождению религиозных организаций от государственной опеки. Однако за прошедший с 1990 года период общественная жизнь существенно изменилась.

Вступила в силу новая Конституция Российской Федерации, на ос­нове обновленного Гражданского кодекса РФ получило развитие законодательство, регулирующее гражданско-правовые отношения. Возросло как количество, так и конфессиональное  многообразие религиозных организаций. Значительно расширилась сфера их деятельности: помимо культовой практики они стали активно заниматься благотворительной деятельностью, духовным просвещением и образованием, сотрудничать с армией и органами охраны правопорядка, заключать соглашения с министерствами и ведомствами.

Все более заметное место в жизни этих организаций стала занимать хозяйственная, предпринимательская деятельность, неурегулированная я правовом отношении.

Неурегулированными оставались и вопросы. связанные с возвращением бывших церковных зданий и другого имущества, с взаимоотношениями школы и церкви, с налогообложением, и другие Ощутимое влияние на религиозную ситуацию в России стали также оказывать религиозные движения, ранее неизвестные в стране, что не могло не оказать воздействия на духовную безопасность общества.

В некоторых регионах России появились предпосылки религиозного экстремизма. Все это создавало почву для проявления межрелигиозных противоречий и конфликтов. Так, на Кавказе (в Чеченской Республике, Республике Дагестан) религиозная нетерпимость играет если не главную- то далеко не второстепенную роль. Стала актуальной и другая форма экстремизма — психологическое и физическое воздействие на людей, преступления против них («Аум Син-реке», «Белое братство»).

В результате появились серьезные проблемы в плане безопасности личности и общества, стабильности его важнейших институтов, что явилось одной из важнейших причин необходимости принятия нового закона. регулирующего государственно-религиозные отношения.

Сыграли свою роль возросшая активность и авторитет традиционных для России религиозных организаций, и прежде всего Русской Православной Церкви. Некоторые ее иерархи, оценив условия религиозной свободы и по своему осмыслив исторический опыт Российской империи и советского периода, выступили с требованиями придать церкви функции, близкие к государственным. Эти и другие проблемы в религиозной жизни должны были найти адекватное правовое закрепление, что потребовало изменения ранее действующего законодательства.

О свободе совести и о религиозных объединениях

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» вступил в силу с 1 октября 1997 года. Он явился плодом длительных дискуссий и непростого компромисса между Президентом, парламентом и руководством крупнейших религиозных организаций России. В нем в меру возможности сделана попытка отстоять «государственно-патриотическую» точку зрения, учитывающую исторические. культурные и духовные особенности страны, а также поддержать прежде всего религиозные структуры, внесшие наибольший вклад в возрождение России и ее национальное достояние. Некоторые положения Закона по-прежнему остаются спорными. Однако в целом он защищает российские национальные интересы, разделяемые подавляющим большинством нашего общества.

Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» регулирует реализацию прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания (ст. 1), а также правовое положение религиозных объединений. Он состоит из 4 глав я преамбулы. Особого внимания заслуживает последняя. Она не имеет нормативного значения, но располагает вводными положениями, необходимыми для понимания мотивов, которыми руководствовались законодатели.

Так, во втором и третьем абзаце преамбулы законодатели подтверждают конституционное право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, право на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений.

Четвертый абзац отдает дань уважения православию — той вере, которая одухотворяла жизнь многих десятков поколений россиян и являлась символом их национальной идентичности, внесла наибольший вклад в создание своеобразной, органически входящей в мировую, национальной культуры, в становление русской нации — основы современного российского общества.

Пятый абзац в порядке, установившемся в религиоведческой литературе, перечисляет мировые и национальные религии, последователи которых веками жили в России и оказали существенное влияние на духовное и культурное развитие народов нашей страны.

Среди них, включающих разнообразные направления, конфессии, толки:

христианство: православие — Русская Православная Церковь (Московский Патриархат) и другие церкви, ведущие свое происхождение от дореволюционной Православной российской церкви, Русская православная старообрядческая церковь и другие старообрядческие толки; Армянская апостольская церковь, представленная п России двумя епархиями; католицизм в лице единой Римско-католической церкви латинского обряда, имеющий в России две апостольские администратуры; объединения молокан, духоборов; протестантские объединения, к которым относятся евангельские христиане-баптисты, лютеране, адвентисты седьмого дня, христиане веры евангельской пятидесятники, а также другие протестантские деноминации;

ислам — суннитские и шиитские общины, не имеющие единых централизованных и масштабе россии организаций и создающие различные центры по территориально-национальному признаку;

буддизм — общины (местные религиозные организации и монастыри -дацаны), в основном сосредоточенные в Бурятии, Туве, Калмыкии, Читинской и Иркутской областях, имеющие свои духовные управления;

иудаизм — еврейские религиозные общины и организации, среди которых выделяются ортодоксальные и реформистские, в свою очередь имеющие различные течения;

другие упоминаемые законом исторические религии народов России, к которым относятся объединения последователей древних языческих культов, сохранившихся или возрождающихся в республиках Коми, Марий Эл, Удмуртии, Чувашии, на Чукотке и в ряде других субъектов Российской Федерации.

Первая глава «Общие положения» важна для понимания смысла последующих норм Закона. В нее включены и развернуты применительно к данному Закону установления Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации. В этой главе определено и соотношение данного Федерального закона с иными нормативными актами, принимаемыми в Российской Федерации. Здесь отмечается, что законодательство о свободе совести, свободе вероисповедания и о рели­гиозных объединениях (ст. 2) состоит из соответствующих норм Конституции РФ, Гражданского Кодекса РФ, из настоящего Федерального закона, принимаемых в соответствии с ним иных нормативных актов Российской Федерации, а также нормативных правовых актов субъектов РФ. Таким образом, в данном Законе граждан­ско-правовые отношения затронуты лишь частично и получают дальнейшее развитие в соответствующих законодательных актах. Поэтому в правоприменительной практике следует руководствоваться, наряду с Законом, соответствующими положениями Гражданского Кодекса РФ, Федеральных законов «О статусе военнослужащих», «О некоммерческих организациях», иными действующими нормативно-правовыми документами.

Очень важным в Законе представляется п. 3 ст. 2, в соответствии с которым «ничто в законодательстве о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях не должно истолковываться в смысле умаления или ущемления прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, гарантированных Конституцией Российской Федерации или вытекающих из международных договоров Россий­ской Федерации». Международная и отечественная возникнуть из-за неравных условий верующих разных вероисповеданий. Необходимо помнить, что Россия является страной многонациональной и поликонфессиональной.

Среди военнослужащих Вооруженных Сил представлены приверженцы практически всех религий, существующих на территории нашей страны. Опросы показывают, что среди верующих военнослужащих православных 79 процентов, мусульман 10 процентов, буддистов около 2,5 процента и около 2 процентов протестантов и католиков. Остальные придерживаются других вероучении.

Поэтому государство и исполнительные органы власти, командование воинских частей и подразделений все это обязательно должны учитывать и никоим образом не подчеркивать свою приверженность той или иной религии.

Показателен в этом отношении пример взаимодействия органов военного управления Уральского военного округа и религиозных объединений Урала и Западной Сибири. Здесь взаимоотношения строятся на основе Соглашения, подписанного командующим УрВО как с представителями Русской Православной Церкви, так и с Духовным управлением мусульман.

В масштабе всех Вооруженных Сил отношения между армией и РПЦ были оформлены 2 марта 1994 года Совместным заявлением министра обороны Российской Федерации и Патриарха Московского и Всея Руси Алексия 11. В этом документе было провозглашено начало взаимодействия церкви и армии в научной, культурной, духовно-нравственной и благотворительной областях.

Через три года, 4 апреля 1997 года, между Министерством обороны РФ и Русской Православной Церковью было подписано Соглашение о сотрудничестве, которое конкретизировало и расширяло направления взаимодействия. В Соглашении отмечалось благотворное влияние церкви на морально-психологическое состояние личного состава и духовно-нравственный климат в воинских коллективах. Русская Православная Церковь, Русская старообрядческая православная церковь, некоторые Духовные управления мусульман и ряд других религиозных объединений создали у себя специальные подразделения или назначили уполномоченных для работы с военнослужащими. В свою очередь в органах военного управления были введены должности офицеров по связям с государственными органа­ми, общественными организациями и религиозными объединениями. Такое организационное оформление отношений соответствует сложившейся ситуации и не противоречит существующим законам России.

Следует обратить внимание на ст. 26 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», которая предусматривает ответственность за нарушения законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях. Они предусматривают уголовную, административную и иную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрена ответственность за незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов (ст. 148), нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137), нарушение равноправия граждан (ст. 136), их оскорбление (ст. 130). Согласно ему совершение преступления против жизни и здоровья граждан по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды влечет утяжеление наказания.

Кодекс об административных правонарушениях содержит ст. 193 «Нарушение законодательства о свободе совести и вероисповедания», устанавливающую ответственность за воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него, а равно совершению религиозных обрядов, не нарушающих действующее законодательство, если такое воспрепятствование не содержит состава уголовного преступления, а также за оскорбление религиозных убеждений граждан, осквернение почитаемых ими предметов, зданий, памятников, захоронений, знаков и эмблем мировоззренческой символики.

К иной ответственности относится прежде всего гражданско-правовая, наступающая в связи с судебным иском лица к другому гражданину или юридическому лицу, а также дисциплинарная, которая может быть применена к должностным лицам, не выполняющим свои обязанности или иным образом нарушающим законодательство.

Подводя итоги вышесказанному, хочется акцентировать внимание на том, что вся воспитательная работа в войсках как с верующими, так и с неверующими, должна быть сосредоточена на формировании у них общепризнанных нравственных идеалов, устойчивой позитивной социальной ориентации, высокой активности в деле выполнения воинского долга. Противостояние верующих и атеистов (или свободомыслящих) либо представителей различных конфессий недопустимо, все противоречия между ними должны носить характер исключительно мирного и конструктивного сопоставления идей, взглядов, ценностей. В этом и заключается основное условие реализации в Вооруженных Силах одного из важнейших прав, завоеванных человечеством, — права на свободу совести.

В заключение необходимо подчеркнуть, что более полная реализация принципа свободы совести в Вооруженных Силах будет способствовать дальнейшей демократизации всех сторон военной службы, придаст новый духовный импульс претворению в жизнь замыслов военной.

Спонсор данной статьи — компания, осуществляющая услугу «машинная стяжка пола» рекомендуем ознакомиться с подробной информацией на сайте рекламодателя.

(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)