ПЛАН-КОНСПЕКТ

проведения занятия по общественно-государственной подготовке 

 

ТЕМА: «Офицерский корпус России: История становления и боевые традиции».

 

Воспитательные цели:

— подчеркивая важность и актуальность темы необходимо отметить, что изучение истории становления и боевых традиций офицерского корпуса России является настоятельной необходимостью любого офицера, так как он должен осознанно выполнять свой долг по защите Родины, продолжать боевые традиции близких и далеких предков;

— воспитывать благородство, прививать любовь к Родине, формировать высокие

морально-психологические качества.

Учебные цели:

— изучить с личным составом историю офицерского корпуса России, их историю и

становление;

— показать роль офицерского корпуса в реформировании Вооруженных Сил, помочь

военнослужащим правильно определить свое место в системе осуществляемых

преобразований.

 

ВОПРОСЫ:

  1. История становления офицерского корпуса России.
  2. Традиции офицерской доблести и славы.

Дата:

Время:

Место: клуб части 

Методические рекомендации:

  1. При изучении данной темы во вступительном слове необходимо отметить, что мощь Вооруженных Сил РФ определяется не только технической оснащенностью, выуч­кой личного состава, моральным ду­хом войск, но и образованностью, подготовкой офицерского состава, который был и остается костяком военной организации. Сегодня важ­но восстановить офицерскую пре­емственность, вернуть звание офи­цера на должную высоту.
  2. При раскрытии первого вопро­са необходимо показать, как созда­вался офицерский корпус русской армии, по каким путям шло его комплектование, подробнее рассмо­треть роль в этом деле гвардии и военно-учебных заведений. Целесо­образно провести аналогию с сего­дняшними проблемами в формирова­нии офицерского состава, остано­виться на анализе офицерских кад­ров своей части, отметить лучших, кратко раскрыть их передовой опыт.
  3. В ходе рассмотрения второго вопроса желательно, используя в качестве наглядного пособия схе­му, показать сущность традиций, раскрыть их систему и подробнее остановиться на боевых традици­ях. Необходимо также осветить традиции своего рода войск и час­ти.
  4. В заключение необходимо сде­лать выводы по занятию, кратко подчеркнуть задачи офицерского со­става части, дать рекомендации по дальнейшему изучению темы.

Рекомендуемая литература:

  1. Акиндинов В. История становления и традиций офицерского корпуса рус­ской армии//Ориентир.- 2001. — № 3.
  2. Волков С.В. Русский офицерский корпус. — М, 1993.
  3. Заланский К., Сергеев Г. «В службе честь!»//Ориентир. — 1995. — № 2.
  4. Офицерский корпус русской армии. Опыт самопознания. — М., 2000.
  5. Стратегия духа: основы воспитания войск по взглядам А.В. Суворова и М.И. Драгомирова. — М., 2000.

 

Историческим предшественни­ком современного офицерства, ро­доначальником его славных тра­диций, творцом уникальных нрав­ственных ценностей является офицерский корпус русской армии. Он был, можно сказать, вызван к жизни реформами Петра I и фор­мировался под влиянием целой плеяды великих русских полковод­цев, воплотивших в себе лучшие качества русского воинства. Рос­сийский офицерский корпус, для которого стало традицией верное служение Отечеству, был и ос­тается душой армии, ядром воен­ной организации.

 

1

Впервые слово «офицер» встречается в немецких источниках в 70-х годах XVI в. Оно обозначает название лица, занимавшего неко­торую государственную должность в германских и других европей­ских государствах.

В современном значении слово «офицер» стало употребляться в конце XVI столетия во Франции, позже — во всех европейских странах. В Западной Европе корпус офицеров возник с появлением постоянных армий. Численный рост армий, вызванный продол­жительными войнами в эпоху Лю­довика XIV (1638 — 1715), привел к необходимости разделения армии в бою на отдельные части. Во главе их ставились частные начальники, которые по мере увеличе­ния численности войск приобретали все большую самостоятель­ность.

В русской армии офицерские чины (звания) впервые были вве­дены в начале 30-х годов XVII в. в полках «нового строя». К концу XVII в. в России сложилась социально-профессиональная группа военачальников, имевших европейские чины, которая и послу­жила прообразом офицерского корпуса регулярной армии. В пер­вой четверти XVIII в. в ходе воен­ной реформы Петра I в основном произошел процесс превращения военнослужащих дворян в офице­ров. Уже в 1701 г. русское войско насчитывало 2078 «начальных людей».

Формирование офицерского корпуса было связано с решением ряда сложных задач. Осуществле­ние их происходило в течение не­скольких десятилетий, и тем не менее они были успешно решены.

  1. Одной из таких задач являлось создание системы подготовки офицерских кадров и определение путей комплектования ими войска. Во второй половине XVII в. важным источником пополнения русского войска офицерами являлось пригла­шение на службу офицеров-иност­ранцев, а также пополнение за счет обученных нижних чинов в ев­ропейских странах. Примечатель­но, что в эти годы учет всех офи­церов России вел Иноземный приказ. Так, в 1695 г. на учете в нем состояло 178 иноземных и 1129 русских офицеров. В ходе Великого посольства 1698 г. было

набрано на русскую службу еще до 700 иноземцев. А для подготовки офицерских кадров в европейских странах туда было направлено 150 сержантов и солдат.

Однако, как скоро выяснилось, большая часть иностранцев была совершенно неспособна обучать солдат и управлять ими. Поэтому с ними легко расставались и от­правляли на родину. После пора­жения русских войск под Нарвой, где иностранные офицеры изме­нили Петру I, настороженное от­ношение к ним еще больше уси­лилось.

В 1714г. были проэкзаменованы все иностранные офицеры, выяв­лена их пригодность к военной службе, в результате многие офи­церы были уволены из армии и флота за их профессиональную непригодность. А в 1720 г. Петр I специальным указом запретил прием иностранцев на военную службу, хотя после него эта прак­тика продолжилась.

Главным же источником пополнения офицерского корпуса дли­тельное время являлось производство в офицеры солдат и унтер-офицеров непосредственно в полках. Это характерно было особен­но для периода войн. Так, нака­нуне Северной войны только для формирования 27 пехотных и двух драгунских полков потребо­валось около 100 штаб-офицеров, более 1100 обер-офицеров и 2300 унтер-офицеров.

Петр I видел выход из сложного положения в укреплении офицерского корпуса путем комплектования его дворянскими кадрами. Он даже допускал возможность назначать на офицерские должности в отдельных случаях выходцев из недворянских слоев с последую­щим приобщением их к привиле­гированному сословию. Эта прак­тика стала широко распростра­няться и получила законодатель­ное закрепление. «Все обер-офи­церы, — отмечалось в указе Петра I 1721 г., — которые произошли не из дворянства, оные и их дети, и их потомки суть дворяне, и надлежит им дать патент на дворянст­во».

В 1705 г. Петр I издал указ об обязательной службе дворян, по которому последние были разде­лены на три статьи. В первую и вторую статьи вошли дворяне, обязанные служить бессрочно, а в третью — дворяне, которые по ста­рости и болезни освобождались от военной службы, но обязаны были дать вместо себя по одному кон­ному рекруту с каждых 50 дворов. Однако дворяне, как и прежде, неохотно шли на военную службу. Многие из них даже укрывались от нее в монастырях.

С 1714 г. решено было всех молодых дворян, достигших 13-лет­него возраста, записывать в гвардейские полки и только после от­бывания срока солдатской службы производить в офицеры. С этого времени роль гвардии в обеспече­нии офицерами полевой армии еще более усилилась, особенно для пехоты и кавалерии. В целях упорядочения производства в офицеры и придания ему большей гласности Петр I потребовал де­лать это с согласия всех штаб и обер-офицеров полка, которые должны были подписаться под документом. К 1719 г. установился порядок производства в офицеры тайным голосованием. При этом составлялся протокол, который представлялся царю на утвержде­ние. Однако и при установлении нового порядка дворянство поль­зовалось преимуществом перед разночинцами: доминировали не профессионалы, а те, кто имел «породу».

Определенную роль в пополнении офицерского корпуса на этапе его становления играли выпускники военно-учебных заведений. Первая артиллерийская школа в России была учреждена при бомбардирской роте Преображенского полка в самом начале XVIII в. В ней будущие бомбардиры обучались арифметике, геометрии, фортификации и артиллерии. Препода­вателями в школе являлись офи­церы этого же полка. Теоретиче­ские занятия там чередовались с практическими. Сам Петр I как командир бомбардирской роты принимал непосредственное участие в устройстве этой школы, следил за ходом преподавания в ней, присутствовал на экзаменах, поощрял учеников.

Окончившие это учебное заве­дение производились в унтер-офицеры и направлялись в войска. Первые военные школы ставили своей целью не столько производ­ство своих воспитанников в офи­церы, сколько получение ими зна­ний в различных военных облас­тях, а также приобретение «доброй нравственности». Открывались ар­тиллерийские, инженерные, мор­ские и другие школы.

В январе 1701 г. в Москве была создана школа математических и навигационных наук, в которой обучались 500 человек в возрасте от 12 до 17 лет (позже и 20-лет­ние). Социальный состав учащих­ся был разнообразный. Школа ве­ла подготовку специалистов мор­ской службы, а также артиллерии и инженерного дела.

В июле 1731 г. в Петербурге был учрежден кадетский корпус. В него принимались дети дворян в возра­сте 13 — 18 лет. Учебный курс со­стоял из 4 классов, причем в трех старших учеба должна была про­должаться 5-6 лет. В 1732 г. штат этого учебного заведения включал 360 кадет, а в 1760 г. был увеличен до 490. В 1743 г. корпус получил название Сухопутного (для отли­чия от Морского). Выпускникам присваивались унтер-офицерские чины или чин прапорщика, а осо­бо отличившимся — сразу чин под­поручика и даже поручика.

В конце XVIII в. появились еще два военно-учебных заведения, го­товившие офицеров: Военно-си­ротский дом в Петербурге и Шкловское благородное училище. В XVIII в. военные школы в России находились в постоянной ре­организации, одни из них были объединены, другие вскоре после возникновения упразднены. За этот период военно-учебные заве­дения подготовили около 6 тыс. офицеров, что было еще далеко недостаточным для удовлетворения потребности армии в офицерах.

В начале XIX в. с увеличением сети военно-учебных заведений значение этого источника ком­плектования возросло, но все рав­но выпускники учебных заведений составляли менее четверти еже­годного пополнения офицерского состава армии.

  1. Важной задачей при создании офицерского корпуса являлась раз­работка системы офицерских чинов и определение порядка чинопроиз­водства. Как известно, система офицерских чинов находится все­гда в тесной связи с организацией вооруженных сил. Русские воору­женные силы к XVII в. состояли из поместной конницы (с городо­выми казаками) и стрельцов. Единственной известной едини­цей поместной конницы была сот­ня во главе с сотником или сотен­ным головой. У городовых казаков были есаулы, атаманы.

Основной организационной единицей стрельцов был приказ (соответствующий полку), во главе которого стоял голова. Приказ де­лился на 5 сотен во главе с сотни­ком или сотенным головой. При царе Алексее Михайловиче (1645 -1676) слово «приказ» заменяется на «полк», и, соответственно, его командира называют полковни­ком.

Назначение на должности осу­ществлял Разрядный приказ, ве­давший всеми вопросами службы дворян. Решение о назначениях принимались коллегиально дьяка­ми этого приказа и в основном за­висело от их профессионального опыта.

Заметным рубежом на пути ста­новления офицерского корпуса стал поход 1632 — 1634 гг. за воз­вращение г. Смоленска от Речи Посполитой, когда впервые были сформированы полки «иноземного строя», состоявшие как из иностранцев, так и из русских служилых людей. Здесь впервые в русской армии появился новый тип полка с полной иерархией чинов, отлич­ной от старорусской: полковник -большой полковой поручик (подполковник) — майор — капитан (ротмистр) — поручик — прапорщик. Тогда же была сделана по­пытка сформировать полки «ино­земного строя» исключительно из русских людей. В эти полки назначались «дублеры» из русских -второй комплект офицеров. Это первый случай присвоения рус­скому служилому человеку «ино­земного» чина.

Увеличение числа полков «ино­земного строя» во второй полови­не XVII в. привело к появлению генеральских чинов, и к 70-м гг. уже существовали чины генерала, генерал-поручика и генерал-майо­ра.

На этом этапе должного поряд­ка с чинопроизводством как ино­странных офицеров, так и русских не было. Старшинство в чине поч­ти не соблюдалось, практикова­лось производство и через чин, главное, чтобы не выйти из фи­нансовой сметы. Петр I положил конец этому произволу: он существенно поднял статус офицера в русском обществе и введением Та­бели о рангах 1722 г. закрепил привилегированное положение офицеров, особенно гвардии и ар­тиллерии. В течение последующе­го столетия номенклатура чинов претерпела лишь незначительные изменения.

  1. Одной из первостепенных за­дач при формировании офицерского корпуса являлось четкое определе­ние функциональных обязанностей офицеров. На первых порах, осо­бенно в мирное время, роль офи­цера была незначительной, так как солдат находился под знаме­нами в течение продолжительного времени, а обучение новичков не представляло трудностей и могло быть поручено старшим солдатам. Главная обязанность офицеров за­ключалась в поддержании дисцип­лины суровыми мерами, которые ввиду маргинального состава войск считались в ту эпоху един­ственным средством удержания их в повиновении.

Постепенно обязанности офи­церов расширялись, но главные из них сводились к выполнению трех функций: обучать, воспитывать подчиненных, руководить ими в бою. И здесь немало нужно было проявить творчества и настойчи­вости, чтобы русские воины овея­ли свои знамена неувядаемой сла­вой.

  1. Немаловажное значение уже на первых порах становления офицер­ского корпуса имело обеспечение условий для его профессионального совершенствования. Основную роль в решении этой задачи играла гвардия. Перед занятием более высоких должностей многие на­чальники повышали свой уровень

образования в ее полках. Это де­лалось не только в период царст­вования Петра I, Екатерины II, но и при Александре I. Кроме того, к войскам гвардии временно прико­мандировывались армейские офи­церы для приобретения опыта в различных областях военного дела с тем, чтобы в последующем его распространять среди офицеров своей части. Постепенно в состав гвардии были включены все рода войск и служб, что позволяло че­рез их части пропустить немало соответствующих армейских офи­церов и повысить их профессио­нализм.

Другим важным направлением повышения военного образования армейских офицеров являлось на­правление в армейские части офи­церов из гвардии, которые были значительно лучше подготовлены. Их ставили во главе частей и под­разделений в армии,они же добивались от подчиненных роста про­фессионализма, что в последующем сказывалось на уровне воен­ной подготовки соответствующих подразделений и частей.

 

2.

Офицерский корпус любой ар­мии мира имеет свои традиции, играющие огромную роль в укреп­лении ее боевого духа и мощи. Под традициями офицерского корпуса понимаются исторически сложившиеся и передаваемые из поколения в поколение обычаи, профессиональные и моральные правила, ставшие нормой поведе­ния офицерского состава в боевой обстановке и в мирное время, по­буждающие офицеров честно и добросовестно выполнять свой во­инский долг, служить Отечеству.

Традиции русского офицерства складывались на протяжении не­скольких веков. Зародившись на рубеже XVII — XVIII вв., с появле­нием «командных» людей и созда­нием регулярной армии, они по­лучили развитие в войсках вели­ких полководцев П.А. Румянцева, А.В. Суворова, М.И. Кутузова, М.Д. Скобелева и других, доблесть и слава которых были продемон­стрированы всему миру. За всю историю русской армии сформи­ровались прочные традиции в са­мых различных сферах воинской деятельности: боевой, учебно-вос­питательной и бытовой (см. схе­му).

Исключительно важную роль в жизни Вооруженных Сил России играют боевые традиции. В них сконцентрированы опыт по защи­те Отечества, твердая воля и ре­шимость российского воинства для выполнения поставленных за­дач, его верность идеалам старших поколений и потенциальные ду­ховные возможности.

  1. К числу наиболее почитаемых боевых традиций относится патрио­тизм офицерского состава, его вер­ность Отечеству. Патриотизм офи­церов находит свое проявление в исполнении воинского долга, в верности военной присяге и бое­вому знамени.

Издревле русскому воинству бы­ли присущи высокое чувство во­инского долга, сознательное отно­шение к ратному труду, без чего не состоится настоящий самоот­верженный защитник Отечества.

История Российского государст­ва богата поучительными приме­рами самоотверженного служения офицеров своему Отечеству. Именно благодаря им, их вернос­ти Отечеству и присяге осущест­вились разгром шведов под Пол­тавой, Альпийский и Швейцар­ский переходы войск Суворова, взятие ими крепости Измаил, ге­роическая оборона Севастополя, штурм Шипки, разгром фашист­ской армии в годы Великой Оте­чественной войны (1941 — 1945), а также успехи в антитеррористиче­ской операции российских войск в Чеченской Республике.

Чувство патриотизма и сегодня остается высшей нравственной ценностью и, можно сказать, фор­мированием смысла офицерской службы в армии реформируемого Российского государства. Отрад­но, что любовь к Родине у офице­ров-патриотов не ограничивается словесными заверениями, а вклю­чает созидательное начало, выра­жается в конкретных делах и бла­городных поступках.

  1. В Российской армии для офи­церов стало устоявшейся традицией на своем личном примере демонст­рировать перед подчиненными вы­держку, стойкость, мужество, отва­гу и храбрость. Еще в «Наставле­нии господам офицерам Нарвского пехотного полка в день сраже­ния», подготовленном полковником М. Воронцовым в 1809 г., от­мечалось, что «ежели дух храбрости есть отличительный знак всего русского народа, то в офицерстве

 

 

 

 

 

оный соединен со святейшим дол­гом показать прочим всегда пер­вый пример как неустрашимости, так и терпения в трудах и повино­вениях начальству». Идеи, изло­женные в нем, соответствовали суворовским традициям. Этим документом руководствовались офи­церы не только этого полка, но и всей армии.

Имеется масса примеров личной отваги и героизма офицеров, их готовности в трудные и решающие моменты возглавить атаку, повес­ти роты и батальоны на прорыв вражеских цепей, штурм крепос­тей и бастионов.

Яркой страницей Отечественной войны 1812 г. является сражение под Салтыковкой 11 (23) июля 1812 г., в районе Смоленска. Русские войска корпуса Раевского проявили в этом бою с превосходящими силами противника ис­ключительное мужество и героизм. В числе отличившихся был и сам Н.Н. Раевский. В решающий момент он вместе с находящимися при нем двумя малолетними сы­новьями, с офицерами штаба стал во главе атакующей колонны и пошел вперед. Русская пехота, по­раженная решимостью отца и де­тей, с мощным криком «ура» бро­силась вперед на цепи французов. Враг отступил.

Всем известен массовый геро­изм, проявленный русскими вой­сками в Крымской войне (1853 –1856). Офицеры и здесь показыва­ли пример героизма и бесстрашия. «Офицеры, — отмечал очевидец сражения под Балаклавой, — были впереди и подавали блистатель­ный пример неустрашимости. Солдаты шли, не обращая внима­ния на артиллерийский и ружей­ный огонь».

Героизм как характерная черта и традиция российского офицера ярко проявился в годы Великой Отечественной войны. Убедитель­ным подтверждением этому явля­ется тот факт, что среди Героев Советского Союза, награжденных в этот период, офицеры составля­ют 60%.

  1. В ходе многочисленных войн в русской армии родилась и в после­дующем получила свое развитие за­мечательная боевая традиция вое­вать не числом, а умением. Эта тра­диция требует от военачальников роста боевого мастерства, профес­сионализма, совершенствования военного искусства.

Уже в княжеских дружинах изу­чался опыт военных походов сво­их предшественников, анализиро­валась тактика боевых действий противника, составлялись поуче­ния, инструкции для будущих предводителей.

Особенно серьезное внимание вопросам военного искусства ста­ли уделять, когда появилась регу­лярная армия. Войска все напря­женнее стали заниматься боевой выучкой, изучать строй, совер­шенствовать вооружение, изучать зарубежный опыт, для подготовки офицеров начали открывать спе­циальные военно-учебные заведе­ния.

И все это делалось с одной це­лью: чтобы при очередной войне, в ходе боевых действий добиться успеха, одержать победу при ми­нимальных потерях. Многие рус­ские военачальники, полководцы, следуя этой традиции, прославили русское оружие, добились миро­вой известности и славы. А выиг­ранные под их предводительством кампании и сражения вошли в учебники по стратегии и тактике как пример умелых действий. Не­которые из них стали классикой военного искусства.

Великий русский полководец А.В. Суворов одержал свыше 60 побед в сражениях и боях, при­чем все они достигнуты благода­ря превосходству русских войск в военном искусстве. Его последо­ватели приумножили славу рус­ского оружия и всегда стреми­лись выиграть сражения не чис­лом, а умением.

  1. Важной традицией офицеров Российской армии всегда было ве­ликодушное отношение к военно­пленным, к мирному населению противника. Уже с первых лет со­здания регулярной армии в ней учили, что военный человек дол­жен руководствоваться на войне и в жизни с невооруженным непри­ятелем евангельским правилом: «Не делай другому того, чего не желаешь себе», придерживаться принципа, что военная наука учит как лучше уничтожить неприятеля только на поле брани, имущество и жизнь мирного жителя должны быть неприкосновенны, «святы и уважаемы».

Из этих основных принципов поведения на поле брани и в по­вседневной жизни исходила рус­ская армия. А.В. Суворов, в част­ности, давал своим подчиненным следующее наставление: «Обыва­теля не обижай! Он тебя поит и кормит. Солдат не разбойник».

М.И. Кутузов, обращаясь к армии по случаю предстоящего по­хода за границу, сказал: «…Не останавливаясь среди геройских по­двигов, мы идем теперь далее. Пройдем границы и потщимся до­вершить поражение неприятеля на собственных полях его. Но не по­следуем примеру врагов наших в их буйстве и неистовствах, унижа­ющих солдата… Будем великодуш­ны, положим различие между вра­гом и мирным жителем. Справед­ливость и кротость в обхождении с обывателями покажет им ясно, что не порабощения их и не суетной славы мы желаем, но ищем освободить от бедствия и угнетений даже самые те народы, которые вооружились против России».

Нужно отметить, что как бы ни было трудно русскому солдату на войне, в его сердце сохранялось христианское человеколюбие, он оставался гуманным.

Боевые традиции как живой сгу­сток прошлого военного опыта, который получила Российская ар­мия в наследство, вооружают зна­ниями, обогащают практику, а значит, позволяют идти к цели быстрее и добиваться большего. Они напоминают нам о славном прошлом, осуществляют великую связь времен, делают ее неразрыв­ной, поддерживают преемствен­ность поколений.

 

(2 оценок, среднее: 5,00 из 5)