Завершением процесса создания единой  территории  государства на месте феодально-раздробленных земель, выдвигает перед московскими князьями и соответствующим  государственным  аппаратом  качественно новую  задачу  —  устройство надежной охраны и обороны пограничных рубежей и в целом приграничных земель.  Это обусловливалось рядом положений.

московское государство

Во-первых, общий характер складывающейся обстановки в приграничных с  Московским государством территориях свидетельствовал о наличии устойчивой тенденции  во  внешней  политики   проводимой сопредельными государствами  связанной с их агрессивными устремлениями (территориальные захваты,  частые военные набеги, пленение жителей  городов  и  сел  с  последующей продажей в рабство, уничтожение материальных и культурных ценностей),  что  в  целом отрицательно воздействовало  на  развитие  приграничных регионов Московского государства.

Во-вторых, возрастающей  необходимостью включения пограничных окраин в  активную  экономическую,  финансовую,  торговую  сферу внутренней политики осуществляемой соответствующим государственным аппаратом.  Вместе с тем  выполнение  данного  положения  на практике было  невозможно  без урегулирования отношений с сопредельными государствами. при этом необходимо отметить, что если в XIV-XV веках  западная  граница  Московского  государства как-то фиксировалась в «межевых» договорах с сопредельными державами  и подвергалась охранению (наблюдению соответствующими структурами, то южная и юго-восточная окраина государства оставалась  неопределенной, а отсутствие на этих территориях каких-либо естественных препятствий превращало данные  пределы  государства  наиболее незащищенные и уязвимые в военном плане направления.

Данные положения убедительно показывают, что задачи организации охраны  и  о  бороны границ,  защиты приграничного населения выдвигается в число первоочередных в Московском государстве.

В XII-XIV  веках  во многих русских деревнях,  а затем и Московском Великом княжестве сохранились отдельные элементы древнерусской системы охраны территориальных пределов.  В основе которой лежал принцип создания крепостей (острожков)  и  высылка  от них караулов, разъездов, сторожевых постов для наблюдения за рубежами княжеств и охраны наиболее опасных  в  военном  отношении направлений.

Первое известие о существовании такой системы и участия  воинов-порубежников  в  защите южно-русских земель относится к 1360 году.  В «грамоте Митрополита Алексея на Черленный Яр,  боярам, баскакам, духовенству и мирянам», передается благословление Митрополита всея Руси,  ко всем христианам, обретающимся в пределах       Черленого Яру и по караулам возле Хопор, до Дону «(Черленый Яр — местность входящая в состав Рязанского княжества,  с реками  Хопер, Ворона, Воронеж, Савал — традиционное место службы порубежников на юге рязанских земель).» Нет сомнения,  — отмечал, еще в 1848 году, один из первых исследователей, состояние охраны рубежей Московского государства русский историк  И.Д.Беляев,  —  что караулы были,  не более, как скрытые притоны разъездных сторожей и станичников,  имевших обязанностью наблюдать за движениями татар и доставлять вести в Москву. Такие притоны первоначально были расположены по Хопру,  Дону, Быстрой и Тихой Сосне, Воронежу,       через которые преимущественно ходили татары на Русь.

Опыт порубежной службы,  знание пограничной местности и  особенностей  действий  врагов  Руси  позволили воинам-порубежникам своевременно дать вести в Москву о походе правителя Золотой Орды — хана Мамая. В августе 1380 года Московский Великий князь Дмитрий IV Иванович готовясь  к  Куликовской  битве  послал  Родиона Ржевского,  Адрея Волосатого,  Василия Тупика и многих других на Быструю  и Тихую Сосну наблюдать за  движением  татар,  и  даже ехать под самую Орду, чтобы добыть языка. Отсутствие известий от посланных, вызвали необходимость посылки других сторожей Климента Поленина,  Ивана Святослава, Григория Судока и других с ними. Пятого сентября пришли со сторож Петр Горский и  Карп  Олежин  и привели в языках одного из значительных мамаевых вельмож.  Затем прибежали к Великому князю,  друг за другом, семь сторожей, постоянно извещая о движении Мамая.

Военное поражение нанесенное  Московским  Великим  княжеством Золотой  Орде в битве на Куликовском поле имело огромное политическое, психологическое значение для русского народа, для правящих на Руси московских князей, для Отечества. В тоже время победа не означала освобождения от монгольского ига.  Через два года   (август 1382 года ) русская земля подверглась страшному разорению войском Золотой Орды во главе с правителем — ханом Тохтамышем. В ходе нашествия Москва была сожжена, а многие пограничные крепости уничтожены.

Дмитрий Донской - Куликовская битва

Дмитрий Донской — Куликовская битва

Итак, первые  попытки организации охраны территориальных пределов Московского Великого княжества относится ко второй полови не  XIV века.  Это период зарождения порубежной охраны в русских землях.

В XV веке происходит не только дальнейшее усиление,  но и упрочнение политических,  военных,  экономических предпосылок объединения русских земель,  которые реализуются в последней  трети века в появлении Московского государства (Российского царства ).

Увеличение территории страны,  вхождение в соприкосновение  с сопредельными  державами  на западной границе,  часто меняющаяся военно-политическая обстановка в порубежных землях и практически не прекращающиеся военные нападения,  вот тот не полный перечень условий в которых происходило дальнейшее становление  порубежной службы Московского государства. ( Российского царства ).

Новые условия существования государства потребовали от  государственных  мужей  и  новых  решений применительно к порубежной службе.  Однако, без решения военных вопросов связанных в первую очередь  с формированием войска Московского государства укрепление границ становилось  бессмысленным.  Войско  стало  предметом постоянной  заботы  Московского Великого князя Ивана III Васильевича.  Ядром вооруженных сил был двор великого князя, в который входили  отряды служилых феодалов — дворян и » детей боярских «. Значительное по численности войско выставляли по приказу Великого князя города Руси,  присылавшие так называемые городские полки,  в которые входили ремесленники, торговцы и другие категории городского населения.  В наиболее сложные периоды военного лихолетья организовывались наборы  ратников  с  сельской  местности. Кроме  того,  к великокняжескому войску присоединялись со своими военными отрядами князья и бояре ( из числа бывших удельных владетелей  земли  ).  Русское войско состояло из конницы ( князья, бояре со своими отрядами,  дворяне и » дети боярские » ) и пехоты, и имело разнообразное вооружение. С конца XIV века в русском войске появляется огнестрельное оружие.  Первоначально  артиллерийские орудия использовались или при защите городов, или же при       их осаде.  С конца 70-х годов XV века артиллерия используется  в полевом бою.

В период княжения Ивана III Васильевича самой опасной остается южная граница Московского государства. Для защиты подступов к столице страны,  защиты местного населения приграничья  в  60  — 70-х  годах ХV века начинается постепенное создание оборонительного рубежа левого рубежа реки Оки,  являющейся в конце ХV – ХVI века  пограничной рекой между русскими землями и «диким полем» (так называли местность расположенную к югу от Оки). Географически  река Ока с левобережными притоками рек Жиздрой и Угрой начинающимися в районе непроходимых Брянских лесов на западе,  своим средним  течением  отрезала  степные районы от Московского государства и далее несла свои воды по не менее проходимым Мещерским лесам на востоке, в последующем впадала в Волгу.  Оборонительный рубеж включал крупные крепости — города Переславль —  Рязанский, Коломну,  Серпухов, Тарусу, Калугу, в последующем к ним были добавлены крепости Кашира, Алексин, Воротынск, Перемышль, Зарайск.

В указанных пределах Московский ( левый ) берег Оки укреплялся в инженерном отношении:  создавались позиции артиллерии,  углублялось  дно  в местах выявленных брод,  срывались пологие спуски к воде.  Особое внимание уделялось укреплению крепостей. С началом войны  собранные полки выдвигались к Коломне и затем рассредоточивалось по наиболее опасным направлениям поджидая татарские орды и отражая их попытки прорыва через Оку, вплавь до самой зимы. Впереди войска действовали сторожи и  разъезды  углубляющиеся  в степи в поисках татарских разъездов и отрядов конницы на десятки и сотни верст.  Постепенно оборонительный рубеж по Оке превращается в Государственный оборонительный рубеж, с ежегодным выходом войска на его защиту и оборону с привлечением местного населения для обустройства в инженерном отношении, с увеличивающимися возможностями маневра войск вдоль оборонительной линии.

На этом рубеже в октябре — ноябре 1480 года русское войско не эффектной,  громкой победой, а продуманными до мелочей, добротно организованными и блестяще выполненными оборонительными действиями под канонаду русской артиллерии,  в противоборстве  с  более чем  100-тысячным  войском  хана Большой Орды Ахмеда, освободило Русь от власти монгольских правителей.  Иго было свергнуто окончательно.

Сражение на Куликовском поле,  оборона на реке Угре  способствовали распаду  и  исчезновению с политических карт Европы монгольских государств,  Золотой Орды и Большой Орды.  Сто лет прошедших между двумя великими событиями не принесли спокойствия на южные рубежи Отечества и после 1480 года борьба  против  набегов татарских отрядов,  походов  войск Крымского ханства,  Ногайской Орды, Казанского ханства продолжались с  неослабевающим  военным напряжением. Между  тем,  обострения  отношений между Московским государством и сопредельными державами западного региона не позволяло Ивану III Васильевичу,  а в последующем его преемнику Василию IV Ивановичу, держать русскую армию на «татарской украине» даже в летнее время .В такой ситуации московское правительство, для поддержания порубежной службы в традиционных местах и создание военных  гарнизонов  в крепостях прикрывающих южную границу, ынужденно было обратиться к созданию особой военно  — служивой прослойки населения.  Большая  ее  часть составляла из городовых казаков, как правило пришедших на порубежье  самостоятельно,  по своей воле и занимающихся охотой,  рыболовством, бортничеством и безусловно земледелием.  Казаки были всегда  готовы  отложить  в сторону земледельческий плуг, рыболовную сеть и с оружием выступить на защиту от татар и других врагов своего дома,  поселения, слободы, крепости.  Однако , государство с течением времени объяявляло земли на которых проживали казаки государственными и  освобождало казаков  и  их потомков от уплаты налогов и выполнения других повинностей, если последние согласны выполнять ратные порубежные обязанности. Городовые  казаки  селились  на рубеже ХV -ХVI веков по рекам Цне,  Проне, Упе, Зуше, Жиздре, Красной Мече, верховьям Оки,  Воронежу, Дону. Вместе с тем нередко в городовые казаки для поселения в крепостях «литовской (польской ) украины» набирались вольные,  охочие  люди из всех сословий с последующим их перевозом на определенное место на порубежье и предоставление аналогичных льгот.

Со второй половины ХV века московское правительство  устанавливает воинскую повинность для всех земледельцев к которым относятся бояре и дворяне проживающие вне пределов Москвы  в  других городах, вольные  горожане  имевшие участки земли и их потомки, а также представители чиновничьего аппарата на  местах  получивших за свою службу или самостоятельно приобретенных участков земли и их потомки.  С течением времени они становились служилыми  людьми» по отечеству», как выполняющие ратные обязанности по наследству от отцов,  дедов и входящих в категорию «детей  боярских»  — являющихся низшим  разрядом служилого дворянства.  Вместе с тем,  по мере надобности московское правительство  из  числа  желающих ратных людей,  городовых  казаков пополняло категорию » боярских детей» — числящихся при этом «по- прибору» повышающих  при  этом       свое социальное положение и на службе и в обществе. «Дети боярские» в период службы получали от  государства  мелкие  земельные участки в вотчинное владение, с проживающими крестьянами на этих землях. «Дети боярские» составляют вторую категорию  военно-служивого сословия.

Третью категорию  порубежных  воинов составляют перешедшие на службу к московским князьям татарские царевичи и мурзы со своими отрядами,  поляки, литовцы, все они получали земли в пользование и за это выполняли порубежные обязанности.

Порубежные земли  отдавались  в управление наместникам назначенным лично государем,  в крепости назначались воеводы, которые и организовывали порубежное дело,  высылали сторожи в «дикое поле», собирали вести о противнике, смотрели за исправностью службы,  поддерживали крепостные сооружения, организовывали выполнение «десятинной запашки» для пополнения казенных  хлебных  запасов,  а  в случае набега или нападения татар руководили оборонительными действиями.

На рубеже ХУ — ХУ1 веков задачи выполняемые порубежными разъездами,  сторожами расширяются.  Во-первых, повышается значение разведки и своевременного выявления намерений крымских и ногайских  войск. Примерно в это время русским порубежникам становятся известны практически все традиционные пути или шляхи по  которым татары осуществляли движение войск к русским границам. К ним относятся Муравский шлях, проложенный татарской конницей от Крымской перкопи до г. Тулы.  Шлях проходил между верховьями множества       рек и речек,  но не пересекал почти ни одной из них. Бадаев шлях, шел от Днепра в 40 верстах от Муравского к г.  Рыльску,  а затем от Рыльска назывался уже Свинным и тянулся до г.  Болхова. А ранее этого были известны Обышкинский, Торский, Изюмский, Бахмутский, Диев, Ногайский и еще около десяти татарских путей  движения.

Знание русскими порубежниками традиционных путей движения ордынцев позволяли жестко контролировать передвижение их войск.

Во-вторых, увеличивается протяженность маршрутов станичных отрядов и охватываемая для наблюдения и контроля местность.  Начиная с первой трети ХУ1 века казачьи отряды не только ходили за сотни верст, для наблюдения за крымцами и ногаями, но очень часто  нападали  на татар в местах их проживания на Дону, Азове и в       Крыму.

В-третьих, увеличиваются  боевые  возможности станичных отрядов.  Наряду с захватом пленных ордынцев,  ставятся  задачи  по преследованию татарских отрядов разоряющих порубежье,  отбитию у ордынцев русского полона, табунов домашнего скота.  Так,  10 июня 1492 года станичники,  дети боярские,  Федор Колтовский и Горяин       Сидоров,  всего 64 человека догнав между Трудами и Быстрою  Сосной, имели бой с Темишем грабившим Олексинскую волость.

Следовательно, на рубеже XV-XVI  веков  меры  предпринимаемые Московскими великими князьями по укреплению границ государства, обеспечению безопасности порубежного населения в целом положительно воздействовали на развитие порубежной службы.

Первые годы княжества Ивана IV Васильевича были омрачены многочисленными  нападениями татарских отрядов на русские земли.  В 1536-1537 гг. Казанские и Ногайские татары напали на Новгород Нижний,  Муром,  Мешеру,  Кострому, Балашиху, Галич, Вологоду, Шую. Разорению подверглась огромная территория от Нижнего Новгорода и Мурома  на юге до Вологды и Перми на севере.  Не менее сложной и опасной была обстановка на южных  границах  Отечества,  Крымские татары нападали на русское порубежье в 1535,  1540,  1541, 1542, 1545 годах. Для прекращения нападений требовались действия Москвы прежде всего против Казанского ханства,  наиболее близкого от русских земель и поэтому наиболее опасного, часто действовавшего в союзе с Нагайской Ордой и Астраханским ханством. Военные действия русской армии по уничтожению Казанского ханства  сочетались с энергичными мерами Московского правительства по укреплению южных границ.  Южнее Оки возникали новые города,  села,  городища. Увеличение населения в порубежье позволило устраивать новые сторожевые посты,  увеличить количество разъездов. С началом Казанских походов началось строительство Большой засечной черты, грандиозной оборонительной линии на  тысячу  километров  от  Переяславль-Рязанского  на Тулу и далее на Крапивну,  Одоев,  к Оке на Белев.  В некоторых,  наиболее уязвимых местах,  между Веневом и Тулой,  Крапивной и Белевом, Одоевом и Лихвинская засечная черта состояла из нескольких линий укреплений. В 1566 году Большая за-

сечная  черта  Русского государства была построена.  Иван IV Васильевич в течении месяца объезжал осматривая новые укрепления и крепости на «татарской украйне» Козельск, Белев, Болхов, Алексин и другие.  Большая засечная черта включала  следующие  элементы: пограничные города-крепости,  насыпные валы, сухие и заполненные водой рвы, лесные засеки, речные перебои, волчьи ямы, кроме этого  в систему заграждений входило устройство частика и надолбов. Леса по которым проходила засечная черта объявлялись  заповедными,  в  них запрещалась вырубка деревьев,  прокладывание дорог и тропинок.  Для усиления защиты и присмотра за сооружением  черты создавались  поселения  служивых  людей (там,  где отсутствовали пограничные города-крепости или местное население) и образовывалась  засечная  стража,находящаяся  в  подчинении засечных голов (назначаемых первоначально из бояр,  а затем все более из «детей боярских»).  На  население  проживающее  вблизи Большой засечной черты налагались государственные повинности — валовое и засечное дело.  Главное  начальствование над участниками засеки вверялось воеводам.

Успешные военные  действия  русских  ратей  против Казанского ханства привело привело к его  ничтожению в октябре 1552 года. В 1556 году русские войска захватили Астрахань и самостоятельность Астраханского ханства была ликвидирована.  В 1560  году  окончательно  признали зависимость от Русского царства Большая Нагайская Орда. Опасность для пограничных рубежей Русского государства на востоке и юго-востоке была значительно уменьшена.

По-другому складывалась обстановка  на  западных  границах  в этот период. Границы Московского государства (Русского царства с 1547 года) на западе изменялись менее динамичнее,  чем на востоке.  В январе 1558 года Русское царство начало войну с Ливонским орденом меченосцев,  которая длилась 25 лет. Военные действия на       западе сказывались по-разному, победы русских войск в первые годы,  сменялись цепью военных поражений. Война затянулась и в военные  действия в 60-е годы на стороне Ливонии вступили союзники Ордена Меченосцев,  Великое княжество Литовское,  Русское и  Жемайтское  (после  заключения унии с Королевством Польским в 1569 году — Речь Посполитая) и Королевство Швеция.

В период Ливонской войны очень тревожной оставалась обстановка на южной и юго-восточной границах,  только в течении трех лет не было вторжений в русские пределы татарских ратей. Не менее 12 раз за период войны Крымские ханы предпринимали  большие  походы на  Русь,  в которых принимали участие десятки тысяч конных воинов. Количество же мелких татарских нападений не поддается учету — их было множество.

Следовательно, Русскому царству,  наряду с продолжавшейся Ливонской войной  пришлось  вести  еще одну «необъявленную войну», против Крымского ханства на юге.

Со второй  половины 60-х годов XVI века набеги крымцев становятся более дерзкими не редко возглавляемое самим ханом, отдельные татарские  отряды  появляются в Московских окрестностях,  в отдельные годы татары воевали в русских землях по несколько раз. Так, в 1567 году в войске татар было 3 тысячи всадников,  в 1568 году 5 тысяч,  весной 1570 года 50-тысячная Крымская армия  подвергла страшному разорению окрестности Рязани и Каширы.  Русские сторожи сообщали,  что татары до снегов кочуют вблизи южных границ, в верховьях Донуи  и Оскола.

В таких условиях,  Иван IV Васильевич приказом своим от 1 января 1571  года  указал  Большому воеводе князю М.И.Воротынскому «ведать станицы,  сторожи  и  всякие  свои  государевы  польские (степные) службы»  и  назначил главным ее начальником,  при этом «предписал дать ей лучшее устройство»,  придав ему  в  помощники       для освидетельствования  и назначения сторож на месте со стороны Крымцев, князя Михаила Тюфякина и дьякона Ржевского, со  стороны Нагайской — Юрия Булгакова да Бориса Хохлова.»

Воротынский начал с  того,  что  веле  «доискатись  станичных прежних списков» и созвать в Москву всех лиц имевших отношение к этой службе:  станичных голов,  станичников,  станичных вожей  и стороже .  Были вызваны и старые,  и увечные — лишь бы они имели опыт службы «на поле».  Особый интерес проявил Воротынский к тем       станичникам и сторожам,  которые «в половину были, а ныне из полону вышли.» После полуторамесячной документ был готов и 16  февраля 1571  года был принят «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе».  Данный документ,  по-существу, был первым, известным в настоящее время, законодательным актом Российского государства российского государства регламентирующим ратную  порубежную службу.

В водной части приговора сформированы задачи станичной и сторожевой службы и принципы разрешения основных порубежных элементов, «…из которых городов и поскольку человек сторожей на  которых стороже  ставили,  которые  б  сторожи были усторожливы от Крымские и Ногайскуие  стороны,  где  б  было  государству  делу       прибыльнее и  государевым украинам было бережнее,  чтоб воинские люди на государевы украины венною безызвестно  не  приходили,  а станичникам бы  к  своим  урочищам  ездили и сторожам насторожах стояли в тех местах,  которые б места были усторожливее,  где бы им воинских людей можно устеречь.»

В основной части приговора была определена организация службы сторож по  наблюдению за татарскими шляхами:  «А стояти сторожем на сторожах с конь не сседая,  переменяясь и ездили по урочищам, переменяясь же, направо и налево по два человека по наказам, каков им наказаны дадут воеводы.  А станов им не делати,  а  огни

класти не в одном месте ; кем кашу сварити, и тогды огня в одном месте не класти двожды;  а в коем месте кто полднивал,  и в  том месте не ночевать, а где кто ночевал, и в том месте не полдневали. А в лесах им не ставитуа,  а ставитуа им в таких местах, где было бы усторожливо.»

Приговор устанавливал порядок действий станичников и сторожей при обнаружении воинских людей (неприятеля): «А где которые станичники или сторожи воинских людей подстерегут,  и станичником с теми вестми посылати в государевы в украинные городы,  в которых ближе своих товарищев,  а самим сзади людей на сакмы ездити и по сакмом, и  по  станом людей исмечати,  а ездив п сакмом и сметив людей,да с теми вести и в другой отослати ж  своих  товарищев  в теже городы,  в которые. а велети ехати, покиня тех людей вправе или влеве, которыми дорогами поближе, чтоб перед воинскими людьми в государевы украинные городы весть была ранее, не близко перед ними.  А которые головы и сторожи у них на праве или на леве стоять, и им к тем головам и к сторожам с вестью от себя отсылати ж». По мнению историка В.И.Боярского, в данной части приговора изначально  нашел отражение принцип гибкого сочетания в действиях воинов-порубежников жесткой дисциплины и разумной  инициативы, —  доставить  весть в какой-либо «украинный город»,  а как при этом ехать по сакме (степной дороге) или «которыми  дорогами поближе», решали сами станичники или сторожи.

В приговоре разграничивались действия станиц и сторож в передаче вестей о «воинских людях». Станицы должны были «подозят людей на дальних урочищах, и им чинити отсылки три или четыре, или сколько будет прогоже,  посмотря по людям и по делу,  от которых мест препоже…  к которым украинам ближе, а не к Путивлю и не к Рыльску (т.е. не обязательно вести передавать в тот город откуда была выслана станица), чтоб проведав подлинно про люди, на которые места  спешите  наскоро  в теж городы,  на которые места они пойдут.»

Сторожи в  свою  очередь  «подозрив людей,  отсылать с вестми своих товарищев в те городы,  из которого города кто на  которую сторожу ездит, а достольным сторожем ездити на сакмы и сакмы перезжать и люди исмечати,  а сметив людей, спешите в те городы, к     которой украине те воинские люди пойдут.» Такой порядок действий

станиц и сторож,  как отмиечал историк Е.Л  Ежуков,  обеспечивал быстрое получение  информации,  не только в «украинных» городах, но и в самой Москве, что обеспечивало своевременное принятие необходимых мер обороны.

Приговор устанавливал ответственность станичников и  сторожей за нарушения порубежной службы. «Станичникам и сторожем с ложными вестми не ездити и не дождався на сторожах стоьрожем собе перемены со сторож не съезжати.» За нарушение данного требования и если «в те поры государевым украинам от воинских людей  учинитуа война», то виновным полагалась смертная казнь. За менее значимые нарушения к виновным применялось «бити кнутьем», а также наказывались денежным штрафом.

Приговор заканчивался росписью порядка смены станиц и сторож. Станицы выезжали из Путивля и Рыльска,  начиная с 1 апреля с интервалом в 15 дней, всего высылалось 8 станиц. Спустя четыре месяца, 1 августа, наступала вторично очередь первой станицы и далее по росписи.  Срок прекращения службы всех станичных смен был определен 1 декабря, но обращалось внимание на то, что «еще снеги не укинут» службу станицам следовало продолжать в той же очередности, до  глубокого  снега.  В  Путивль  и Рыльск станичники должны были прибывать за две недели до высылки на службу.

Сторожи выезжали  из тех же городов,  также с 1 апреля сроком на 6 недель «и с проездом», то есть с учетом времени на движение к месту службы и обратно. Сторожи делились на «три статьи» (партии), меняющие друг друга. Служба сторож в период второго заезда составляла уже месяц «и с приездом».  На сторожах воины  — порубежники несли службу «доколе большие снега укинут». Приговор не устанавливал места  службы  и  численность станиц и сторож,  давал право воеводам и головам самостоятельно рассматривать эти вопросы. Станицы  двигались  в одном направлении до конечного пункта, указанного в соответствующей росписи и  обратно.  Служба  сторож состояла в другом, стороже определялся конкретный участок в пределах которого передвигались порубежники входящие в состав стражи. Протяженность  участка  была  различной  —  35,40  и даже 70 верст, на отдельных направлениях были участки  протяженностью  в 5-10 верст.  К 1571 году,  по подсчетам И.Д.Беляева,  на южных и юго-восточных рубежах Русского царства выставлялось 73  сторожи,  удаление последних  от  пограничных городов-крепостей составляло 20, 40,  а иногда и 60 верст. Общий участок, который прикрывался станицами и сторожами составлял более 500 верст.

Следовательно, в Приговоре был обобщен опыт станичной и  сторожевой службы  Русского  царства и определены основные элементы выполняющие задачи по охране границ государства. Приговор создал основу системы охраны границ и порубежного населения,  в которую входили: пограничные города-крепости  с  воинскими  гарнизонами, высылаемые от них к границам русских земель сторожи (находящиеся на постоянных,  известных местах), и станицы (передвигающиеся по определенным маршрутам)  выполняющие,  не редко свои обязанности вне пределов русских земель.

Вместе с тем,  положения Приговора в силу объективных обстоятельств не были выполнены.  В начале мая 1571 года Крымский  хан возглавляя войско  численностью  до 40 тысяч конных воинов прорвался с боями через малочисленные пребывающие в стадии развертывания, станицы  и сторожи,  заграждения Большой засечной черты и 23 мая вышел к Москве.  Осадные действия со стороны татар сопровождались поджогами города и предместий столицы, при этом незначительная часть русского войска находящаяся в городах-крепостях на Оке  и отступившая к Москве вела сражение на южных подступах к столице Русского царства.  Возглавлял 6 тысячный  отряд  русских       воинов князь  М.И.Воротынский,  что  безусловно не могло воспрепятствовать разорению южных и центральных областей страны. В ходе нападения  татарами были убиты около 300 тысяч русских людей, примерно 60 тысяч уведено в плен,  36 городов подверглось  разграблению и частичному уничтожению.

Во-второй половине 1571 года при активном  участии  М.И.Воротынского основные положения приговора были реализованы в практике станичной и сторожевой службы.  Из двенадцати городов  южного порубежья в  степь  высылались станицы и сторожи,  которые перед службой проверялись пограничным и воеводами на предмет готовности лошадей, оружия и амуниции, а в период службы составляли несколько неразрывных линий наблюдения и контроля за степными татарами шляхами и наиболее опасными участками местности.

Кроме этого,  согласно распоряжению Воротынского  еще  от  21 февраля  1571  года,  в зоне службы станиц и сторож находились с целью надзора за исправностью службы последних «головы в  поле», в известных местах, с особыми отрядами станичников .»Головы» высылались из следующих пунктов,  первый из Казани с отрядом в 135       человек,,  второй из Шауда на верховья Дона с отрядом в 120 станичников,  третий из Дедилова со 100 конными воинами,  четвертый из  Орла с 96 станичниками.  Это количество станичников при всех начальниках назначалось неизменным,  все они были  разделены  на три  статьи  (партии)  и высылались по определенным маршрутам с возвращением через каждые шесть недель, поочередно.

В октябре 1571 года царь Иван 1У Васильевич предписал в соответствующем указе М.И. Воротынскому  выжечь  травяной  покров  в степи на южных пределах территории Русского государства.  В роспись городов откуда осуществлялась «пожога» были включены Мещера, Даилов, Крапивна, Новосиль, Мценск,Орел,   Рыльск, Путивль. Таким образом,  было охвачено огромное пространство степи от верховьев реки Ворены до Днепра и р.  Десны,  на пространстве не менее 400 верст.  Данные  действия  лишали  татрские  отряды  возможности скрытного  приближения к русским границам и подножного корма для табунов татарских лошадей в период военных набегов.

Созданная таким  образом в 1571 году система станичной и сторожевой службы на южных и юго-восточных границах Русского  царства уже в 1572 году сыграла важную роль в отражении военного нападения Крымского ханства.  В начале июня 1572 года станичной  и сторожевой службой  были раскрыты намерения Крымского хана о походе на Русь и определено направление главного  удара  Крымского войска, что позволило Ивану IV  своевременно собрать полки и выставить их на позиции по государственному оборонительному  рубежу (в условиях  продолжающейся  Ливонской  войны) и в целом положительное казалось на победе русских войск  над  войском  Крымског хана в сражении при Мошлодях.

В 1573 году было установлено обязательное правило для станичников, при которому все разъезды станицу,  встречаясь в урочищах менялись признаками (специальными знаками) для  того, чтобы  начальники могли  контролировать  соблюдения станичниками установленных маршрутов движения.

Боевое взаимодействие  зародившееся  летом  1572  года  между войсковыми полками и станичной и сторожевой службой крепло и совершенствовалось в  совместных  отражениях  Крымских и Ногайских нападений в 1574-1578 годах.  Военная опасность существующая  на южных рубежах  русского  государства постепенно теряет свою  ос троту.

В феврале  1574 года царь Иван IV назначает главным начальником станичной и сторожевой боярина Никиту Романовича Юрьева. Под руководством которого  15 марта 1576 года были утверждены некоторые изменения в службе. Так, было отменено обязательное правило о направлении сторожей в степь к 1 апреля, впредь сторожи начинались весеннюю службу исходя из местных условий, кроме этого, обращено внимание  воевод  на своевременную доставку в Разрядный приказ (орган военного управления) подробных списков  станичников, стороже,  вожей (проводники из числа местных жителей) высылаемых на порубежную службу,  а также на тщательную  организацию взаимодействия между сторожами,  станицами,  воеводами, осадными головами в интересах своевременного оповещения о действиях  неприятеля. С  марта 1577 года на основании распоряжения Н.Р.Юрьева были учреждены особые дозорщики для надзора за службой сторожей. Ближайший надзор за сторожами был поручен осадным головам, которые отчитывались за исправность службы перед воеводами и наместниками украинных городов.

В 1582-1583 годах русское царство подписывает мирные договоры с Речью Посполитой и Королевством Швеция. Ливонская война проиграна, активные военные дествия  русскими  полками  прекращаются. Стабилизация обстановки на западных границах способствовала постепенному изменению военной ситуации на  южных  и  юго-восточных рубежах русского царства, что в свою очередь стимулировало активизацию переселения русских людей из центральных и северных  районов на  более  плодородные южные земли.  В последней трети XVI века на землях «дикого поля» переселенцами вблизи рек и  речушек создаются небольшие городища, городки, которые впоследствии преобразовываются в новые пограничные города-крепости. В этот период к  станичной и сторожевой службе были  приписаны новые пограничные города, такие как: Стародуб, Калуга, Оскол, Почеп, Ливны, Елец, Кромы, Белгород, Воронеж. С 1 марта 1586 года согласно новому распоряжению из новых пограничных городов — Ливен и Воронежа стали  выставлять  на  службу  13 и 12 сторож соответственно, препятствующих проикновению Крымских татар вглубь Руси вдоль Дона. Вместе с тем, военные нападения на пограничные земли Русского царства со стороны Крымского ханства продолжались и в последней трети XVI века.

Таким образом в XV-XVI веках в Московском государстве  происходит переход  от  порубежной  охраны  к  станичной и сторожевой службе. В этот период в Русском царстве принимается первый  государственный акт регламентирующий пограничную службу,  при этом охрана и защита границ становится важной функцией  государства. В последней трети  XVI  века пограничная служба представляет собой единство следующих элементов: станицы- «головы в поле», усиленные станичными отрядами- сторожи- гарнизоны пограничных крепостей.

С началом XVII века Русское царство в своем  развитии  прошло через тяжелый внутренний социально-политический кризис. «Смутное время» военные действия на западных границах против Речи  Посполитой и  Швеции не способствовали сохранению системы охраны границ Русского государства.  Однако с течением  времени  народная память и  воинская  мудрость  способствовали возрождению русской государственности, становлению станичной и сторожевой службы.

В 20-30  годы  XVII  столетия в период продолжающихся военных действий против Речи Посполитой,  практически не  прекращающихся набегов татарских  отрядов создаются новые или возрождаются старые пограничные крепости на южных  рубежах.  Цель  строительства одна перекрыть станицами,  сторожами,  военными  гарнизонами крепостей пути движения неприятельских отрядов вглубь страны.  Так,  были созданы крепости Козлов,  Тамбов,  Верхний и Нижний Ломов — прикрывающие Нагайский шлях;  Изюмский и калмыцкий шляхи прикрывали крепости Усерд,  Яблонев,  Короча, Чириавск, Ефремов. Кроме этого были восстановленны отдельные Участки засечной черты Русского государства в районе Белево, Одоева, Тулы, Венева.

Новые пограничные города-крепости стали опорными  пунктами  в период строительства  Белгородской засечной черты.  Решение о ее создании было принято царем  Михаилом  Федоровичем  Романовым  в

1635 году.  Строительство было завершено в 1646 году. Белгородская засечная черта проходила южнее  Большой  засечной  черты  на удалении 300  и  более километров и включала 26 пограничных крепостей. Белгородская засечная черта проходила от Алтырей на  западе через Белгород, Воронеж и до Тамбова на востоке. В последующем была достроена Симбирская засечная черта  (1648-1654  гг.), которая проходила от Тамбова на западе через Саранск и Карсун до Симбирска на востоке.  В 1683-1684 годах создается  Сызраньская засечная черта,  которая на западе смыкается с Симбирской засечной чертой южнее города Саранска, в районе реки Мокша и проходит через Пензу и Сызрань до Надейно Усолья на востоке.

Энергичная деятельность правительства по укреплению южных рубежей государства  в  инженерном  отношении сопровождалось соответствующими мерами по направлению служилых или «вольных и  охочих» людей  на  службу  или на жительство в пограничные крепости или в прилегающую к городам местность.  Так,  в крепостях Белгородской черты  в  1651  году постоянно проживало только служилых людей более 10000 человек, а несколько ранее, с 1646 года, в города Белгородской  черты  вводится  постоянное пребывание полков русского войска, которые усиливали гарнизоны пограничных крепостей.

Увеличение протяженности границ на юге привело к  росту  численности высылаемых сторож.  В  1623 году их насчитывалось 186. В том же году был составлен новый приговор станичной и  сторожевой службы,  в  котором  сохранялись основные элементы государственной системы станичной и сторожевой службы, принципы организационного использования станиц и сторож,  а также порядок действий всех элементов пограничной службы при обнаружении неприятеля.

Приговор определял,  что служба станиц и сторож начинается  с 25 марта , перед отправлением на службу воеводы пограничных крепостей собирали в установленное время «детей  боярских»,  атаманов, казаков, вожей, проверяли их готовность к службе, составляли партии станиц и сторож, определяли очередность выхода на службу,       в последующем эти данные тражались в сорответсвующих списках отсылаемых в Разрядный приказ.

В приговоре  нашли  отражение определенные изменения применительно к службе станиц.  Так,  все станичники  делились  на  две группы: первая выходила на службу с 25 марта до 1 августа,  вторая с 1 августа до 15 ноября.  В каждой  станице  предписывалось иметь по «сыну боярскому, атаману, по шесть ездоков и по два вожа, при этом каждый станичник обязан был  иметь  два  коня.  При отправлении станиц воеводам предписывалось выдавать наказные памяти за воеводской печатью и дозорами до указанных мест, приводя от туда доездные памяти. Кроме этого, в приговоре были закреплены нововведения в службе сторож. Было определено, что сторожи несут службу  бкруглосуточно,  при  этом совершают частые разъезды между сторожами,  в интересах наблюдения за  исправным  несением службы сторожей назначались специальные дозорщики. Приговор 1623 года сохранял свою значимость до конца ХУП века.

Охрана границ Московского государства строилась дифференцированно, с учетом  природно-географических  условий,  особенностей отношений с  сопредельными державами.  Западные рубежи со времен Древней Руси  традиционно  охранялись  по  иному,  чем  южные  и юго-восточные пределы  государства. Охрана  рубежей  Отечества на севера-западном и западном направлении в ХУ-ХУП веках находилась в ведении  наместников,  назначаемых московскими великими князьями, а в последствии русскими царями. непосредственно охрану рубежей организовывали  воеводы земель,  воеводы городов и крепостей. В городах,  многие из которых были  превращены  в  каменные неприступные крепости,  были сосредоточены многочисленные гарнизоны имеющие на вооружении крепостную и полевую артиллерию. К  их числу относятся Новгородж,  Новгород-Северский, Ладога, Иван-город. Каждый гарнизон привлекался к сторожевой службе и  от  соответствующих воинских  команд высылались сторожи,  конные и пешие дозоры, которые несли наблюдательную и разведывательную  службу. В интересах усиления охраны рубежей Отечества в лесисто-болотистой, озерной местности также устраивались завалы,  засеки перекрывающие отдельные, наиболее опасные направления.

Таким образом,  в Х1У-ХУП веках в Русском государстве  происходит зарождение и последующее развитие порубежной, станичной и сторожевой службы.  В этот период охрана и оборона  границ  Отечества превращается  в одну из главных функций государства,  что нашло отражение в принятии «Боярского приговора о  станичной  им       сторожевой службе» — первого законодательного документа,  регламентирующего охрану границ. Созданная в последней трети ХУ1 века станичная и  сторожевая  служба  сыграли  важную  роль в истории Русского государства.

(Пока оценок нет)