Основные положения пособия по добыче воды.

Исполнитель популярной песенки утверждал, что «без воды и ни туды и ни сюды». Не согласиться с ним нельзя. Действительно, если без еды человек может прожить больше месяца, то лишенный воды «протянет» несколько суток. В аварийной ситуации наличие или отсутствие воды нередко играют решающую роль в сохранении жизни потерпевших.

Проще всего организовать водопотребление в таежной и горно-таежной зонах. Человеку, путешествующему по тайге, источники воды встречаются на каждом шагу. Наиболее без­опасна в медицинском отношении, и к тому же приятна на вкус, вода в ключах и родниках. Про­бившись сквозь толщу земли, вода очищается от вредных примесей, микроорганизмов. Такую воду можно пить без всякой опаски.

То же самое можно сказать о большинстве про­точных водоемов с быстрым течением — ручьях, небольших равнинных и горных речках. Боль­шинство из них подпитывают грунтовые воды или ледники; текут они среди леса и поэтому загрязниться, просто не успевают. И хотя некоторые авторитетные люди рекомендуют дезинфициро­вать и проточную воду, вряд ли это в аварийной практике выполнимо. Мучимый жаждой человек, скорее всего не станет тратить время на разведе­ние костра и кипячение чистой на вид воды, а просто напьется из любого встретившегося на пути источника. Поэтому не буду терять време­ни, убеждая скептиков в необходимости дезин­фицировать всякую встретившуюся на их пути воду. Все равно человек поступит по-своему.

Но вот к другому совету прислушаться стоит. В жару, после долгого перехода, не следует пить холодную воду сразу и много. Надо в течение нескольких минут остыть, затем прополоскать рот прохладной водой и лишь потом пить. Если этим правилом пренебречь, то можно легко и очень сильно простудиться. На Руси была распростра­нена подобная, характерная для поры сенокоса смерть, когда люди, разгоряченные работой, на­брасывались на ледяную ключевую воду, застужались, заболевали и сгорали в считанные дни.

Не рекомендуется также жадно набрасывать­ся на воду, стараясь выпить возможно больше залпом. Иногда бывает достаточно выждать 10—15 мин, чтобы напиться го­раздо меньшим количеством воды. Пить следует мелкими глотками, не спеша, делая 3 – 5 минут­ные перерывы. Особенно важно придерживаться данного правила, когда воду приходится перено­сить на себе.

В отличие от быстротекущих ручьев и речек слабопроточные водоемы (широкие равнинные реки, старицы, заросшие озера, пруды, боло­та) предложить потерпевшим бедствие готовую к употреблению воду не могут. Застойная вода обычно бывает сильно загрязнена и насыщена различными болезнетворными микроорганизма­ми. Здесь лучше перестраховаться и если и пить ее, то после соответствующей и очень тщатель­ной «санитарной обработки».

ОБЕЗЗАРАЖИВАНИЕ И ФИЛЬТРОВАНИЕ ВОДЫ

Способов дезинфекции воды существует мно­жество. Надежней всего использовать выпускае­мые промышленностью специальные таблетки для обеззараживания воды — пантоцид. Одна таблет­ка этого препарата обеззараживает 0,5 — 0,75 л воды через 15 — 20 мин после растворения. В ка­кой-то степени заменить их могут:

  • таблетки гидроперита (пергидроля) — одна таблетка на 1,5 — 2 л воды;
  • марганцовокислого калия — при­мерно 1 — 2 г на ведро воды, при этом цвет рас­твора должен быть слабо-розовым;
  • йод — из рас­чета 3 — 4 капли пятипроцентной спиртовой на­стойки на 1 л воды;
  • алюминиевые квасцы — ще­потку на ведро воды;
  • в крайнем случае, поможет даже обыкновенная поваренная соль — одна сто­ловая ложка на 1,5 — 2 л воды.

Во всех случаях воде надо дать отстояться в течение 15 — 30 мин.

Хорошим средством для дезинфекции воды являются появившиеся недавно различного рода фильтры промышленного изготовления — «Аквапор», «Биофильтр», «Азалия», «Роса», «Барьер», «Брита» и пр. Удобнее всего людям, отправившимся на природу, иметь кар­манный вариант фильтра «Родник», имеющего вид пластиковой трубочки, один конец которой опускается в водоем, а через другой вода всасы­вается ртом. Обеззараживание воды в таком фильтре производится с помощью мощных йод содержащих реагентов, что позволяет, не боясь последствий, пить воду из любого источни­ка воды, даже из гнилого болота. По крайней мере, так утверждают его создатели.

С незапамятных времен неплохим дезинфици­рующим средством считается серебро. Замечено, что вода, в которую опущено какое-нибудь сереб­ряное изделие, сохраняется дольше. Дальнейшие исследования показали, что антимикробный эф­фект серебра в 1750 раз сильнее действия карбо­ловой кислоты и в 3,5 раза — сулемы. Поэтому все серебряные украшения (серьги, кольца, брас­леты и пр.), оказавшиеся на людях, потерпевших аварию, следует изъять и пустить по прямому на­значению. Для увеличения площади украшения можно расплющить, разбив между камнями.

Если у попавшего в беду человека названных медицинских и ювелирных средств и фильтров при себе не оказалось, а именно так чаще всего и слу­чается, воду следует тщательно прокипятить. Как минимум — 10 мин.

В тайге для большего обеззараживающего эф­фекта в ведро воды можно добавить 100-200 г молодых веток ели, сосны, пихты, кедра или можжевельника и кипятить их 10-30 мин. Осев­ший на дне ведра бурый, плохо растворимый оса­док пить нельзя. С той же целью можно исполь­зовать кору ивы, вербы, дуба, бука, молодую бересту из расчета 100 150 г на ведро воды и кипятить 20 — 40 мин или настаивать в теплой воде 6 час.

В тундре и лесотундре в кипящую в ведре воду можно добавить 2 — 3 горсти хорошо промытого ягеля. В горах — лишайник (каменный мох), кору лесного или грецкого ореха — 50 г на 10 л воды с последующим 10 —20-минутным кипяче­нием, траву арники или календулы — 150 — 200 г на ведро, кипятить 10 — 20 мин или настаивать не менее в час.

В степной зоне с той же целью можно исполь­зовать траву ковыля, перекати-поля, тысячелист­ника или полевой фиалки из расчета 200 — 300 г на ведро воды с получасовым кипячением. В пус­тыне — верблюжью колючку или саксаул.

Устранить неприятный запах воды можно с помощью добавления в нее при кипячении дре­весного угля из костра и последующего отстаива­ния в течение 30 — 40 мин.

Ну а если у человека, потерпевшего аварию, не нашлось спичек, чтобы развести костер, а пить ему тем не менее хочется? Тогда можно попытаться профильтровать воду.

Школа выживания: как добыть воду?

Фильтр можно соорудить из любой имеющейся в распоряжении ткани и жер­дей. Для этого жерди устанавливаются треногой, на которой на трех уровнях привязываются три куска ткани. Каждый такой импровизированный фильтр нагружается своим наполнителем. Напри­мер, верхний (1) — травой, средний (2) — песком, ниж­ний (3) — древесным углем, взятым из прогоревше­го костра, сложенного из деревьев лиственных пород. Вода, свободно протекая через все слои, фильтруется и осветляется.

Малоформатный вариант тканевого фильтра представляет собой прикреп­ленный к жердевому каркасу тканевый тубус, заполненный различными слоями грунта — землей, песком, золой и пр. В качестве тубуса можно использовать рукав рубахи, штанину или свер­нутое кульком полотнище. Чтобы фильтруемая вода не просачивалась по ткани, ее следует уз­кой струйкой наливать в углубление, сделанное в центре фильтра.

Можно изобрести и более простой тканевый фильтр. Например, выкопать в грунте ямку, по­ставить туда емкость, сверху из веток деревьев соорудить импровизированную решетку-настил, на которую уложить слой ткани.

 

В центре ткань желательно продавить, чтобы образовалась на­правляющая воронка для стекания жидкости в емкость. После этого на ткань нагрести толстый слой песка, песок укрыть следующим куском ткани, сверху насыпать древесный уголь, снова укрыть тканью и снова уложить фильтрующее вещество. Таких слоев может быть несколько — чем больше, тем лучше. Для более надежного обеззараживания профильтрованную воду желательно пропустить через фильтр еще раз. Причем, лучше не через уже использованный фильтр, а через сделанный вновь.

Простейший фильтр представляет собой пус­тую консервную банку с двумя-тремя небольши­ми отверстиями, пробитыми в днище, на две тре­ти заполненную мелким песком. Вода заливает­ся сверху и, пройдя сквозь толщу песка, вытекает в отверстия. Для большей надежности про­цесс фильтровки лучше повторить многократно. Если вода очень загрязнена, песок в банке сле­дует периодически менять на более чистый.

А если банку заполнить разбитым на мелкие кусочки углем, взятым из прогоревшего костра, то получится более технологичный угольный фильтр! Более чистый уголь получается, если дрова прожечь в какой-нибудь емкости на силь­ном огне.

Кстати, дрова должны быть лиственных по­род, так как хвойные породы придают отфильт­рованной воде специфический вкус и запах.

И, наконец, самый простой (но это не значит, что самый плохой) фильтр — это земляной на­сос. Для его устройства не надо ничего — ни ткани, ни палок. Достаточно иметь водоем с по­дозрительного вида водой и шанцевый инстру­мент — лопатку, нож или просто заостренную палку. Этим инструментом в 50—100 см от водо­ема необходимо выкопать глубокую, не менее полуметра, ямку и подождать, пока она запол­нится водой. Затем воду осторожно вычерпать, подождать, пока ямка вновь наполнится, и снова вычерпать. И так до тех пор, пока вода не станет чистой и прозрачной.

Но все же лучше перетерпеть жажду до тех пор, пока на пути не встретится родник или другой чистый водоем. При этом для уменьшения чувства жажды можно сосать кисловатый леде­нец, косточки от плодов или чистый камешек-голыш. Водой, непригодной для питья, допусти­мо обтирать лицо, шею, смачивать го­ловной убор. Тем, кто сильно потеет, целесооб­разно съесть утром 10—15 г соли, запив ее во­дой до чувства полного насыщения. Это облег­чит их состояние во время дневного перехода.

В южных регионах одним только фильтрова­нием воды лучше не ограничиваться, так как в ней во множестве могут пребывать различные кишечные, печеночные и прочие паразиты и ви­русные инфекции, к которым организм европей­ского человека приспособлен плохо и которые могут вызывать самые серьезные заболевания. В южных и особенно южноазиатских регионах воду необходимо кипятить или перегонять с по­мощью паровых и полиэтиленовых дистиллято­ров! Если вы, конечно, не хотите умереть лет через двадцать от необратимо запущенного цир­роза печени или какой-нибудь не менее опасной болячки.

Простейший паровой опреснитель можно изготовить из любой металлической тру­бы, согнутой под прямым углом — коленом. Тру­ба устанавливается раструбами вверх на две не­горючие опоры, например два песочных валика. Внутрь трубы заливается вода. В месте сгиба раз­водится огонь. На концы трубы надеваются ме­таллические кастрюли или банки, выложенные изнутри тканью. Пар от кипящей воды осаждает­ся на прохладном металле кастрюль, впитывает­ся тканью и по капле стекает в подставленные емкости.

Более простой паровой опреснитель можно сде­лать из куска полиэтиленовой пленки, емкости и нескольких жердей. Для этого жерди следует установить треножником, подвесить на них ем­кость и обмотать сверху полиэтиленовой плен­кой. При этом в верхней части «кулька» следует оставить отверстие для вытяжки дыма, а нижние концы подвернуть внутрь на 10 — 15 см и слегка задрать вверх, чтобы образовались своеобразные карманы-углубления. Теперь если под емкостью развести костер и довести воду до кипения, то пар будет конденсироваться на пленке и стекать вниз, в образованные подвернутыми краями по­лиэтилена карманы.

Данный опреснитель в работе довольно кап­ризен, так как сильный огонь норовит распла­вить пленку, а слабый не поддерживает на тре­буемом уровне кипение. Этого недостатка мож­но избежать, если костер разводить внутри вы­ложенного из камней очага, на который устано­вить емкость. Камни прикроют легкоплавкую пленку от чрезмерного жара и направят его вверх, на дно емкости. И, конечно, в качестве дров луч­ше использовать дающие меньше искр тонкие дрова лиственных пород деревьев.

Несколько других конструкций паровых и иных опреснителей описаны в главе, посвящен­ной выживанию в пустыне.

Весной для утоления жажды можно с успе­хом использовать сок березы. Для этого в коре не старой березы просверливается или прореза­ется в виде буквы «V» несколько небольших рас­положенных друг над другом отверстий. В них вставляются веточки или свернутые желобком листочки, предназначенные для стекания высту­пившего сока. У основания дерева устанавлива­ется емкость для сбора капающего сока. Подсчитано, что за день от пяти берез можно таким образом «накачать» до 20 л сока.

Таким же способом можно добывать сок из клена или виноградной лозы.

Ранним утром, если найти открытый источник не удалось, можно собирать обильно выпадающую на растениях росу. Проще всего это сделать, обвязав ноги до колена свободно свиса­ющими тряпками, разорванной на полосы одеж­дой, в крайнем случае, травой и пройти несколь­ко раз по высокому травостою. Ткань быстро набухнет водой, после чего ее можно отжать в любую имеющуюся в распоряжении емкость и, если воды будет недостаточно, повторить всю процедуру снова.

Если кто-то брезгует сводить воедино два та­ких разных процесса, как водопотребление и мытье ног на рассвете, то он может просто та­щить расправленную ткань или куртку за собой, продвигаясь по влажному травостою. Правда, этот способ менее производителен, так как человек, шагая впереди, значительную часть росы сбивает своим телом.

ПОИСК И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ВОДОИСТОЧНИКОВ

Иногда страдающим от жажды потерпевшим бедствие удается отыскать скрытые от глаз ис­точники воды или обнаружить близко залегаю­щие к поверхности земли водоносные слои грун­та. В этой главе я упомяну только о наиболее универсальных, справедливых для всех климатогеографических зон, приемах поиска ис­точников воды.

Понятно, что почти всегда вода скапливается в понижениях рельефа, куда она стекает с ближайших участков. Воды чаще всего поднимаются к поверхности земли на участках почвы, имею­щей более рыхлую структуру, чем окружающая их почва. То есть срабатывает своеобразный природный насос, когда более тяжелый и водонепроницаемый грунт давит на водоносные слои, выталкивая воду вверх, по «руслам» более проницаемых поч­венных слоев.

Например, на каменистых почвах встретить источники воды вероятнее всего в местах известковых выходов. Из всех каменистых почв извест­няки в наибольшей степени водопроницаемы, так как пронизаны множеством глубоких трещин, по которым и выдавливаются к поверхности земли грунтовые воды.

Точно так же в сухих каменистых, в том чис­ле известковых, каньонах искать воду следует в местах, где их пересекают более пористые пес­чаные почвы.

Поняв принцип работы природного насоса, нетрудно догадаться, что наибольшие шансы отыскать источник воды в горной местности бу­дут у людей, ведущих поиск у основания горных плато, хребтов, отдельных скал и каменных гряд. Плато или хребет, налегая своей массой на землю, выдавливают влагу с водоносных гори­зонтов наверх. Не имея возможности пробиться сквозь монолитную каменную толщу, влага ухо­дит в стороны, пробивая себе путь в более рых­лых окружающих почвах. Именно поэтому боль­шинство родников встречаются у подошв скаль­ных выходов, в тех местах, где каменный моно­лит входит в соприкосновение с более рыхлыми почвами.

В монолитном мягком грунте источники воды встречаются гораздо чаще, так как при подъеме из недр на пути воды почти нет препятствий. В такой местности легче всего найти родник или другой проточный источник воды на дне долин, в нижней части склонов.

В засушливых районах наиболее вероятна встреча с водой там, где она протекала в зимне-весенний период,  в руслах пересохших рек, на дне превратившихся в сухие долины водоемов, в понижениях рельефа.

Вероятность отыскать источник воды или близкие грунтовые воды тем выше, чем более сочную, густую и разросшуюся растительность вы наблюдаете в окружении мелкой, вялой и за­хиревшей. Если эти растения выглядят лучше, значит, их корни находятся в водоносном слое. Порой в таком месте бывает довольно выкопать небольшую ямку, чтобы она скоро заполнилась водой.

Хорошим индикатором источников воды мо­гут служить птицы, животные, насекомые.

Мошка к вечеру часто собирается и кружит над открытой водой или хотя бы более влажными, чем окружающие, растениями. Туда же, охотясь за ней, подлетают многочисленные пернатые.

Все птицы, питающиеся зерновыми растения­ми, например зяблики, дикие голуби и прочие, от воды далеко не улетают. О направлении, в котором расположен источник, может сказать характер их полета: прямой и низкий — значит, скорее всего, они летят к воде; неторопливый, ломаный, от дерева к дереву, с частым отды­хом — обычно означает, что птицы возвращают­ся от воды. В первом случае надо двигаться в сторону полета, во втором — в противополож­ную. Кружащие над одним местом или распева­ющие песни птицы тоже могут указать на ­источник воды.

Чаще всего птицы слетаются к источнику воды ранним утром, в полдень и вечером. В это время за их поведением следует наблюдать особенно внимательно.

Ястребы, орлы и другие хищные птицы в боль­шей степени довольствуются влагой, получаемой из мяса съеденных животных, и поэтому не могут служить индикатором наличия источника воды, так как спо­собны удаляться от воды на большие расстояния.

Водяные птицы также способны совершать дальние перелеты, не останавливаясь на «доза­правку» водой и пищей, и поэтому на них луч­ше не ориентироваться. Большинство млекопитающих нуждаются в регулярном потреблении воды. Особенно при­вязаны к воде травоядные животные. Отпечатки их копыт и лап, сходящиеся в одно место, могут привести к источнику воды.

Плотоядные животные способны в течение длительного периода времени обходиться без влаги, так как получают ее вместе с мясом съеден­ных животных, поэтому ориентироваться на них, как проводников к воде, более рискованно, чем на их травоядных сородичей.

Точно так же не являются указателем воды рептилии. Змеям и ящерицам достаточно для поддержания водного равновесия в организме выпадающей утрами росы и влаги, заключенной в телах поедаемых жертв.

Более надежными индикаторами влаги могут служить насекомые. Не улетают далеко от воды пчелы. Их максимальный перелет от гнезда в нормальных условиях не превышает 6,5 км. Не могут обходиться без воды большинство ви­дов мух и комары. Исключением могут быть толь­ко случаи, когда их унесло далеко от водоисточ­ника накануне прошедшей бурей. Так называе­мая европейская, с переливающимся зеленым брюшком, муха вообще не удаляется от воды дальше, чем на 100 м. Летающие водоплавающие жуки также привязаны к открытым водоемам. Колонна муравьев, в засушливой местности дви­гающаяся в одном направлении, может вывести на скрытый источник воды, например, в дупле стоящего невдалеке от муравейника дерева.

Обобщая, можно сказать, что любые насеко­мые (кроме чисто пустынных скорпионов, фаланг, скарабеев и других песчаных жуков) всегда тяго­теют к увлажненным территориям. Посреди пус­тыни — что в Каракумах, что в Кызылкумах, что на плато Усть-Урт — мы не видели и не слыша­ли ни одного комара, слепня, мухи или стреко­зы. В свою очередь, первая же мелькнувшая пе­ред глазами стрекоза или запищавший над ухом комар обещали скорую, буквально через несколько километров, встречу с окультуренной, то есть снаб­жающейся водой зоной. А там и до людей рукой подать. Правда, оговорюсь, что мы пересекали пустыни только в летнее время. Как там обстоят дела в гораздо более влажное и прохладное осенне-весеннее время, я сказать не могу. Таких лич­ных наблюдений у меня нет.

Теперь небольшое предостережение. Водой из водоемов, вокруг которых нет зеленой раститель­ности, звериных водопойных троп, зато в изоби­лии костей и останков падших животных, лучше не пользоваться. В крайнем случае, когда дру­гих возможностей спастись от безводной смерти нет, допустимо опреснять подобную воду с по­мощью солнечных конденсаторов и дистиллято­ров (см. главу о пустынях).

Чистоту воды можно проверить старым казацким приемом — плюнуть в воду и посмотреть, как ведет в ней себя слюна. В чистой воде ваша слюна дол­жна быстро рассосаться, в загрязненных источниках она нередко застаивается. Если не уверен, что обнаруженный источник наполнен чистой водой, лучше перестраховаться и сомнительную воду вскипятить. Традиции традиция­ми, а здоровье здоровьем.

Почти в любой климатогеографической зоне можно встретить сооружаемые местным населе­нием различного вида и назначения колодцы — питьевые, водопойные, для хозяйственных нужд, полива огородов, накопительные и пр. При этом замечено, что чем более засушлива местность, чем выше в ней цена воды, тем меньше жители рек­ламируют свои искусственные источники воды. Иногда они маскируют колодцы сложенными поверх них кучами сухого хвороста, иногда за­крывают крышками, расположенными вровень с землей. Но спрятать источник воды так, чтобы его нельзя было отыскать, невозможно. Его всегда можно вычислить по натоптанным тропкам, иду­щим от жилья, места работы или выпаса скота, по отдельным следам, по растительности и насе­комым, «питающимся» случайно пролитой водой.

На морских побережьях почти всегда можно добыть пресную воду, выкопав колодец за дюна­ми, которые окаймляют прибрежную зону. Объяс­няется это тем, что дождевая вода, фильтруясь сквозь песок дюн, всплывает и скапливается на поверхности более тяжелой морской воды, просо­чившейся из моря. Таким образом образуются тон­кие пресноводные линзы, «лежащие» на поверхнос­ти соленой воды.

Именно поэтому колодцы в дюнах следует ко­пать на такую глубину, чтобы уровень воды в них был не более 2—5 см. Если рыть глубже, то неиз­бежно появится соленая вода, которая смешается с пресной, сделав ее непригодной для питья. Сле­дует помнить также, что уровень воды в прибреж­ных колодцах может изменяться в течение суток, во время приливов и отливов.

Зимой водоемы в большинстве своем покрываются не­преодолимой коркой льда, роднички и ключи пе­ремерзают. Воду приходится вытапливать из сне­га и льда. При этом лед предпочтительней, так как он имеет  меньше воздушных капилляров и потому тает быстрее и воды дает больше. Перед растапливанием лед следует наколоть на возмож­но более мелкие куски. Снег брать лучше не с земли, а с крон и стволов деревьев, где он менее загрязнен. Когда потерпевший не имеет возмож­ности развести огонь, можно применить эскимос­ский способ заготовки воды — набивать снег или мелко наколотый лед в полиэтиленовые мешки, фляги, бутылки, банки и т. п. емкости и, помес­тив под одежду, растапливать теплом тела. Некоторое количество воды можно получить, слепив снежок и, сжав его руками, подста­вить под капли открытый рот или емкость.

Ближе к весне, когда солнце начинает при­гревать, можно набросать 15 — 20 горстей снега на большой нагретый солнцем камень, обращен­ный к югу и имеющий на поверхности ложбин­ку. К устью ложбинки поставить посуду. За не­сколько минут с одного большого камня можно собрать до 1 л воды. Этот же способ с успехом применяется в высокогорье.

При отсутствии подходящего камня его мож­но с успехом заменить полиэтиленовой пленкой, расстеленной на освещенном солнцем склоне внутри небольшого выкопанного желоба. Лучше всего черной пленкой, которая сильнее прогре­вается на солнце. На пленку тонким слоем на­бросать снег, который, тая, потечет по желобу в подставленную в нижней части емкость. На бо­лее ровных площадках емкость можно устанав­ливать в заранее вырытые ямы.

Кроме того, можно накладывать снег в импро­визированные мешки, подвешенные над емкостью водосборником на треногах. Если солнечного света для таяния будет недостаточно, вблизи «меш­ка» можно развести костер.

Обеззараживать вытопленную из снега воду можно с помощью любого из выше описанных спо­собов. В целом и в тайге, и в горах, и в тундре водообеспечение, как правило, в проблему не вырас­тает. Совсем иначе обстоит дело, если человек потерпел аварию в пустыне, степи или море… Но об этом я расскажу в следующих главах. Хочу закончить эту главу словами Антуана де Сект-Экзюпери:

«Вода, у тебя нет ни вкуса, ни цвета, ни запа­ха, тебя невозможно описать, тобой наслажда­ются, не ведая, что ты такое! Нельзя сказать, что ты необходима для жизни: ты — сама жизнь. Ты наполняешь нас радостью, которую не объ­яснить нашими чувствами. С тобой возвращают­ся к нам силы, с которыми мы уже простились».

(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)