Основные положения

Известно, что человек достаточно долгое время может обходиться без пищи. Отечественные и зарубежные физиологи многократно проводили эксперименты с различными сроками голода­ния с участием испытателей-добровольцев.

Для проверки возможностей длительного голодания в условиях автономного существования летом 1984 г. семь участников экспедиции «Экстремум» отправились в пятисоткилометровый поход через горные пороги Южного Урала, не взяв с собой никаких запасов пищи. 15 суток длился этот эксперимент, участники которого успешно выдержали все испытания.

Если исключить рекорд голодания, поставленный американкой Элейн Джонс, весившей 143 кг и остававшейся без еды 119 дней, то люди, добровольно обрекшие себя на полное голодание, выдерживают не более 60—70 дней. В 1981 г. группа ирландцев, заключенных в концлагерь Лонг-Кеш, в знак протеста против жестокого режима тюремщиков объявила голодовку. Их руководитель 24-летний Бобби Сендс начал ее 1 марта, и смерть наступила на 66 день.

Что можно рекомендовать людям, оказавшимся в без­людной местности с небольшим запасом продовольствия? Прежде всего, необходимо учесть все имеющиеся продук­ты и распределить их на небольшие порции калорий­ностью примерно 500 ккал. Это нетрудно рассчитать, зная, что 1 г жира дает 9,1 ккал, 1 г белков — 4 ккал, 1 г углеводов — 4 ккал. В то же время, если есть воз­можность, надо максимально использовать все, что дает окружающая природа: мясо животных, рыб, пресмыкаю­щихся (змей, ящериц), крупных насекомых (саранча и пр.), съедобные дикорастущие растения. Продукты ава­рийного запаса лучше оставить на «черный день».

Нередко человек, даже испытывающий сильный голод, отказывается от пищи в силу ее непривычности, неприят­ного внешнего вида или существующих предубеждений.

А между тем у некоторых народов такая пища явля­ется традиционной. Например, жители многих стран Азии и Африки охотно используют в пищу саранчу. В Бирме большим лакомством считаются жареный и печёные сверчки-кузнечики. О весьма своеобразном кушанье эски­мосов рассказывает датский полярный исследователь Кнуд Расмуссен. После многочисленных мясных блюд на пиршество по случаю удачной охоты подали десерт, кото­рый «состоял из жирных сырых личинок оленьего овода, повытасканных из шкур только что убитых оленей. Ли­чинки так и кишели на большом мясном лотке, подобно гигантским червям, а на зубах слегка похрустывали».

В пищу употребляют саранчовых и кузнечиков, цикад и их личинки, крупных не волосатых гусениц, белые ли­чинки жуков, живущие в почве и древесине, крылатые особи муравьев и термитов, личинки стрекоз и т. д. В гли­нистых и каменистых пустынях, в горных районах Ближ­него Востока и Северной Африки на скалах и под камня­ми, среди кустарников, на каменистых осыпях часто встречаются съедобные улитки (поскольку их тело на 80% состоит из воды, они вполне могут служить для утоления жажды). Следует помнить, что все эти насекомые, гусе­ницы и личинки не только съедобны, но и зачастую до­статочно калорийны и содержат необходимые для орга­низма питательные вещества и витамины.

Так, например, богаты протеином, жирами и минеральными веществами саранча, водяные жуки, гладкокожие гусеницы. Есть их можно не только в жареном и печеном виде, но и сырыми. Едят главным об­разом брюшко и грудь, удалив предварительно жесткие хитиновые части (крылья, ножки, голову). Не рекоменду­ется использовать в пищу волосатых гусениц, взрослых бабочек, жуков, а также земных моллюсков, лишенных раковин.

Особенно важное значение при длительном недостатке пищи имеет регулярный прием пресной воды. Вода при голодании помогает организму дольше сохранять свои тканевые запасы. Если ее поступает недостаточно, то ор­ганизм вынужден восполнять жидкость за счет внутренних резервов — метаболической воды, образующейся в резуль­тате окисления жиров. При голодании необходимо пить достаточное количество воды, тогда ткани распадаются менее интенсивно, меньше образуется продуктов распада (мочевины, сульфатов и др.), и для выведения их через почки требуется меньшее количество жидкости.

Воду лучше всего пить горячей, а для придания прият­ного привкуса и запаха добавлять в нее листья малины, смородины, мяты. Из мясных консервов аварийного запа­са желательно приготовить бульон, а галеты и сухари предварительно размачивать в горячей воде.

В условиях высоких температур крайне осторожно нужно относиться к подозрительным (не свежим) продуктам. Любое отравление опасно, а в условиях безводья стократ опасней, так как вы­зывает (рвотой и расстройством кишечника) рез­кое повышение потерь воды организмом, воспол­нить которые бывает невозможно.

Не являются признаком порчи консервов сле­дующие довольно часто встречающиеся призна­ки:

  • вытекание соуса при вскрывании банки;
  • синевато-коричневые пятна сернистого олова (обычно на мясных и рыбных консервах) на внутренней по­верхности банки;
  • темный налет на обратной сто­роне крышки и на венчике горла стеклянной бан­ки;
  • мелкие черные частицы —кусочки сернисто­го железа в овощных консервах, потемнение в результате окисления верхнего слоя овощных и фруктовых консервов;
  • белые кристаллы лак­тозы и сахарозы и плотные белково-углеводные коричневые сгустки в сгущенном молоке.

Любые вскрытые консервы надо использовать сразу, особенно в летний период времени. Категорически запрещается хранить (даже несколько часов) мясные и рыбные консервы во вскрытых банках.  Если необходимо, не продолжительное время сохранять не доеденные консервы – переложите их в стеклянную банку и поместите в «холодильник» (ручей, яму в земле и т. д.). Нель­зя долго хранить вареное и жареное мясо, варе­ные колбасы и другие мясные изделия (сардель­ки, сосиски, фарш и т. п.), молочные изделия, рыбу и другие скоропортящиеся продукты.

Испортившееся мясо имеет темный или зе­леноватый, особенно в месте разреза, цвет, жир мажется, поверхность покрыта слизью. Если вдавить в него палец, то получившая­ся ямка выравнивается медленно и не до конца. Испортившееся мясо имеет кислый, затхлый, неприятный запах. В сомнитель­ных случаях можно воткнуть в мясо нагре­тый в кипятке нож и по запаху определить свежесть.

Колбаса, если она испортилась, покрывается слизью, из-под складок и мест, где колбаса пе­ревязана веревкой, исходит гнилостный запах, цвет фарша в этих местах сероватый.

У испортившейся рыбы чешуя покрывается слизью, становится грязной на вид и легко от­деляется от мяса. Жабры покрываются слизью, приобретают серый цвет. Глаза западают, мут­неют. Брюшко вздувается. Мякоть легко отде­ляется от костей и особенно от позвоночника.

Заплесневелый хлеб имеет зеленоватый отте­нок, пахнет кислым. Если гниль проникла не­глубоко, ее надо срезать, а хлеб подсушить.

Хранить продукты желательно в безопасном, защищенном от осадков и прямой солнечной ра­диации сухом месте. Например, сложить в рюк­зак и подвязать к стволу дерева на высоте одно­го-двух метров. Кроме всего прочего, это защи­тит продукты от уничтожения мышами и други­ми наземными грызунами. В группе необходимо назначить ответственного за сохранность и рас­пределение продуктов. Оставлять продоволь­ственный запас без внимания нежелательно.

Раз в день, а в жаркую погоду чаще, продук­ты необходимо внимательно осматривать, испортившиеся куски удалять. У мяса необходимо от­резать не только испортившиеся куски, но и при­лежащие к нему ткани, а остаток мяса желатель­но промывать в слабом растворе марганцовки. Нельзя хранить различные по составу продукты в одной упаковке. Нельзя сминать и укладывать тяжелые продукты поверх хрупких. Стеклянные банки не­обходимо завернуть в бумагу, кусок ткани, кору дерева и т. п. защитный материал.

Начинающие портиться или вызывающие со­мнение продукты съедаются в первую очередь, хорошие — оставляются на потом.

Зимой мясные продукты и рыбу для продолжительного хранения можно замораживать или за­капывать в снег. В теплое время года — опус­кать в проточные ручьи, родники, реки, предва­рительно уложив в полиэтиленовый мешок или банку и привязав к колышку, крепко воткнуто­му в берег.

Кроме того, мясо и рыбу для увеличения сро­ка хранения можно коптить, сушить, солить и т. п., но об этом я расскажу чуть позже.

Хлебобулочные изделия при невозможности долго хранить, надо высушить, например, разло­жив или развесив на нитках на солнечном про­дуваемом ветром месте. Сухари за счет обезво­живания сохраняются гораздо дольше.

Неприкосновенный продуктовый запас

Все способные храниться про­дукты, находящиеся в распоряжении потерпев­шего аварию образуют неприкосновенный запас. Ис­пользовать его можно, в крайнем случае. К со­жалению, нередко человек начинает экономить лишь после того, как у него остался последний сухарь. Я прекрасно помню конфликтные ситу­ации, возникшие в море в результате того, что наиболее оголодавшие члены экипажа настаива­ли на том, что легче голодать, когда ничего не осталось, чем хронически недоедать, наблюдая, как продукты постепенно портятся! Иначе гово­ря, они предлагали разом съесть все продоволь­ствие, а потом вынужденно «сложить зубы на полку». Увы, такая прямолинейная логика ти­пична для недоедающего человека. Трудно бо­роться с собственным урчащим желудком. Но необходимо! Согласитесь: лучше есть понемно­гу, но долго, чем «от пуза», но один раз.

Хранение и транспортировку продуктового за­паса надо поручить наиболее выдержанному, дис­циплинированному участнику группы. Выдавать продукты из аварийного запаса допустимо толь­ко с разрешения руководителя группы. В неко­торых случаях для усиления психологического эффекта сдерживания продукты лучше опечатать.

В тех случаях, когда предполагаемый мар­шрут путешествия пролегает по безлюдным рай­онам и особенно когда срок проведения похода выпадает на холодное время, группе целесооб­разно заранее укомплектовать продуктовый не­прикосновенный запас. Для уменьшения веса пе­реносимого груза НЗ лучше использовать на по­следнем, финишном отрезке пути в качестве те­кущих продуктов питания.

Впервые заговорить о необходимости созда­ния продуктового неприкосновенного запаса за­ставила трагедия английского клипера «Коспатрик», погибшего 17 ноября 1874 года от по­жара у южного побережья Африканского конти­нента.

Приведу небольшую выдержку из книги Л. Н. Скрягина «Тайны морских катастроф».

«…Положение Макдональда (второй штурман судна «Коспатрик») к его 41 спутника практически было безнадежным. Кроме одного весла, в катере не было ничего, даже компаса. Впрочем, теперь уже никакой навигационный прибор не смог бы помочь, т. к. не было ни глотка воды и 400 миль до ближайшего берега…

22 ноября за борт катера упал один из эми­грантов — его никто не стал спасать… В течение следующих двух суток умерло 15 человек, имев­ших ожоги и нагноения. Потом трое сошли с ума и, как писал Макдональд, «умерли в страшных мучениях»…

24 ноября после затишья поднялось волнение, и было утеряно единственное весло. Волны бес­престанно заливали катер. В тот день умерло 10 человек. Наступило самое страшное, что пред­видел Макдональд, — людоедство. Инстинкт жиз­ни оказался сильнее морали, убеждений и ре­лигии.

25 ноября шторм перешел в штиль. Целый день неистово жгло солнце. Один за другим умирали люди. К ночи того дня в катере осталось в жи­вых 8 человек, которые теперь уже походили на зверей. Как сообщает Макдональд, это был са­мый страшный из всех дней. Обезумевшие от отчаяния люди начинали бросаться друг на дру­га… Можно вообразить, какое жуткое зрелище представляла шлюпка «Коспатрика». Семеро заросших, едва прикрытых лохмотьями людое­дов с волчьим блеском в глазах среди безбреж­ного океана…»

С 1874 года НЗ является обязательной состав­ной частью аварийного снаряжения спасательных шлюпок. Существуют специальные аварийные рационы у летчиков, космонавтов.

Конечно, аварийный рацион не может подме­нить ни в качественном, ни в количественном отношении полноценное питание. Но даже час­тичная компенсация энергозатрат человека в усло­виях автономного существования оказывается выгоднее, чем полное голодание. Ряд исследова­ний показывает, что люди, получающие рацион, покрывающий 10 —15% их энергозатрат, чувству­ют себя несколько лучше, чем находящиеся на полном голодании.

Но, пожалуй, существенней то, что наличие аварийного рациона придает человеку большую надежду на благополучный исход аварии. Он уже не боится умереть голодной смертью, так как знает, что по меньшей мере на три-четыре дня продуктами обеспечен. Тут важен даже не сам НЗ, которого в принципе очень немного,— важ­на уверенность в том, что он существует, что его можно в любую минуту вскрыть и наесться.

Наличие продуктового НЗ желательно также в случае проведения работ, связанных со значи­тельными физическими перегрузками, — длитель­ным бегом, транспортировкой пострадавшего, заготовкой дров для аварийного жарового кост­ра и т. п. В этом случае энергозатраты возраста­ют многократно и носят «взрывной» характер. Если их не восполнить хотя бы частично, чело­век может утратить свою активность на значи­тельный срок, потерять психологическую устой­чивость.

Продуктовый НЗ следует собирать из высо­кокалорийных долгосохраняющихся продуктов с малым удельным весомо объемом. Еще одно важное требование, предъявляемое к аварийно­му рациону, — возможность его употребления без дополнительной кулинарной обработки.

Качественный состав аварийного пайка дол­жен иметь примерно те же соотношения, что и суточный рацион при нормальном питании. Углеводы — 50 — 60% всех калорий, жиры — 25 — 35%, белки — 12 — 15%. Соотношение это мо­жет меняться в зависимости от климатических условий места аварии, обычно за счет увеличе­ния объемов жиров и углеводов.

Обычно в самодельные аварийные запасы вкладываются относительно распространенные продукты: шоколад, тушенка, сгущенное моло­ко и кофе с молоком, грецкие орехи, сухари, галеты, мед, сахар; зимой — шпик, копченая кол­баса. Некоторые путешественники изготовляют специальные высококалорийные смеси типа «пеммикан».

При расчете аварийного рациона следует ис­ходить из следующих цифр: один грамм жира обеспечивает организм 9,1 ккал, один грамм бел­ка — 4,0 ккал, один грамм углеводов — 4,1 ккал. Если для покрытия ежесуточных энергозатрат человеку, занятому трудом средней тяжести, тре­буется 3 — 3,5 тыс. ккал, то в аварийной ситуа­ции приходится довольствоваться 400 — 600 ккал. Поэтому очень важно, поддерживая себя в рабо­чем состоянии с помощью продуктового НЗ, как можно быстрее обеспечиться питанием на месте.

При этом первые двое суток, если позволяют климатические условия (в сильный холод срок полного голодания приходится уменьшать), от еды лучше воздержаться, так как в организме еще достаточно «домашних» запасов. Такой крат­ковременный голод вреда не принесет, но позво­лит сэкономить продукты. Единственное, что мо­жет почувствовать человек, кроме, конечно, чис­то физического чувства голода, — легкое голово­кружение и одышку при выполнении физиче­ской работы.

За это время надо постараться отыскать спо­соб обеспечиться продуктами питания с помощью рыбалки, охоты или сбора дикорастущих съедоб­ных растений. В идеале НЗ даже не придется вскрывать. Известны случаи, когда после мно­гонедельного автономного пребывания в тайге пострадавшие передавали спасателям нераспеча­танные аварийные рационы.

По мере расходования НЗ объем пайков до­пустимо уменьшать. После того, как потерпев­шие смогли обеспечиться пищей из местных ре­сурсов, НЗ следует восстановить (или сформи­ровать новый аварийный рацион) за счет закон­сервированных примитивными способами мест­ных растительных и животных продуктов.

Однако не будем себя обманывать: даже са­мое экономное потребление НЗ проблемы голо­да не решает. Одни сухари месяц есть не будешь. Рано или поздно потерпевшие окажутся перед выбором — либо научиться находить и исполь­зовать дары природы, либо погибнуть от исто­щения. А даров таких вокруг человека, попав­шего в беду, отыщется великое множество. Толь­ко, в отличие от магазина самообслуживания, продукты в лесу или пустыне в пакеты не рас­фасованы, по полочкам не разложены и ценни­ками не снабжены, то есть имеют первозданный и очень непривычный для горожанина вид.

«Здесь невозможно выжить, потому что здесь невозможно найти еду»,— так подумают девять человек из десяти, оказавшись в одиночестве на лоне дикой природы. И действительно в ско­ром времени благополучно отойдут в мир иной в окружении десятков съедобных растений и год­ных в пищу ползающих, прыгающих, летающих и плавающих живых существ — животных, птиц, рыб, насекомых. Примеры? Пожалуйста.

Эта печальная история произошла несколько лет назад на Алтае. Три туриста из литовского города Паневежиса — двое молодых парней Гунтаутас, Валентас и девушка Юлия —решили са­мостоятельно пройти по живописному и малопо­сещаемому району горного Алтая. 30 мая они вышли из села Эдиган, имея при себе все необ­ходимое снаряжение и недельный запас продук­тов. Перевалив два хребта, туристы предполага­ли выйти к Телецкому озеру. Но уже через несколько дней пути солнечная, теплая погода сменилась похолоданием, затяж­ными дождями.

Решив идти к своей цели напрямую, по ком­пасу, туристы заблудились. Скоро кончились продукты. Самый выносливый и сильный из них, Гунтаутас, отправился на поиск людей. Остав­шиеся ждали его 26 суток. Все это время они не имели пищи. Валентас обессилел настолько, что не мог подняться. Тогда за помощью пошла Юлия.

Люди нашли ее в горах в полузабытьи, а за­тем спасли и Валентаса. Гунтаутаса нашли поз­же, не помочь ему уже не смогли.

Поправившись, Валентас Марцинкявичус ска­зал журналистам:

«Я сделал вывод, что при всей нашей обра­зованности мы беззащитны и даже беспомощны в таких ситуациях.»

А ведь разворачивалась эта трагедия в тайге, где одних продуктов питания растительного про­исхождения на каждый квадратный метр прихо­дится не меньше, чем на такой же метр в сред­ней руки овощном магазине!

Ладно тайга, но даже бесплодные заполярная тундра и песчаная пустыня для знающего чело­века могут быть изобильны, как собственный ухоженный огород! Вы думаете, я преувеличи­ваю? Ничуть! К примеру, древние чукчи исполь­зовали в своем рационе более 23 видов дикорас­тущих растений! А сколько овощей и фруктов берете вы со своего огорода? Подсчитайте ради интереса. Картошка — раз. Огурцы — два. По­мидоры — три… Не набирается?

Тогда до австралийских туземцев вам и вовсе не дотянуться. Они знали около трехсот (!) по­лезных растений. И лишь благодаря этому жили там, где европеец погибал в считанные дни.

6.03. ОХОТА И ОХОТНИЧЬИ СМОЛОВЫ.

Необходимое предисловие.

Одна оговорка  о моральной стороне убийства братьев наших меньших.

Так вот, моральную сторону убийства живых существ, в том числе их детенышей и птенцов, ради пропитания я здесь не рассматриваю. По той простой причине, что пишу о физическом вы­живании! Человек, выживающий на природе, должен подчиняться законам этой самой приро­ды. И ее главному закону — борьбе за суще­ствование! Волк или медведь никогда не будет раздумывать о том, этично или не этично убить отбившегося от родителей олененка. И потому выживет! И человек не должен думать, а должен убивать, если, конечно, делает это ради спасе­ния, а не ради баловства или дурного охотничь­его азарта. Убил — съешь. И потому убей не бо­лее того, чем сможешь съесть и унести. Вот еще один закон, обеспечивающий сохранение приро­дного баланса между жертвой и охотником. А люди, у которых изложенные здесь охот­ничьи рецепты вызовут неприязнь, пусть поду­мают, согласятся ли они пожертвовать своими заблудившимися в лесу детьми ради сохранения жизни новорожденных птенцов. И после этого пусть обратят свой праведный гнев на людей, уби­вающих людей. В том числе и по военно-полити­ческим мотивам. Я думаю, это гораздо более без­нравственно и опасно для общества, чем благо­словение убийства животного ради сохранения жизни человека. Едим же мы в промышленных масштабах забиваемых коров, кроликов и цып­лят. И особо не возмущаемся. Наверное, потому, что не сами убиваем. Сами только едим.

6.03.01.  БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОХОТНИЧЬЕГО ПРОМЫСЛА.

Большинство диких зверей ведут скрытый сумеречный и ноч­ной образ жизни, другие предпочитают утренние часы и перед закатом солнца. В полдень же они отсиживаются в своих но­рах или отправляются на лежку в лесные дебри, заросли бурь­янов, расщелины скал с нагромождением камней и прочие ес­тественные укрытия. К этому нужно добавить, что все охотни­чьи животные обладают хорошим чутьем, слухом, а многие и зрением, что позволяет им обнаружить охотника раньше и не­заметно скрыться. Поэтому наблюдать зверей в природе чрез­вычайно трудно. Помогают в этом охотнику следы жизнедея­тельности животных.

Наряду с отпечатками лап на снегу, песке и грязи хороши­ми показателями мест обитания животных служат их поеди, погрызы, остатки корма, каловые массы, норы, гнезда, лежки и т. п. Это многообразие следов жизнедеятельности животных охотовед Н. Н. Руковский разбил на группы, включив в каждую определенные явления в жизни животных.

В первую группу вошли следы передвижения зверей и птиц. Это отпечатки лап (ног) на снегу, мягком грунте, песке, или траве, мху, наброды по росе, заломленные кустарники, набитые тропы, посорка под деревьями, по ветвям которых передвига­ется зверек, следы от крыльев взлетающей птицы и др.

Ко второй группе отнесены следы кормовой деятельности животных: остатки пищи, запасы ее в кладовых, разрытые норы грызунов, разоренные гнезда птиц, пчел, ос, раскопанные муравейники, перевернутые валежники и камни, разбитые пни, взрытая земля, кормовые столики. Сюда относятся также обкусы и заломы ветвей и верхушек растений, объеденные кора и грибы, посорка под деревьями, на которых кормились птицы, сле­ды перетаскивания добычи и др.

В третью группу объединены следы, связанные с убежища­ми. Для одних это норы, логова или лежки, для других—дуп­ла или гнезда, расположенные на деревьях или на земле. Сюда же следует отнести хатки и плотины, выбросы земли при копа­нии нор, следы собранной подстилки, подснежные ходы и норы, лунки ночующих в снегу птиц, стойбища как временное место­пребывание некоторых копытных в период глубокоснежья.

В следующую, четвертую группу входят следы, раскрыва­ющие некоторые жизненные отправления животных. К ним сле­дует отнести экскременты и их скопления (уборные), мочевые точки, следы турниров, задиры на деревьях, оставленные при очистке рогов и сброшенные рога, следы линьки и ухаживания за пером и волосяным покровом, грязевые ванны, порхалища, кладки яиц, а также трупы животных, погибших естественной смертью.

К пятой группе отнесены следы общения животных между собой — передачи информации. В первую очередь это метки на стволах деревьев в виде царапин и закусов, царапины на зем­ле, указывающие, что данный участок местности занят особью, семьей или стаей. С этой же целью некоторые животные на­носят на различные предметы выделения мускусных желез, ос­тавляют в хорошо заметных местах экскременты и мочу. К этой же группе следует отнести звуковые сигналы, свидетельст­вующие о занятости территории, например пение птиц, призыв­ные звуки, способствующие встрече разнополых особей, или зву­ки, предупреждающие об опасности и выражающие различные эмоции.

Одни следы жизнедеятельности долговременные, другие— кратковременные. Например, норы песцов, барсуков, постройки бобров, гнезда крупных птиц существуют десятки лет и слу­жат многим поколениям животных. Отпечатки лап на мягком грунте или снегу сохраняются от нескольких дней до несколь­ких месяцев, а следы по росе пропадают через 1—2 ч. Наибо­лее кратковременны звуковые сигналы, которые служат «следа­ми» лишь в момент их звучания.

Разбираясь в следах, нужно обращать внимание на особен­ности самих отпечатков, а также расстояние между ними и порядок их размещения по ходу зверя. Последнее зависит от характера и скорости передвижения животного.

Двигаясь шагом или рысью, зверь переставляет конечности поочередно: сперва поднимает и выносит вперед переднюю пра­вую ногу и одновременно с ней левую заднюю, а затем повто­ряет то же самое с передней левой и задней правой. При мед­ленном шаге отпечатки задних ног накладываются на отпечат­ки передних ног немного сзади. При среднем шаге зверь ста­вит заднюю ногу в отпечаток передней, а при передвижении рысью отпечатки задних ног могут даже перекрывать и выда­ваться вперед отпечатков передних ног. Таким образом по ри­сунку отпечатков ног можно судить, с какой скоростью шел зверь.

Передвигаясь прыжками, галопом, животные отталкиваются одновременно двумя задними ногами и заканчивают прыжок, опираясь на обе передние ноги. Затем, отталкиваясь передними ногами, зверь выбрасывает их вперед, а задние точно ставит в следы передних. Такую побежку зверей называют двухчеткой. Она характерна для зверьков с длинным туловищем и коротки­ми ногами (хоря, горностая, соболя и др.).

Иногда при медленном галопе такой зверек одну или обе задние лапки не доносит до передних, тогда появляются по три или четыре отпечатка, называемые трех- и четырехчетками. Еще реже эти зверьки переходят на бег карьером, когда задние лапы выбрасываются впереди передних лап.

Звери с более пропорциональным сложением тела (волки, лисицы и копытные животные) при беге галопом и карьером всегда выносят задние ноги за передние, при этом ставят их одновременно и параллельно, а при опоре на передние, ставят их поочередно одна за другой.

У зайцев и белок задние ноги намного длиннее и сильнее передних. Поэтому они передвигаются не шагами, а короткими прыжками, опираясь на передние ноги и подтягивая к ним или вперед задние. С увеличением скорости передвижения увеличи­вается вынос задних ног за передние. На полном галопе и карьере это расстояние увеличивается. Растягивается и длина прыжка — расстояние между четырьмя отпечатками лапок.

Умение разбираться в следах диких животных и определять их свежесть и направление — большое искусство, которым овла­девает охотник в результате многолетней работы в полевых ус­ловиях. Определение свежести следа зимой при «глухой» (только что выпавшей) и мелкой пороше у следопыта труд­ностей не вызывает. Отличить свежие следы от старых также нетрудно, если с вечера дул ветер, который замел старые сле­ды, а затем ночью стих. В этом случае даже при слабой по­земке у старых следов края будут сглажены, а на дне углубле­ний будет наметен снег. Отпечаток старого следа бывает много тверже, чем у свежего. Объясняется это тем, что у старых сле­дов стенки углубления в снегу обледеневают и настолько смер­заются, что такой след можно поддеть снизу ногой или рукой и он не развалится Свежий след (10—15-минутной давности) даже в морозную погоду не успевает смерзнуться и при ма­лейшем прикосновении рассыпается. Если через такой след про­вести тонкой хворостинкой, то она, почти не отгибаясь, легко перережет его, тогда как при пересечении старого следа она круто изогнется, а при давнишнем следе даже не перережет его и вывернется из-под снега наружу. Для того чтобы полу­чить более точное представление о давности следов, необходимо накануне, с вечера и ночью, сделать самому несколько отпечат­ков в снегу, а поутру проверить их прочность на смерзание рукой и с помощью пробной хворостинки, запомнив, на какое расстояние она отгибается при перерезывании различной дав­ности следов. С помощью этой хворостинки в этот день можно будет довольно правильно определить свежесть всех встречен­ных в лесу следов.

В сильную оттепель старые следы расплываются, а в сла­бую — покрываются ледяной корочкой. По непрочному насту звери оставляют след с раздробленными кругом корочками эанастившегося снега. У свежего следа они легко сдвигаются, а у старого успевают смерзнуться с поверхностью снега.

По глубокому и сыпучему снегу у отпечатков ног концы пальцев пушных зверей и копыт крупных животных бывают незаметны, что затрудняет правильное определение направления движения животных. В таких случаях следует иметь в виду, что у всех зверей, идущих шагом или рысью, след имеет «вы­волоку» и «поволоку». Вынимая лапу из ямки следа и занося ее на следующий шаг, зверь чертит по поверхности снега кон­цами пальцев короткую черту, которую называют «выволокой». Перед тем как ступить в снег, зверь чертит на нем лапой бо­лее длинную черту — «поволоку». Следовательно, короткая чер­та от следа и покажет направление, куда пошел зверь.

Бывает так, что по глубокому снегу следы оказываются соединены сплошной полосой из «поволоки» и «выволоки», что также не дает возможности определить направление движения зверя. В таких случаях следует внимательно присмотреться к веткам и травинкам, торчащим из снега на линии следов, ко­торые зверь задевал и отгибал по ходу движения, по оставлен­ным им черточкам в снегу можно безошибочно определить на­правление.

В связи с этими особенностями необходимо знать, где и когда бывают животные, какими пользуются тропами и переходами к местам кормежки, чем питаются.

При встрече с человеком подавляющее большинство охот­ничьих животных спасаются бегством. Однако наиболее круп­ные и сильные звери, например тигр, медведь и кабан, могут дорогу не уступить и первыми напасть. Например, лосиха са­моотверженно защищает своих новорожденных телят от собак и человека. Только что отелившаяся важенка также зорко охра­няет своего телочка и не допустит подсесть к нему воронов или подобраться песцу. Даже хорь и горностай смело броса­ются в схватку с собакой и человеком, разоряющим их гнезда с детенышами. Вместе с тем известны и совершенно противо­положные явления в поведении животных. Так, охотники еже­годно на логовах забирают сотни беспомощных волчат и ни разу еще не было зарегистрировано ни одного случая, чтобы волки защищали свое потомство.

В природе у животных имеют место факты и взаимопомощи. Известны случаи, когда на предсмертный стон раненой косули и турихи из стада возвращались к ним на помощь вожаки. Еще более удивительным было видеть на острове Врангеля как бросил­ся на выручку своему собрату белый медвежонок, совсем еще щенок, массой не более полпуда, впервые вышедший из бер­логи. Нападение его было настолько остервенелым, что ловцу справиться с двумя такими медвежатами стало не под силу.

Животные очень наблюдательны и особенно остро восприни­мают необычайные действия, преследующих их охотников, на разумное мышление. Так, известны случаи, когда стая вол­ков спокойно отлеживалась в лесу в нескольких сотнях метрах от лесосеки, где валили деревья, гремели трелевочные тракторы и перекликались лесорубы. И так ловко эти же волки распоз­нали появившихся охотников и незаметно скрылись при первой же попытке обложить их флажками, которые действуют на волков как непреодолимое препятствие.

Очень агрессивны и опасны бывают раневые медведь, кабан, лось и некоторые другие крупные животные. Поэтому вступая в контакт с дикими животными, нужно всегда предвидеть всевозможные неожидан­ности, поскольку действия зверей, попавших в беду, бывают непредсказуемы, молниеносны и неимоверной силы. В таких случаях у зверей особенно проявляется коварство. Так, медведь, кабан или тигр с капканом на ноге или раненые, заметив, что их преследует охотник, как правило, устраивают на него заса­ду — возвращаются стороной и затаиваются в чаще у своего сле­да, откуда первыми набрасываются на охотника.

В свою очередь, неожиданные решительные действия чело­века, не соответствующие создавшейся ситуации, могут вызвать у нападавшего животного растерянность и торможение агрес­сии. В Московском зоопарке был случай, когда в вольеру с африканским страусом вошел с метлой служитель. Страус тут же бросился на него и ударом лапы мог бы убить, но служи­тель не растерялся и на вытянутую руку поднял вверх метлу, которая оказалась намного выше страуса. Птица мгновенно оценила такой «рост» противника, остановилась и, распушив перья, попятилась назад. Зная об этом случае, пришлось при­менить нечто подобное в момент нападения на меня дикого ло­ся, остановившегося в 3 м,—тогда я распахнул перед ним во всю ширь обе полы солдатской шинели. Зверь опустил голову с прижатыми ушами, вздыбившаяся шерсть на загривке улег­лась и лось, свернув в сторону, скрылся в чаще.

6.03.02. ПОВАДКИ ЖИВОТНЫХ.

Под словом повадка понимается поведение животного – реакция и ответные действия  на различные  факторы окружающей среды.

а) в районах с пересеченной местностью.

Размещение животных в угодьях определяются кормовыми и защитными условиями их обитания. Чем больше и разнообразнее запасы кормов, лучше защитные свойства и удобнее условия для гнездования, тем больше в таких местах обитает животных и тем скорее их здесь можно отыскать и до­быть. В лесных массивах по опушкам хорошо освещенные солнцем деревья плодоносят чаще и дают хороший урожай семян и плодов, чем деревья в сомкнутом дремучем лесу. Благодаря боковому освещению на опушке по краю под пологом леса раз­растаются кустарники, которые улучшают защитные условия и увеличивают запас древесно-веточных кормов. Вдоль опушки гуще и травостой со злаковыми и ягодными растениями, быстрее здесь разлагается лесная подстилка, что способствует обра­зованию перегнойного грунта с обилием дождевых червей и насекомых. Все это привлекает различных птиц. По редколесью, лесным закрайкам у берез больше сережек, которые составляют зимой основной корм для тетеревов и рябчиков, поэтому эти птицы встречаются здесь чаще.

В таких местах обилие растительных кормов и хороших убе­жищ создают благоприятные условия для размножения мыше­видных грызунов, за которыми охотятся горностаи и лисицы. На опушке хвойного леса любит кормиться и белка, а также жирует и западает на лежку заяц-беляк. Сюда же выходят пастись косули, кабаны и другие копытные животные.

В северных районах при сплошных лесосечных рубках, на обширных площадях остается много недорубленных участков мелкотоварного леса с хорошими защитными условиями бла­годаря подросту и подлеску, а также валежнику и порубочным остаткам. В эти острова с окружающих лесосек стягиваются лесные обитатели. Обильно плодоносящие молодые хвойные де­ревья привлекают белок и мышевидных грызунов. По закрай­кам лесного острова кормятся, а затем залегают в чаще ка­баны и лоси. Обилие дичи привлекает и хищников. Таким обра­зом, в пустынном районе свежих лесосек участки недорубов с большой протяженностью опушек становятся удобными места­ми для добычи многих промысловых животных.

Благоприятные условия обитания создаются также и в дру­гих местах длительного разрыва полога леса при кулисной рубке, вдоль широких просек, по прирусловым поймам речек и ручьев, вокруг участков бурелома и по другим местам. Даже под небольшими окнами в пологе леса можно встретить густые куртины кустарников и лесного подроста с пышным развитием травянистого покрова Все эти достопримечательные места пе­ресеченного ландшафта привлекают лесных обитателей.

В районах с сильно пересеченной местностью животные про­кладывают постоянные тропы, которыми пользуются из года в год многие десятки лет. Звери выбирают наиболее легкие пути следования, удобные для дальних переходов и отыскивания корма. Поэтому в гористых местах копытные животные протап­тывают тропы по горизонталям, а при переходах из одного рас­падка в другой пользуются поймами ручьев и рек, седловинами и перевалами.

Хищники при переходах из одного урочища в другое исполь­зуют эти же тропы, но когда выслеживают добычу, то переме­щаются по гривам и гребням между распадками. Это облегчает им выследить жертву и внезапно сверху напасть на нее.

Куница, соболь, колонок, белка и другие мелкие лесные обитатели имеют склонность перебегать по валежникам и наклонно стоячим деревьям, что также облегчает им путь следования и расширяет кругозор.

В снежное время года для экономии сил во время переходов лесные обитатели многократно пользуются одним и тем же сле­дом. Зайцы в местах кормежки протаптывают многочисленные тропы. Крупные лесные хищники (волк, лисица, рысь и др ) во время переходов с одного охотничьего участка на другой ис­пользуют заячьи тропы и свои старые следы, ступая по ним лапа в лапу. Эту особенность в поведении лесных зверей с большим успехом используют охотники при установке капканов на звериных переходах и тропах.

На равнине особо осторожные лесные звери перебегают из одного лесного отъема в другой, пользуясь перелесками, овра­гами, или вдоль русла ручья, заросшего кустарником, и прочи­ми  укрытиями.  Потревоженные и преследуемые животные стремятся скрыться в труднопроходимой чаще. Барсук,      енотовидная собака, соболь, колонок и другие норники укрываются в своих норах. Даже внезапно выскочивший заяц или взлетев­ший тетерев стараются заслониться кустом, корягой и другим предметом, чтобы нарушитель покоя потерял бы их из вида.

В горах козлы и бараны спасаются на трудно доступных гребнях и пиках с широким кругозором. Их самки с козлятами и ягнятами скрываются в расщелинах и нишах скал и среди каменистых завалов. В горной тайге изюбры, маралы и кабарожки, спасаясь от преследований, выбегают на отстой —                 неприступные утесы. Лоси от волков и собак спешат в низины и забегают по брюхо в воду и не без основания чувствуют себя в полной безопасности, так как первый же подплывший хищник будет убит копытом передней ноги.

Некоторые лесные звери имеют своеобразные сходные по­вадки. Например, барсук и енотовидная собака вблизи своей норы устраивают «уборные». Лисицы, волки и шакалы мочатся в определенных местах: у столбика, кочки, камня, одинокого кустика и тому подобных предметов.

Звери, обитающие в водоемах (ондатра, нутрия, бобр и выд­ра), оставляют на кочках и других возвышениях выделения сильно пахнущих мускусных желез.

Ондатра, водяная крыса и другие обитатели водоемов подплы­вают к плавающим бревнам, кускам лабзы, кочкам и взбирают­ся на них.

Необходимо обращать внимание на некоторые общие для многих зверей физиологические особенности, например, пойман­ные или испуганные животные выделяют с мочой и калом осо­бо пахнущий секрет желез. Из практики известно, что капкана­ми, которыми были пойманы волк, лисица, шакал и даже ам­барная крыса, без соответствующей дополнительной обработки (кипячением или прожариванием капканов) ими больше не удается поймать другого зверя. Было выяснено, что и у рыб сигнал тревоги имеет химическую природу и определяется вы­делением аминокислоты — серина.

Следует учитывать периодические явления в жизни зверей. В период спаривания волки, лисицы, хомяки, суслики и другие звери становятся менее осторожными и гораздо подвижнее, так как много бегают в поисках пары. Это в значительной сте­пени облегчает добычу их капканами.

Повадки зверей одного и того же вида могут очень сильно отличаться в зависимости от частоты встреч с людьми, интен­сивности и способов охотничьего промысла. Звери в большинст­ве случаев боятся всего того, с чем они сталкиваются впервые. Поэтому лисица, обитающая в глухом лесу, будет испытывать недоверие и страх перед увиденной впервые лыжней, проложен­ной человеком. Такая лисица ни за что не пробежит по этой дорожке. Если ее на лежке обойти кругом и протащить за со­бой на лыжне тряпку, пропитанную керосином, то его действие будет равносильно окладным флажкам.

Совсем по-другому относятся к лыжне лисицы, обитающие под Москвой. Лесные дачи и парки подмосковной зеленой зоны постоянно испещрены во всех направлениях лыжниками. В таких местах лисицы быстро привыкают к лыжням и не только не боятся подходить к ним, но и охотно пользуются ими при даль­них переходах по рыхлому снегу.

Шакалы и лисицы очень часто посещают свалки и помойные ямы, в которых вместе с пищевыми отбросами бывают навале­ны груды ржавого металла. На свалках звери привыкают к ним, но совсем по-иному относятся эти же звери к металлическим предметам, положенным на их тропах, где-нибудь в лесу, вдали от населенного пункта. Известно, как тщательно охотникам при­ходится обрабатывать и маскировать капканы при их установ­ке, чтобы поймать лисицу.

б) открытого ландшафта.

В равнинных районах арктической пустыни и тундры, степной зоне и пусты­нях у всех хищных зверей выработался инстинкт посещать и обследовать предметы, выделяющиеся на фоне однообразного равнинного ландшафта.

Белый хорь и горностай во время рысканья по полям и лу­гам обязательно завернут и обследуют попавшуюся в поле зрения куртинку кустов и тростников или зарод соломы, копеш­ку сена и нагромождение камней. Объясняется это тем, что в таких местах находят корм и укрытие грызуны и птицы, а сле­довательно, и хищникам представляется возможность кое-чем поживиться и найти себе удобное убежище. Для лучшего обоз­рения местности эти зверьки не прочь взобраться на попавший­ся холмик или кочку и, постояв на нем столбиком, осмотреться.

Волк, лисица и корсак на разведку выходят на повышенные участки равнины, а в местах с пересеченной поверхностью сле­дуют вдоль кромки оврагов и по гривам, разделяющим балки. Они также не оставят без внимания зарод и копну сена и обя­зательно обследуют их, а то еще и заберутся наверх, чтобы получше осмотреться. Волк и лисица порой проходят по несколь­ку километров к маячащей на горизонте лесной опушке или зай­мищу тростника в надежде поживиться и найти там укрытие.

Белые медведи и песцы также следуют этому примеру и проходят десятки километров по обледеневшей арктической пустыне к торосам, где образуются полыньи, и к скалистым бе­регам островов, где обитают сотни тысяч колониальных птиц, а следовательно, есть и корм.

По этой же причине привлекают песцов и настороженные на них пасти. Отсутствие кормовой базы в арктической пусты­не заставляет многих песцов уходить за десятки километров в ледяные поля с торосами вслед за белыми медведями и подби­рать там за ними остатки медвежьей трапезы. Скудные корма в тундре также вынуждают песцов кочевать в лесотундру и дру­гие более кормные районы.

Зимой за кочующими оленями на сотни километров переме­щаются волки и песцы. Олени, докапываясь до ягеля, оставля­ют за собой глубокие рытвины, которыми пользуются белые и тундровые куропатки, склевывая там ягоды и побеги карлико­вых ив и берез.  Эти же рытвины охотно посещают песцы и ли­сицы, которым удается в таких местах изловить куропатку и поживиться леммингами.

Песец, рыская по тундре в поисках поживы, не оставит без внимания встретившийся одинокий кустик, пенек или кочку. Обязательно обследует их и, тщательно обнюхав, выполнит обычный собачий ритуал, отметив мочой свое посещение. Это же повторяют и десятки других песцов, побывав однажды в этом районе.

Многие считают, что этими действиями каждое животное маркирует границу занимаемого им участка На самом деле это далеко не так просто, как кажется. Хищники семейства псовых обладают особенно остро развитым чутьем, и когда они подолгу обнюхивают мочеточку, то получают представление о численности и себе подобных зверей. Если такие мочеточки встречаются очень часто, а маркируют их десятки песцов, к то­му же голодных, то тогда у животных появляется стремление уйти с перенаселенной малокормной территории. Это и побуж­дает песцов к миграции за сотни километров.

Охотникам Севера хорошо известно, что когда этот инстинкт миграции пробудился и «песцы потекли», то остановить их ни­какой подкормкой уже невозможно. Поэтому привады песцам нужно выкладывать заблаговременно — летом или ранней осенью и постоянно их пополнять, претупляя тем самым пробуждение инстинкта расселения.

Грызуны в степных районах в первую очередь обживают наиболее плодородные участки, где растительность обильнее. Для норения выбирают возвышенные места, не заливаемые талой водой и ливнями.

Суслики устраивают вертикальную норку, скрытую за дерновинкой. Кругом нее траву они не стригут, землю не копают и не выбрасывают наружу, также не оставляют вблизи норы каловых масс. Для наблюдения за окружающей местностью ис­пользуется бутан — выброшенная и утрамбованная в стороне от жилой норы земля с косой норкой, которая служит им вре­менным убежищем.

Сурки норы так не маскируют. Устраивают они их также на возвышенных местах, не заливаемых водой. Бутан — утоптан­ная площадка — бывает рядом с входом в нору. При появлении в поле зрения сурков и сусликов человека или какого-либо живот­ного, зверьки становятся столбиком и подают тревожные сиг­налы — суслики свистят, а сурки тявкают наподобие небольшой собачки.

Зайцы-русаки никогда не остаются на дневку в местах жи­ровки с обильным травостоем, где их разыскивают и преследуют хищники, а уходят в открытые поля и ложатся часто в борозды среди пашни или за кочкой на меже, в другом укромном, но от­крытом со всех сторон месте с хорошим кругозором.

В тундре и в степи пернатые хищники также стараются за­нять насест повыше — на кургане, одиноком дереве, электри­ческом столбе и прочем возвышении, с которого удобно наблю­дать за окружающей местностью и нападать на замеченную жертву. У пернатых хищников в их охотничьих районах име­ются и любимые кочки и камни, на которых они обычно ощи­пывают и потрошат пойманных птиц и зверьков.

Низины, заросшие кустами, бурьяном и пышным травостоем, привлекают куропаток, перепелов и. прочую полевую дичь, так как в таких местах они находят укрытие и обильный корм.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что в жизни животных решающее значение имеет наличие кормовой базы и возможность ее использования На этой основе формируется весь остальной биологический цикл животных: выбор района обитания, места для устройства гнезда или логова, начало и благополучие брачного периода, плодовитость, успешное вос­питание молодняка и, в конечном итоге, процветание вида. В связи с этим в самоловном промысле первостепенное значение имеет использование пищевого рефлекса для привлечения животных к определенным местам регулярной подкормкой.

6.03.03. АКТИВНАЯ ОХОТА.

В зимний период времени, когда растения находятся под толстым слоем снега, а рыба защищена броней льда, охо­та остается единственно возможным способом обеспечиться продовольствием. Но охота, в отли­чие от сбора дикорастущих растений и рыбалки, требует особых навыков.

Разведчики в нештатной ситуации будут охотиться, применяя, как правило, бесшумное оружие. А также используя самострелы, рогатки и различные самоловы.

Активная охота (охота при помощи оружия) наиболее успешна в вечерние и ранние утренние часы, ко­гда животные покидают свои убежища, идут на водопой и в места кормежки. Чаще всего дичь встре­чается возле источников воды, укрытых лесных полянах, на солон­цах.

Удобнее всего охотиться на крупных животных из засидки, устроенной на дереве вблизи звериной тропы, у водопоя, мест посто­янной кормежки, на солонцах.

При поиске дичи очень важно не потерять ориентировки, чтобы иметь возможность быстро вернуться в лагерь, особенно если при­дется нести на себе добычу.

К пасущемуся животному подкрадываться надо медленно, по возможности бесшумно и только с подветренной стороны, чтобы запах охотника и звуки относило ветром. В непосредственной бли­зости от зверя надо двигаться только в тот момент, когда он кормится.

Ночью при ходовой охоте или охоте с засидки рекомендуется использовать приборы ночного видения или свет электриче­ского (галогенного) фонаря. Ослепленное ярким светом животное замирает на несколько секунд, позволяя охотнику прицелиться.

Рекомендации по выбору оружия для поражения конкретного типа животного см. в главе «Анализ эффективности стреловых боеприпасов» в разделе «Огневая подготовка».

Наилучшие точки прицеливания при различных положениях зверя.

  1. Наиболее типичное и частое положение зверя под собаками. Зверь стоит, чуть развернувшись грудью. Главной точкой при­целивания будет не центр груди, а точка, чуть сдвинутая вправо. Пуля в этом случае пройдет через диафрагму, поразит главные кровеносные артерии и заденет легкие, сердце. При движущемся звере точку прице­ливания необходимо сдвинуть чуть выше. Вторым эффективным местом прицеливания можно считать шею. Такой выстрел достигает результата при поражении шейных позвон­ков.

 

  1. Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условияхОдна из типичных ситуаций: зверь уходит от собаки через возвышенность. Выстрел в таком положении труден. Резуль­тативным можно считать выстрел в область шейных позвонков в месте схождения их и черепа. Однако сделать такой выстрел может только очень опытный и меткий стрелок. Следует помнить, что в таком положении повышаются требования к техни­ке безопасности, так как обзор противопо­ложной стороны холма ограничен. По этой причине в этом положении лучше совсем не стрелять.
  2. Зверь движется достаточно медленно, постоянно задерживаемый работающими собаками. Наилучшим выстрелом будет классический — поражение груди и сердца. Если зверь идет быстрым ходом, прицеливаться нужно несколько выше. При попадании пуля поразит сердце и заденет легкие. Зверь ложится на месте или же отойдет недалеко. Другие точки прицелива­ния достаточно эффективны, но лишь при исключительно точном попадании.

А — наилучшая точка прицеливания при данном положении зверя.

Б — другие точки эффективного поражения.

 

 

  1. Наи­более характерное положение зверя при уходе из-под собак. Наиболее выгодный выстрел — под лопатку. Другие точки пора­жения тоже эффективны, но в таком положе­нии корпуса зверя стрельба, да еще навскид­ку, под силу лишь опытному стрелку. Небольшое смещение пули позволит зверю уходить от преследования на протяжении нескольких часов.
  2. Характерное поло­жение, особенно при загонной охоте. Все указанные места поражения эффективны.
  3. Положение зверя перед атакующими собаками выглядит довольно легко и обман­чиво для стрелка. Произвести прицельный выстрел очень сложно, так как наиболее важные; органы заслонены. Лучше изменить угол стрельбы.

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

 

Попадание в различные части тела дичи;

А — попадания, после которых зверь погиба­ет быстро, далеко не уходит.

Б — попадания, после которых приходится долго искать зверя.

В — неопасное попадание, после которого зверь может уйти очень далеко.

 

 

 

Убойные места кабана.

Эффективность попадания обозначена цифрами в порядке убывания.

 

 

 

Один из важнейших этапов охоты на ко­пытных — возможный уход под­ранка. Особенно это важно при черной тропе. Подранки всегда нежелательны, к тому же длительное преследование раненого зверя негативно сказывается на качестве мяса. Все копытные довольно крепки на рану. Но если пуля задела действи­тельно важный орган, зверь ложится, не уходя очень далеко. По этой причине важно сразу же определить степень тяжести его ранения.

При попадании пули часто слышен отчетливый звук шлепка, что может служить признаком попадания. Поведе­ние зверя в момент попадания и осмотр места отстрела могут многое дать знающему охотнику.

Так, обилие крови, шерсти, осколков костей говорит о серьезном ранении. Смертельны попадания в голову, шею, область сердца. Однако зверь сразу же падает на месте только при поражении головного мозга, шейных позвонков, спинного мозга и крестца. При попадании в отростки рогов или если пуля зацепит верхушку позвонка, животное может упасть в шоке, как при смертельном ранении, но быстро приходит в себя и уходит. Поэтому не спешите бросаться к упавшему зверю.

Светлая кровь на следу — зверь ранен в мышцы и может уйти далеко. Пузырящаяся кровь — показатель ра­нения легких; водянистая с примесью зелени и кусочков ткани — поражены внутренности, а темная и густая кровь — конечности; если же, как бы смешанная с манной крупой — попада­ние в печень. Увеличение крови по следу также говорит о серьезном ранении. Советуем исследовать по пути хода подранка кусты и деревья, так как высота расположения следов крови на них может многое подсказать о месте попадания пули.

При попадании пули в грудь жи­вотное может встать на дыбы или подпрыгнуть, и тем выше, чем ниже попадание. При попадании в брюшную полость чаще всего зверь дергает задними ногами и горбится. При пора­жении головы, челюсти зверь часто крутит головой, встряхивает ей. Попа­дание в почки — очень тяжелое, зверь ложится, а уходя, вытягивает заднюю часть туловища, спотыкается и быстро залегает.

Поняв, что подранок тяжело ранен, не следует сразу же бросаться на его добор. Преследовать его лучше через 40—50 мин. За это время он ляжет и успеет ослабнуть. Добор подранка — долг каждого охотника. Делать это надо спокойно, без спешки и суеты. До­бирать подранка лучше вдвоем, с со­бакой. Обычно зверь ложится в мельчатник, кусты, высокие заросли старой травы. При этом нужно учитывать, что он лежит головой к входному следу, особенно если с этой стороны тянет ветерок.

Хотя говорить об опасности на охотах по лосю или оленю как-то не принято, но редкие случаи нападения раненых лосей на охотников случаются. Автор был очевидцем такой атаки лося. Бык-подранок, лежавший в густом мелком березняке-карандашнике, при подходе охотника дважды бросался в сторону человека, стремясь ударить его передними ногами. Помог в данном случае курцхаар, который вовремя определил местонахождение подранка и отвлекал зверя на себя, удобно подставив его под выстрел.

При неподвижно лежащем звере в первую очередь обратите внимание на его уши. Если они прижаты к голове, то подранок жив и от него можно ожидать любых действий. В этом случае необходимо стрелять, не подходя близ­ко к зверю.

В агонии лось часто бьет ногами и может смертельно ранить неосторожного охот­ника. Подойдя к животному и убедившись, что он мертв, нужно упе­реться одной рукой в голову, в другой перерезать горло. Кровь быстро вытечет по крупным кровеносным сосудам, и в ре­зультате мясо приобретет нормальный то­варный вид. Упираться рукой в голову или рога при этой операции следует по­тому, что лось иногда резко поднимает голову вверх. Если он без рогов, то охот­ник может отделаться только синяками, если же с рогами, то вероятен и смер­тельный исход.

Разделка туш копытных.

В соответствии с правилами ветсанэкспертизы туша животного может оста­ваться невыпотрошенной не дольше трех часов. Более того, если даже извлечь внутренности лося, но не снять шкуру, то оставленная на ночь туша нередко к утру начинает припахивать.

Шкуру копытных снимают так же, как с круп­ного рогатого скота, пластом.

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

Зверя пе­реворачивают на спину, закрепляют его в таком положении подложенными чур­ками или веревочными оттяжками. От гор­тани по середине шеи, грудины и живота до кончика хвоста разрезают шкуру по прямой. Затем от копыт вспарывают кожу ног, разрезы соединяют на середине гру­ди и у анального отверстия. Шкуру сни­мают с обоих боков сразу или последо­вательно, пока это возможно и удобно, потом тушу переворачивают на бок и с противоположного бока шкуру снимают за линию позвоночника. После этого тушу поворачивают на другую сторону и под­резают оставшуюся часть шкуры до пол­ного отделения.

 

 

Тушу разделывают на шкуре. Сначала отрезают все ноги, затем — грудину по линии хрящевых соединений с ребрами. По средней линии живота вспарывают брюшину. По мере выпячивания желуд­ка оставшуюся часть туши наклоняют на бок и желудок вываливается из разреза наружу. Далее на шее подрезают пище­вод вместе с трахеей и через отверстие между ребрами втаскивают внутрь груд­ной клетки. Оттягивая внутренние органы за трахею и пищевод, и подрезая ножом связки и диафрагму, все внутренности извлекают из туши и относят в сторону. Отделяют легкие, сердце, печень, почки и селезенку. Оставшуюся часть туши рас­членяют пополам, между 12-м и 13-м ребром. Голову можно отделять и в нача­ле и в конце операции.

Такой способ разделки наиболее рас­пространен среди промысловых охотни­ков Европейского Севера. В морозную по­году каждую часть туши (если нет воз­можности увезти их сразу) укладывают на чистый снег отдельно, иначе мороз «сцементирует» куски, и отделить их друг от друга можно будет только топором. При этом все загрязненные и окровавлен­ные участки нужно обязательно очистить снегом. Шкуру складывают конвертом, мездрою внутрь. Уложенная таким спо­собом шкура промерзает постепенно, товарные качества ее не снижаются даже в сильные морозы.

И еще, на что следует обращать вни­мание при разделке туш копытных. Охот­ники,  разделывая туши добы­тых зверей, замечали, что на внутренних органах — печени, желудке, кишечнике, особенно на брыжейке,— локализуются какие-то полупрозрачные пузыри разме­ром с грецкий орех и больше. Они как бы подвешены к органам на тонкой связке. Это и есть наиболее распространенная личиночная форма тонкошейной финны. Копытные звери — промежуточные хо­зяева этого гельминта. В них развивается только личиночная форма. Основным же хозяином служат хищные звери.

Внутренности пораженные гельминтом употреблять в пищу нельзя. Мясо – вполне съедобно.

 

6.03.04. САМОЛОВНЫЙ ПРОМЫСЕЛ.

Все современные самоловы разделяются на переносные и стационарные.

Переносные самоловы: металлические дуговые ущемляющие и давящие капканы; всевозможные силки, петли и деревянные самодельные черканы и проскоки.

Переносные самоловы не устанавливаются на одном постоянном месте. По желанию охотник может переносить их на новые места.

К стационарным самоловам относятся многочисленные опадные давящие самоловы: пасти, кулемки, слопцы, кряжи, плашки и др. Делают эти самоловы на месте промысла из бревен, плах, камней и др. подручного материала. На открытых местах действие стационарных самоловов становится более активным, так как они издали привлекают к себе зверей и тем самым значительно увеличивают радиус действия, а следовательно, и уловистость.

6.03.04.01. ДЕРЕВЯННЫЕ ПЕРЕНОСНЫЕ САМОЛОВЫ.

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

Принцип действия у всех черканов одинаков. В различных промысловых районах отличают­ся они лишь формой давящего приспособления и деталями насторожки. В деревянной рамке по направляющим прорезям пе­редвигается сверху вниз Т-образный давящий стержень под дей­ствием силы натянутого лука или многовитковой цилиндричес­кой стальной пружины. Сторожок с насторожкой взаимодейст­вуют при помощи веревочной тяги. На рисунке «а» изображен черкан с квадратной рамкой, сбитой из дощечек. В средней части через отверстия в дощеч­ках продет и укреплен лук, внизу — порожек. В нижней части боковых дощечек, по внутренней стороне, прорезаны пазы, по которым передвигается под действием тетивы лука Т-образный давящий рычаг (IV). Сторожок (II) — палочка толщиной в карандаш и длиной 5—8 см. На одном конце, в сан­тиметре от края, к сторожку привязан длинный шнурок, соединяющий сторожок с концом другой такой же палочки — челаком (III). Челак на коротком шнурке привязан к верхней попереч­ной перекладине. Насторожка в виде тонкой палочки (I) в приподнятом над порожком положении упирается концами в пазы и не дает вывернуться сторожку (II) из-под давящего рычага (IV).

Черканы в спущенном и настороженном виде:

а, а`- с рамкой из досок;

б, б`- с многовитковой цилиндрической пружиной;

в, в`, г — с рамками из деревянного прута;

д – с коробкой; е – с ложным полом.

 

 

 

Для настораживания черкана давящий рычаг вместе с тети­вой лука поднимают вверх. Тетиву подцепляют коротким пле­чом челака, который блокирует основную силу лука. Далее на­тягивают шнурок со сторожком, подхватывая его коротким плечом поперечину давящего рычага, а свободный конец упи­рают в насторожку, приподнятую над порожком.

Черкан этой конструкции работает следующим образом. Зверек, пролезая между поперечиной давящего стержня и по­рожком, надавливает на насторожку. Она опускается вниз «а,I» и освобождает сторожок (II), который выверты­вается наружу, освобождая челак (III), а вместе с ним тети­ву, и лук срабатывает, прижимая поперечину давящего стержня к порожку (IV). По такому же принципу работают и черканы «г, д».

Черкан этой конструкции работает следующим образом. Зверек, пролезая между поперечиной давящего стержня и по­рожком, надавливает на насторожку. Она опускается вниз «а,I» и освобождает сторожок (II), который выверты­вается наружу, освобождая челак (III), а вместе с ним тети­ву, и лук срабатывает, прижимая поперечину давящего стержня к порожку (IV). По такому же принципу работают и черканы«г, д».

Лук — основная деталь в черкане. От его упругости зависит надежность работы и уловистость самолова. Лук рекомендует­ся делать из хорошо высушенной древесины бересклета, жимо­лости или из мелкослойного ствола лиственницы. Можно и из кедра и ели, но из них получаются луки слабее. Деревянный лук можно заменить стальным прутом, лучше не одним толстым, а несколькими тонкими, связанными вместе. Тетиву делают ве­ревочной, а многие охотники делают ее из сухожилий.

Черкан «б» с рамкой сделан из рогульки, а лук заменен многовитковой цилиндрической пружиной, работающей на сжатие. В нижней части рогулька соединена порожком, к которому прижат пружиной давящий стержень Т-образной фор­мы. На внутренних сторонах рогульки вырезаны желобки, по которым свободно передвигается поперечина давящего стержня. Для устойчивости стержня в вершине рогульки просверлено отверстие. Там же привязан на шнурке сторожок.

Для настораживания этого самолова пружину сжимают, при­поднимают давящий стержень кверху, подхватывая его попе­речину коротким плечом сторожка (II), что придает ему вер­тикальное положение, а чтобы он не вывернулся наружу, конец его упирают в насторожку (I), которой перегораживают в нижней части проход между порожком и поперечиной давяще­го рычага. Последовательность работы этого черкана почти такая же, как и у предыдущего. С той лишь разницей, что при надавливании на насторожку (I) освобождается свободный ко­нец сторожка (II), который, вывернувшись из-под поперечины, отпускает давящий рычаг.

Чувствительность насторожки со сторожком без челака зна­чительно хуже. При очень тугой пружине или тугом луке насторожка может обусловить задержку, что на промысле самых мелких пушных зверьков может привести к проловам.

Рамку черкана загибают из целого прута вяза, березы или другого дерева, поддающегося перегибам в распаренном виде. Подбирают прут с одинаковой толщиной (2—3 см) по всей нуж­ной длине, размечают места перегибов и на них делают про­рези на 2/3 толщины в виде прямого угла с закругленной вер­шиной (см. рис. «в», деталь 1). Хорошо распарив эти вырезы в горячей золе, их загибают. Свободные концы в верхней части рамки соединяют боковыми сторонами, предварительно выре­зав в них полуцилиндры по величине, немногим превышающей диаметр стержня давящего рычага. Затем концы с боков об­стругивают и соединяют гвоздями или проволокой (см. рис. «в», деталь 2).

В этом черкане челак выполняет двойную роль. Малым пле­чом он полностью принимает на себя силу лука, а длинным плечом работает как сторожок, на свободный конец которого надета петля от симки, выполняющей роль насторожки. У нас­тороженного капкана натянутые симки (I) перегораживают про­ход над порожком. Они соединены одной тягой — шнурком с петлей, опоясывающей давящий стержень и свободный нижний конец челака. Зверек, пролезая через порожек, натягивает сим­ки (1) и стягивает петлю (II) с кончика челака (III), который вывертывается и освобождает тетиву, действующую силой на­тянутого лука на давящий рычаг (II).

Черкан на рис. «г» также сделан на основе рамки, загну­той из целого прута. Отличается эта рамка тем, что свободные ее концы скреплены порожком, заострены и опущены вниз. Воткнутые в снег или в землю, они придают черкану нужную устойчивость. Лук привязывают к рамке прочно шнуром или проволокой, так как давящий стержень никаких направляющих и точек опоры не имеет. В остальном настораживание и сраба­тывание этого самолова такое же, как у предыдущего.

Черкан на рис. «д» смонтирован не с рамкой, а с выдолб­ленным лотком и давящий рычаг в нем заменен давящей лопат­кой. Направляющими для нее служат задняя стенка лотка и середина деревянной части лука. Для движения тетивы в бо­ковых стенках лотка сделаны пропилы. Проход через этот чер­кан ограничен круглым отверстием, прорезанным в стенке лотка. Настораживается он с помощью челака, сторожка и насторож­ки.

От всех описанных деревянных самоловов черкан, изобра­женный на рис. «е», отличается тем, что у него вместо порожка и давящего стержня попавшего зверька зажимают две плоскости. Нижняя площадка служит основанием. К ней наглу­хо прикреплена рогулька, по сторонам которой свободно пере­двигается деревянная дощечка с проделанными в ней отверсти­ями, соответствующими по ширине и размерам вилке. К этой дощечке несколькими опорами наглухо приделан давящий стер­жень, соединенный с тетивой лука. Челак и сторожок у него в виде стержня, подвешенного на симке, насторожка в виде ложного приподнятого пола — тоненькой дощечки, которая на одной стороне отверстием надета на плечо вилки, а на другой стороне специальным отверстием удерживает сторожок во взведенном положении. При настораживании этого черкана при­поднимают давящую плоскость и за край подхватывают ее ко­ротким плечом сторожка, а свободный конец цепляют за от­верстие приподнятого пола. Приманку подвешивают на сере­дине давящей дощечки с таким расчетом, чтобы посетивший ловушку зверек, потянувшись к ней с любой стороны, наступил на ложный пол и рассторожил самолов.

  • Опадные самоловы переносные. К ним относится проскок, сделанный из двух досок рис.«а», которые на одном конце сое­динены ребрами веревочной петлей, а на другом укреплены де­ревянными направляющими дощечками, прибитыми к нижней доске. Эти дощечки вверху соединены перемычкой с привязан­ным к ней шнуром, на свободном конце которого прикреплен сторожок. Насторожкой служит узкая, длинная (во всю длину доски) планка (I) с зарубкой на свободном конце Она удер­живает сторожок (II) у приведенного в действие проскока. Для увеличения давящей силы верхней доски в ней сверху вырубают выемку, в которую помещают гнет — конец бревна (III).

Зверек, пролезая между досками, надавливает на насторожку (I), сторожок (II) вывертывается из-под верхней доски, которая падает вниз под действием силы тяжести гнета — брев­на (III).

Из двух досок можно сделать и переносную плашку. Для этого самолова доски соединяют плоскими сторонами вместе и на одном конце пробивают по паре отверстий, через которые их связывают бечевкой. Доски кладут на пень или землю у дере­ва, или вбивают рядом кол с развилкой, к которому прислоня­ют вертикально поставленное бревно, а торцевой конец его ста­вят на верхнюю доску плашки, придавая ей надлежащую да­вящую силу

Настораживающее устройство плашки состоит из сторожка — двух квадрат­ных дощечек (одной гладкой, называемой «мужичком», и вто­рой с уступом — «бабкой») и насторожки — длинного деревян­ного стержня с квадратным вырезом на конце. Для настораживания плашки в зарубку «бабки» упирают «мужичок».На середине их перехватывают квадратным вырезом насторожки и, приподняв верхнюю доску плашки, между ней и основанием (второй доской) ставят враспор сторожок (II) с насторожкой (I) рис. «б, в».

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

Переносные кулемки хорошо известны в тайге Западной Си­бири, где промышляют сибирского крота, который вдвое боль­ше и гораздо осторожнее европейского. В металлические кротоловки, не лишенные запаха человеческих рук, кроты не попа­даются и обходят их стороной или забивают землей. Поэтому промысловые охотники предпочитают ловить сибирских кротов кулемками.

Для изготовления кротовых кулемок пригодны деревца толщиной 10—12 см с трухлявой или мягкой сердцевиной. Ствол такого деревца распиливают на чурбачки длиной 12 см. Одну треть чурбачка скалывают и через этот скол выбирают стамеской или долотом всю середину, делаяя желоб-ковой. Тем самым, превращая чурба­чок в деревянную арку толщиной 2—3 см. На выпуклой верхней части арки (III) отмеряют 6 см и прорезают окно глубиной на 1/3 арки и шириной 4 см. Выпуклую 6-санти­метровую часть арки стесывают на сантиметр для устойчивос­ти положенного на эту поверхность сторожка—дощечки (II), ширина которого может быть 3—4 см, а длина 7 см. Один на­ружный конец дощечки выравнивают со срезом арки и спари­вают их насторожкой-рогулькой (I) с квадратным вырезом на стержне, а на другой конец сторожка, нависающего на санти­метр над окном, упирают давок кулемки, вделанный в расщеп гнета — бревна. В каждый кротовый ход ставят две таких кулемки насторожками одна навстречу другой. В деревянные кулемки крот идет без опасения, сталкивает насторожку, освобождая тем самым дощечку-сторожок, с которого соскакивает давок и прижимает зверька поперек спины к земле Охотник разносит по охотни­чьему путику деревянные арки, давки и насторожки со сторож­ками, а гнет делает из валежины на месте установки кулемок.

6.03.04.02. ДЕРЕВЯННЫЕ СТАЦИОНАРНЫЕ САМОЛОВЫ

Деревянные самоловы имеют следующие преимущества: их не нужно маскировать, они своим видом привлекают к себе зверей; к ним можно приваживать зверей заблаговременно до начала промысла, регулярно выкладывая подкормку. Этими са­моловами ловят зверей в пургу и снегопады, когда капканы перестают работать.

  • Ущемляющие самоловы. К ним относятся: самый простой самолов — рожон на волка и росомаху и самые сложные, гро­моздкие из тяжелых бревен — щемихи и жом на медведя.

Рожон делают из сухого бревна длиной 3—4 м и толщиной 15—25 см. Его тщательно обтесывают с боков и раскалывают не до конца—с вершины до середины на три одинаковых по толщине жерди Щели расширяют и обтесывают центральную жердь и боковые горбылины до толщины руки, сохраняя при этом между ними острые грани. У центрального стержня попе­речный срез следует делать ромбовидной формы, а боковые— треугольной, чтобы острые углы их противостояли острым уг­лам ромба.

Готовый рожон врывают в землю вертикально, а на цент­ральную жердь нанизывают кусок мяса или какую-либо другую приманку рис. «а». Росомаха, пытаясь достать приманку, взбирается на рожон и лапами попадает в расщелины между центральной и боковыми жердями и под тяжестью тела оказы­вается ущемленной и пойманной.

В Забайкалье на волка рожон устраивают из расщепленного с высоты 1 м от земли и до вершины небольшого деревца тол­щиной 15 см. Ветки обрубают и тщательно его обтесывают. На высоте 1,5 м деревце прочно опоясывают деревянным коль­цом, свитым из распаренных веток вяза или березы, для пре­дупреждения увеличения трещины и расширения щели. Затем вершины горбылин разводят в стороны на 1 м и прочно их привязывают к веткам деревьев, между которыми устроен рожон рис. «б». Приманку надевают с расчетом, чтобы под­прыгнувший за ней волк попал лапой в расщелину деревца, защемил ее и повис на рожне.

 

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

  • Щемиха и сибирский жом на медведей состоит из нагромож­дения тяжелых бревен, которые удерживаются настораживаю­щим устройством в приподнятом положении над приманкой, за­ложенной между двух брусьев. При стронутой насторожке бревна обрушиваются на брусья, сжимают их с большой силой и ущемляют лапу зверя. Оба эти самолова признаны опасными и поэтому применение их повсеместно запрещено.

Исключение составляет тувинский жом, для изготовления ко­торого используют полый пень и одно бревно с затесанной долото- образной вершиной. В пне сбоку прорубают окошко, в ко­торое вставляют заточенный конец бревна, а комель прислоня­ют под углом 45° к дереву с вырубленным в нем желобом.

 

 

 

Что­бы удержать бревно в таком положении, его затесанный конец внутри пня упирают в Т-образную насторожку, под которую под­кладывают приманку. Медведь, засунув лапу за приманкой, сталкивает насторожку, тем самым освобождает бревно, комель которого сползает вниз по желобу дерева, а затесанный конец соответственно вдвигается внутрь пня и с большой силой при­жимает к стенке лапу зверя  рис. «в».

  • Опадные самоловы стационарные. В охотничьей практике наиболее широкое распространение получили плашки. Ими ло­вят белок, куниц, колонков, соболей и прочих мелких пушных зверей.

В отличие от переносной плашки, сделанной из двух досок, стационарные плашки делают более тяжелыми из расколотого надвое бревна длиной до 1 м и толщиной до 30 см. Для боль­шей надежности работы самоловы строят на подмостках, а на верхнюю кроющую плаху добавляют гнет — два бревна, по­ложенные сверху крест-накрест рис.«а». Настораживают эти плашки сторожком из двух дощечек и деревянной стерж­невой насторожкой с квадратным вырезом на конце, такими же по устройству, как и у переносной плашки рис. «в».

Кулемы на пушных зверей также широко распространены и отличаются большим разнообразием по размерам. Самая прос­тая — кулемка на колонка и соболя. Делают ее из двух бревен. У основания большого дерева (желательно густой ели, чтобы под ней меньше насыпало снега) из колышек и кусков коры делают дворик размером 30Х30 см. Сверху его накрывают хвоей, в внутри выкладывают приманку.

Открытую сторону дворика перегораживают поперек бревнами, из которых более тонкое кладут на землю. Оно служит порожком, а второе, более толс­тое и тяжелое бревно, помещают над первым и используют, как гнет. Бревна на концах укрепляют вбитыми по обеим сто­ронам колышками рис.«г».

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

При настораживании кулемки гнет приподнимают над по­рожком на 20 см и торец его подхватывают сторожком — дере­вянной палочкой толщиной в палец и длиной 12 см, которую за конец привязывают веревочкой к поперечной вязке крепежных кольев.

Чтобы сторожок не вывернулся из-под бревна, его нижний конец цепляют насторожкой — деревянной палочкой с ро­гулькой на одном конце и зарубкой на другом рис.«г». Зверек, пролезая между бревнами, сдвигает вниз насторожку (I), она освобождает сторожок (II), а вместе с ним и бревно (III), которое его убивает.

Более сложная и громоздкая кулема предназначена для отлова волков и бродячих собак. Для нее ставят сруб, а в ов­раге или на уступе притеррасной поймы находят обрывистый берег старицы реки и в нем выкапывают пещерку. В пещерку помещают приманку, а перед входом в нее кладут поперек бревно—порожек, над ним настораживают гнет, который уси­ливают, навалив на него 2—3 бревна рис.«б».

 

 

 

 

Чтобы снять нагрузку со сторожка с насторожкой, гнет в насторожен­ном положении помещают на мотырь—палку, выполняющую роль рычага первого рода. Свободный конец этой палки соеди­няют шнуркам со сторожком, таким же, как и у предыдущей кулемки. Верхний конец сторожка упирают в зарубку, сделан­ную в бревне, а нижний прижимают к бревну насторожкой (палочкой длиной во всю ширину сруба). Один ее конец упи­рают в сторожок, а другой — в противоположную стенку сруба кулемы рис.«в».

Посетивший такую кулему зверь, добираясь до приманки, сталкивает насторожку (I), освобождает конец сторожка (II), который выворачивается из-под зарубки в бревне, и освобожда­ет конец мотыря (III), а он, поднявшись кверху, сбрасывает гнет, придавливающий зверя.

Кряж работает наподобие простой кулемы. Состоит он из двух бревен. Нижнее бревно выполняет роль порожка, а сук на нем заменяет направляющие колья. Верхнее бревно (гнет) име­ет продолбленное отверстие, благодаря чему свободно передви­гается по суку нижнего бревна. В приподнятом настороженном положении гнет удерживает сторожок—заостренную палочку, упирающуюся одним концом в гнет, а другим в закругленную головку насторожки. При малейшем движении свободного кон­ца насторожки ее округленная головка вместе со сторожком соскальзывает с нижнего бревна, и самолов срабатывает. Такое настораживающее устройство трудно поддается регулировке и менее надежно в работе  рис. «д».

Большую группу опадных самоловов составляют пасти, ко­торыми в основном ловят песцов.

Самая простая по устройст­ву — тундряная пасть. Ставят ее на открытом, хорошо продува­емом возвышенном месте, используя естественный или искус­ственный полуметровый холмик. Его огораживают с боков час­токолом так, чтобы песец мог забраться внутрь этой загородки лишь через ее открытую сторону. Над огороженной площадкой помещают три 3-метровых бревна толщиной по 15 см.

Торцевые концы их стесывают с боков и пробивают отверстия. Этими отверстиями все три бревна нанизывают на ромжу—длинную до 3 м жердь в руку толщиной. Таким образом, их соединяют в единый блок — гнет. Сбоку у входа в загородку забивают опорный кол с рогулькой, на которую помещают мотырь — палку до 1 м длиной, удерживающую конец ромжи в припод­нятом положении.

От свободного конца мотыря натягивают шнурок с петлей на конце к штырю сторожевого кола.

Для настораживания тундряной пасти готовят приманку. Кусок мяса обматывают шнурком или проволокой с петлей на свободном конце. Эту петлю надевают на штырь сторожевого колышка (на естественный его сучок или вбитый в него клин). Затем поднимают гнет пасти и конец ромжи помещают на ко­роткое плечо мотыря, балансирующего на опорном колу.

При­вязанный к мотырю шнурок натягивают и сделанную на его конце петлю тоже подхватывают на штырь сторожевого ко­лышка рис. «а, б». Песец, пытаясь стащить приманку, сдер­гивает со штыря петлю шнура от мотыря, освободившийся ко­нец которого поднимается кверху и сбрасывает гнет, придавли­вающий зверя. Тундровая пасть с боковыми сторонами, загороженными ко­лышками, хорошо продувается ветром, что предохраняет ее от заноса снегом, но решетка из колышков открывает доступ к попавшемуся в пасть песцу.

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

 

Пасти на песца.

а – тундряная; в –корытная; д – коробковая;

з – коробковая на подмостках;

б, г, е, ж, и, к – детали насторожек.

 

Хищники этим пользуются и часто сильно портят мех, чтобы предупредить появление подобных дефектов на шкурках, была предложена пасть с корытообраз­ным гнетом, сделанным из половинки 3-метрового бревна тол­щиной 30 см. Такую пасть, также сооружают на полуметровом холмике, огораживая его колышками, на пол кладут тонкую дощечку, кусок фанеры или картона.

Перед входом в пасть с обеих сторон заколачивают два опорных кола с рогульками, на которые кладут поперечную опорную жердь для мотыря. Для настораживающего устройства используют тонкую сторожок — па­лочку, привязанную за середину к свободному концу мотыря, стопорную рогульку, вбитую в землю, и насторожку — длин­ную палочку с привязанной к ее концу приманкой

При настораживании пасти торцевой конец гнета с корытом приподнимают вверх, опоясывают шнурком и цепляют его за короткое плечо мотыря.

 

Более длинному плечу придают гори­зонтальное положение, привязанный к его концу шнурок со сторожком оттягивают книзу и одним концом сторожка под­хватывают развилку рогульки, а чтобы он не вывернулся, другой его конец перехватывают насторожкой, помещенной поперек рогульки рис. «в, г».

В этой пасти съемный пол, из фанеры или дощечки, позво­ляет в случаях примерзания к ним пойманного зверя вынуть его вместе с полом и унести в помещение для оттаивания, что предотвращает вырывание вмерзших волос и образование на шкурке плешины.

В лесотундре и лесу охотники городят из бревен и коры лиственницы коробковые пасти. Для них заготавливают 9 плах — горбылей шириной 15 см и длиной до 1,2 м.  Из трех плах нас­тилают пол и по три используют на боковые стенки Крепят их вертикально четырьмя парами кольев, вбитыми в землю. Что­бы пасть служила 20—30 лет и не сгнила, под пол подклады­вают две метровые чурки из лиственницы На гнет используют два 3-метровых бревна толщиной по 20 см или 3 бревна тол­щиной по 12—15 см  Соединяют их между собой в единый блок, расщепив комли пополам и вклинив в них затесанный ко­нец   3-х метровой длины ромжи рис.«д, е».

В передней части короба, рядом со стенкой, забивают в зем­лю опорный столбик с рогулькой, в которую помещают мотырь — метровую палку, к свободному концу которой привязан шнурок с петелькой на конце. Для насторожки используют 40-сантиметровую палочку, заостренную с обоих концов. На один конец накалывают и примораживают кусок мяса или рыбы. На середине стенки, на высоте 10—15 см от пола, прорубают — окно и в нем прорезают квадратный вырез на 2—3 мм больше толщины насторожки. Для настораживания пасти гнет поме­щают в короб так, чтобы ромжа немного выдавалась над тор­цевыми срезами боковых стенок. Гнет поднимают и конец ромжи помещают на плечо мотыря, балансирующего в развилке опорного столбика. Свободный конец мотыря поворачивают вдоль короба, а привязанный к нему шнурок натягивают и пе­тельку надевают на заостренный конец насторожки, удержива­емой в горизонтальном положении прорезью, сделанной в окош­ке рис. «д, е, ж». Самолов срабатывает, когда забрав­шийся в короб под гнет песец тронет приманку (I), примороженную к насторожке, и выдернет ее из прорези в окошке, тогда петля шнурка соскочит с насторожки (II) и осво5одит мотырь (III), который и сбросит гнет (IV) на спину зверя.

В глубокоснежных районах коробковую пасть на лисиц уст­раивают на подмостках, приподнятых над землей на 1м. Для ее изготовления заготавливают 9 горбылей длиной до 1,2м и шириной до 15см и         8 жердей толщиной в руку и длиной не менее 2м. Четыре, жерди должны иметь на середине по проч­ному суку, на которые кладут поперечные слеги с настланным на них полом. Жерди вертикально попарно вколачивают в зем­лю, накладывают поперечные слеги и настилают на них пол из горбылей. На середине боковой нижней горбылины прорубают окно и напротив него вколачивают в землю 1,5 метровый сто­рожевой кол с сучком в вершине и вырезом над ним для креп­ления к сторожке и насторожке. Затем возводят боковые стен­ки между жердями и вершины смежных жердей туго связы­вают распаренными в горячей золе прутьями березы или дру­гого гибкого и прочного дерева. Верхние спаренные концы жердей укрепляют дополнительными горизонтальными слегами — двумя продольными и одной поперечной, которая одновременно служит и опорой для мотыря рис.«з, и, к».

Гнет составляют из двух 3 метровых бревен толщиной в комле 20 см, их накалывают и в щель заколачивают клинооб­разную доску длиной, равной ширине бревен. Сколоченный та­ким образом гнет помещают в короб, а концы — хлысты бре­вен — поднимают на козла из кольев высотой, равной высоте пола короба. Для мотыря используют метровой длины палку, к одному концу которой привязывают шнурок со сторожком — небольшой заостренной палочкой. Насторожку вырезают из сколотого сучка рис.«к».

Для настораживания пасти на торец гнета надевают вере­вочную петлю или свободное кольцо, свитое из березовых прутьев. Гнет поднимают и под кольцо подсовывают мотырь. Свободный его конец отводят к стенке, где находится сторо­жевой кол, и в сделанную в нем зарубку заводят конец сто­рожка, а чтобы он не вывернулся, за него цепляют насторожку одним выступом за сук сторожевого кола, а другим — за свободный конец сторожка рис.«и, к». Срабатывает пасть в момент, когда лисица тронет приманку, а вместе с ней сдвинет насторожку (I) и освободит сторожок, который вывер­нется кверху (II) вместе с мотырем (III) и сбросит гнет вниз (IV).

Опадные самоловы используют и на промысле боровой ди­чи. Наподобие описанных пастей изготавливают менее громозд­кие пастушки с насторожками педального действия, рассчитан­ные на то, чтобы посетившая самолов птица наступила на насторожку и своей массой рассторожила самолов.

На рис.«е» изображен слопец с обычным бревенчатым гнетом, двумя опорными столбами и мотырем, удерживающим гнет в приподнятом положении. Сторожок устроен в виде двух заостренных палочек, совмещенных концами враспор и под углом «на излом». К более короткой палочке привязан шнур от конца мотыря. Насторожкой в этом настораживающем уст­ройстве служат веточки, настланные на сторожок. Птица, нас­тупая на них, выводит из стопорного положения сторожок, который, развалившись пополам, освободит мотырь, а вместе с ним и гнет.

Такого типа настораживающее устройство не очень удобно в обращении при регулировке и настораживании самолова. По­этому проще устроить насторожку по принципу работающей в коробковой пасти на подмостках рис. «к».

6.03.04.03. СИЛКИ, ПЕТЛИ.

Для ловли водоплавающих птиц и животных (от самых мелких – белки, сурка, кролика, до относительно крупных – собаки, косули, не большого кабана) широко применяются подпружиненные силки и петли.

  • Подпружиненные силки могут ловить животных и птиц как за конечности, так и за шею.

 

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

  • Петли ловят животных за шею.

Заячий силок делают из мягкой стальной про­волоки диаметром 0,8—1,5 мм. Проволоку тол­щиной менее 0,8 мм зайцы обрывают в половине случаев. Проволока толще 1 мм очень заметна, и примерно треть зайцев ее обходит стороной.

Петля диаметром 20 см устанавливается на тро­пах, вытоптанных в снегу в местах, где заяц идет быстро, на полянах и прогалинах, между заросля­ми, в редколесье. При установке петли использу­ются естественные маскировочные средства и пре­пятствия: наклонившийся над тропой прутик, по­валенное дерево и т. п. Петлю ставят отвесно на высоте 14 — 17 см от земли.Применяя вместо проволочной петли тонкий тросик, можно поймать достаточно крупных животных (косуля, кабан). 

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

 

6.03.04.04. РОГАТКИ, БОЛА.

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

 

Для добывания мелких птиц и животных могут применяться рогатки, бумеранги и т.д.

Копытных, при некоторой тренировке, можно добывать при помощи бола (три куска веревки длиной около метра каждая связанные вместе; к концам каждого из кусков привязан камень). Для поимки животного необходимо взять бола за узел и, раскрутив его над головой, метнуть в животное. Вращающиеся  концы надежно опутывают ноги животного, стреножа его.

 

 

6.03.04.05. ЖИВОЛОВУШКИ ПЕРЕНОСНЫЕ

Ловчие ковши.

Боровую дичь охотники промышляют ковшами и садками, сделанными в виде плетеных из жердей и прутьев конических корзин высотой до 2 м и шириной до 70 см. Такую корзину-ковш широкой стороной ставят кверху и над ней подвешивают отшлифованную балансирующую палочку или диск, а над ними привязывают веточки с кисточками ягод. Птицы, прилетевшие поклевать ягоды, пытаются присесть на балансирующую палочку или диск и проваливаются внутрь корзины-ковша.

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

Фазанов, куропаток для зимней передержки ловят шатром — более простой кроющей сетью в виде квадрата со сторонами 7—8 м. Сеть эту вяжут с ячейками 4х4 см из капроновых ни­ток толщиной        0,8—1 мм. У сшитого из такой дели квадрата по диагоналям и между ними продергивают через ячейки сети 3-миллиметровые шнуры — растяжки. В центре квадрата на пересечении диагоналей делают обшитое с металлическим коль­цом отверстие диаметром 7—10 см. К этому кольцу с двух ди­аметрально противоположных сторон привязывают сторожок и насторожку.

На середине подкормочной площадки, к которой приважены фазаны или куропатки, забивают в землю 1,5-метровый сторо­жевой кол толщиной в 5—6 см. На него с помощью насторожки вешают вершину шатра и колышками растягивают растяж­ки так, чтобы нижние стороны шатра (по периметру) находи­лись над землей на высоте 20—30 см.

Расстораживать шатер может ловец из укрытия, сдергивая насторожку с помощью привязанного к ней длинного шнура рис. «а».

Эту же насторожку можно использовать для оборудования шатра, который расстораживают сами птицы, посетившие ловушку. Для этого на свободный конец сторожка (IV) рис. «б» привязывают шнурок длиной до основания сторожевого кола, на котором на высоте 15 см от земли делают зарубку. На уровне этой зарубки в условиях настороженного шатра к натянутому шнурку привязывают челак (дополнительный сто­рожок) — палочку длиной 10 см (II).

Короткий конец этого челака-сторожка упирают в зарубку на сторожевом колу, а свободный опускают и подпирают его опадным полом — тонкой дощечкой или палочкой, на которую настилают решетку из тонких прутиков рис. «б». На эту решетку и вокруг нее рассыпают корм. Птицы, посетившие площадку с подкормкой, склевывая ее и перебегая с места на место, наступают на решетку — пол (I), опуская сторожевую палочку вниз и тем самым освобождая челак (II), который вы­вертывается кверху вместе со шнуром и отпускает верхний сто­рожок (III). Последний, соскочив со сторожевого кола, осво­бождает вершину сети, и шатер VI падает вниз, накрывая птиц.

Перепелов ловят легкой сетью площадью 8х8 м, связанной из тонкой нити зеленого или серого цвета с ячеёй 2,5—3,5 см. С утра, до рассвета, ловец выходит в поле и накидывает сеть на траву таким образом, чтобы птица могла свободно зайти под нее. Затем перепелов подманивают с помощью манка или самки перепела, посаженной в садок. Когда ловец убедится, что перепел находится под сетью, птицу спугивают и она пу­тается в сети. В недалеком прошлом таким способом практи­ковался промышленный отлов перепелов. В настоящее время в связи с катастрофическим сокращением численности перепелов отлов их сетями повсеместно строго запрещен.

6.03.05. СОХРАНЕНИЕ  МЯСА.

Сохранение мяса копытных.

В морозный период мясу дают остыть 3—4 часа и затем замораживают, развешивая от­рубы туши на открытом воздухе на несколько часов. В теплый или пере­ходный период времени (слабые моро­зы, оттепель) мясо во избежание пор­чи засаливают. При отсутствии посуды (кадки, бочки) мясо засаливают сухим способом, дающим несколько худшее качество продукции — высокую соле­ность, жесткость. Мясо разрубают топором на плоские куски весом при­мерно по 2 кг. С внутренней стороны куски надрубают поперек костей и на­тирают со всех сторон чистой солью среднего помола из расчета: на натира­ние каждых 10 кг мяса 700—1000 г соли, к которой можно добавить 20 г пище­вой селитры (натриевой или калиевой). Натертые солью куски мяса хранят 3—5 дней в чистом прохладном месте на деревянном щите, затем подвеши­вают в прохладном месте.

В кадках и бочках готовят более качественную солонину смешанным методом посола. Для этого куски мяса весом примерно по 2 кг нати­рают той же посолочной смесью из расчета; на 10 кг мяса 700 г посолочной смеси. По желанию на 1 кг посолочной смеси добавляют от 30 до 100 г очи­щенного и растертого с солью чеснока. Дно чистой не протекающей кадки или бочки посыпают посолочной смесью слоем около 1 см, затем туда плотно укладывают куски мяса, слегка посы­пая каждый ряд, покрывают редкой тканью (марлей) и помещают в затем­ненное и прохладное место на 2 не­дели,

На 15-й день готовят рассол из расчета: в 100 л остуженной кипяче­ной воды растворяют 500 г соли и 50 г пищевой селитры. Полученным холод­ным рассолом заливают все куски мяса. До заливки рассолом на поверх­ность мяса накладывают чистый дере­вянный кружок с небольшим грузом (камень). Сверху посуду завязывают чистой тканью, бязью, марлей и тому подобным. Залитое рассолом мясо сохраняют по возможности при темпе­ратуре не выше 5-10º С.

Чтобы получить копченый продукт, поступают следующим образом. По истечению 3-4 недельного срока по­сола куски мяса вынимают из посуды и промывают в холодной водой 2-3 часа, сменяя воду         2-3 раза. Затем на каждый кусок накидывают петлю из прочного шпагата или бечевки и подве­шивают для обсушивания на 1-2 суток.

Куски коптят 12-24 часа в подвешен­ном виде в русской печи, в печи «шведке» или на открытом воздухе — в бочке без обоих днищ. Редкий коп­тильный дым должен свободно омы­вать развешенный продукт. Густой дым делает продукт черным и дает осадок копоти.

Для копчения применяют дрова и опилки ольховых, дубовых, березовых пород, кроме хвойных (сосны, ели). Дрова в виде маленьких поленцев укладывают на дно печи и, закрыв под­дувало, засыпают опилками, разжи­гают, не допуская большого пламени. При этом добиваются достаточного количества дыма, при необходимости увлажняя дрова водой. При копчении поддерживается температура пример­но 20—40°С в течение трех суток.

Затем продукт вынимают и для луч­шего сохранения припудривают по­рошковым перцем. Для предохране­ния от насекомых и их личинок, жучка-кожееда каждый кусок поме­щают в отдельный мешочек из марли, туго завязывают и хранят в сухом прохладном месте в подвешенном состоянии.

Копченые куски употребляют в пи­щу в сыром или сваренном на малом огне виде.

Свежее мясо можно закоптить, развесив над дымным костром мелко нарезанные посоленные куски. Чем ближе к огню подвешено мясо, тем быстрее оно коптится, тем оно вкуснее, но хранить его нельзя, продукт горячего копчения быстро портится. Чем более холодный дым попадает на мясо, тем медленнее происходит процесс копчения, тем тверже будет продукт, тем дольше можно хранить его (продукт холодного копчения).

Подсоленное мясо можно вялить на солнце, нарезав его кусками и предварительно выдержав его в солевом растворе или натерев солью.

Жарят мясо посоленными мелкими кусочками. Чтобы мясо получалось более мягким, можно перед окончанием жаренья залить его небольшой порцией воды или бульона и, закрыв сковороду крышкой, немного потушить.

При поджаривании мяса прямо на огне куски, нанизанные на палочку, сначала подносят близко к огню, чтобы поверхность мяса запеклась. Жарят его 10—15 мин и больше, в зависимости от жара и толщины куска. Солят в конце жаренья.

Мелких животных, птиц жарят на вертеле, не снимая шкурки и не ощипывая. После приготовления обуглив­шаяся шкурка удаляется, и тушка очищается от внутрен­ностей.

Удобен способ приготовления пищи под костром. Для этого в грунте выкапывают ямку глубиной 30—40 см и выстилают ее свежими листьями, травой или влажной тканью. Мясо или коренья укладывают на дно ямы, засы­пают их 1,5—2-сантиметровым слоем песка, а затем свер­ху разводят костер. Через 30—40 минут пища оказывается вполне готовой.

Можно также жарить мясо на раскаленных камнях, укрыв его сверху травой, листьями, а затем слоем песка или земли.

Готовя таким способом моллюсков, не реко­мендуется заворачивать их в листья.

 

6.04. РЫБНАЯ ЛОВЛЯ.

Рыбная ловля. Там, где есть водоемы, терпящий бед­ствие не должен испытывать недостатка в пище. Для лов­ли рыбы в комплектах экипировки необходимо включать набо­ры лесок, крючков, блесен, грузил.

Лучшим материалом для изготовления удилища слу­жит орешник, береза, можжевельник. Оно должно быть достаточно прочным, гибким и иметь длину не менее 3 м.  В качестве приманки в зависимости от вида рыбы исполь­зуются: земляной червь, опарыш, мотыль, крылатые на­секомые (кузнечики, осы, пчелы, комары, крупная мош­ка), муравьиные яйца, черный хлеб и т. д. Для ловли хищных рыб (щука, сазан) применяют живца — неболь­шую живую рыбку (пескарь, уклейка), насаженную на крючок, а также кусочки фольги, перламутровые пугови­цы и т. д. Конечно, ловля рыбы различных видов отлича­ется в каждом отдельном случае своими особенностями и требует определенных приемов, различных снастей, крючков, приманки и т. д.

Вместе с тем успеху в рыбной ловле по­может знание несложных, но очень важных правил:

  • лучшее время для рыбной ловли — ранние утренние и предвечерние часы; днем удят лишь в пасмурные дни;
  • клев улучшается при убыли воды и полностью прекра­щается перед резкой переменой погоды;
  • рыба лучше клюет в местах с прозрачной водой, имею­щей небольшое количество органических примесей;
  • клев увеличивается на участках водоема, где на не­большом пространстве скапливаются комары, личинки, мошки и т. д.;
  • при ловле с берега располагаться надо у куста или большого дерева так, чтобы не выделяться на их фоне. При этом солнце должно находиться за спиной, чтобы собственная тень падала на воду;
  • наиболее благоприятными для рыбной ловли считают­ся: в узких речках — участки, где они расширяются, в широких — места сужения; в глубоких водоемах — отме­ли, в мелких — ямы, в стоячих прудах и озерах — про­токи, в любых речках — заливы и затоны.

У порогов и перекатов, где мчится прозрачный горный поток, хорошо ловятся хариус и форель. При ловле на насекомых пользуются удочкой без грузила и лучше всего в ветреную погоду, когда рябь мешает рыбе видеть рыба­ка.

При ловле на блесну выбирают наиболее глубокие участки водоема. При ужении в пасмурную погоду блесну тщательно начищают золой, песком или просто кожаным ремнем. Закинув блесну, ее периодически подергивают, чтобы привлечь внимание хищной рыбы. Клюнувшую ры­бу подсекают резким, но не сильным движением, а затем, удерживая леску в натянутом положении, вываживают рыбу, подтягивая ее к берегу.

Приведенные выше рекомендации не рассчитаны на опытных, «видавших виды» рыболовов, а предназначены главным образом для людей малосведущих, может быть, впервые по необходимости вынужденных взяться за рыб­ную ловлю.

6.04.01. СОХРАНЕНИЕ  РЫБЫ.

Для сохранения пойманной рыбы ее потрошат, но при этом не моют в воде и не солят, а лишь насухо протирают травой или тряпкой. Затем, вставив в брюшко распорки, рыбу распластывают и на 15—20 мин вывешивают на вет­ру. Слегка подвяленные тушки перекладывают крапивой или свежей (но обязательно сухой) осокой.

Хорошо сохраняется рыба, если ее закопать в прохлад­ный прибрежный песок в тенистом месте, предваритель­но закрыв ей рот, жаберные крышки.

Для копчения прежде всего сооружают печь.

 

Школа выживания: питание и добыча пищи в экстремальных условиях

Например, в обрыве глинистого бере­га роют горизонтальное углубление, в конце которого сверху выкапывают вертикальное отверстие. Над ним из камней или дерна складывают трубу, достаточно широкую, чтобы в ней можно было поместить несколько рыб. Для этой цели удобно использовать старую железную или деревянную боч­ку с выбитым дном. Накрывают бочку сверху и, отодвигая крышку, регулируют ширину отверстия для выхода дыма.

Перед копчением у рыбы удаляют внутренности, жабры, тщательно моют ее, слегка подсушивают на воздухе, а затем тушки сверху и изнутри натирают солью. Если позволяет время, рыбу можно положить на 2—3 часа в крепкий раствор соли и уже непосредственно перед копчением вынуть ее из рассола и слегка подсушить.

Предварительно нанизанную на проволоку рыбу вывешивают в дымохо­де в 1—3 ряда таким образом, чтобы тушки не прилегали к стенкам и не касались одна другой. Проволоку толщиной 3—4 мм продевают через глаз­ные отверстия или затылочную кость. Крупную рыбу целесообразно обвязать несколькими оборотами шпагата, иначе при копчении рыба может разва­литься.

В качестве топлива используют ветки лиственных деревьев (лучше всего ольхи).

Вначале для подсушки и проварки рыбы дрова, которые помещают на выходе горизонтального отверстия, должны гореть ярким, но желательно ко­ротким пламенем, затем огонь уменьшают и усиливают дымообразование. Для этого можно положить несколько сырых веток без листьев, так как пепел от сжигаемых листьев оседает на рыбе, ухудшая ее внешний вид. Поддувало при этом обязательно прикрывают.

Копчение заканчивают, когда рыба приобретает золотисто-коричневый цвет. Продолжается копчение в зависимо­сти от размера рыбы, устройства коптилки, топлива 2—4 ч.

В полевых условиях рыбу можно закоптить, развесив или разложив на треноге в дыму костра. Температурой, количеством дыма и потраченным временем можно регулировать тип копчения — от холодного до горячего.

Для длительного хранения рыбы применяют также тузлучный засол.

Крупную рыбу, выпотрошенную, с удаленными жабрами и хорошо про­мытую, на полчаса развешивают на воздухе для просушки, после чего укладывают в бочку (эмалированное ведро или кастрюлю) спинкой вниз и густо пересыпают солью (из расчета  1 кг соли на 10 кг рыбы). Сверху рыбу покрывают деревянным кружком, на который кладут камень — гнет. Рыба просаливается за 2—3 дня и лишь очень крупная (по 10—15 кг) — 4—5 дней. Во время засолки, не следует допускать проникновения в бочку воды

Засолка является лишь первым этапом обработки рыбы, хотя и в таком виде ее можно сохранять в течение нескольких месяцев.

После окончания засолки рыбу вынимают из бочки и вновь вывешивают для просушки на 8—10 ч в тень или на ночь. При этом надо оберегать рыбу от мух, которые могут отложить в ней яйца.

В дальнейшем рыбу можно коптить, вялить или приготовить из нее отличный балык.

Вялят рыбу на солнце в течение 2—3 дней, ставя между ребрами рас­порки. Чтобы мясо лососевых рыб не отставало от костей, вялят в тени редких деревьев так, чтобы солнце и тень чередовались, а продолжитель­ность вяления при этом увеличивают на 1—2 дня.

Несколько сложнее приготовить рыбу холодного копчения. Для этого количество соли при засолке уменьшают до 600—700 г на 10 кг рыбы. После просушки рыбу вывешивают на бечевках или раскладывают на специальных редких стеллажах в нише берега или в специально построенном шалаше. Костер разводят без большого пламени из гнилушек, листьев и хвои. При этом расстояние от костра до рыбы должно быть 1,5—2 м, температур» воздуха 20—30° С. Продолжительность копчения в зависимости от размера рыбы составляет 10—15 ч.

6.05. ДИКОРАСТУЩИЕ РАСТЕНИЯ.

В тайге и тундре, в пустыне и джунглях можно отыскать множество съедобных дикорастущих растений. С их помощью можно обеспечить организм не­обходимыми питательными веществами и витаминами.

В пищу используются плоды, корни, луковицы, моло­дые побеги, стебли, листья, почки, цветы, орехи. Одни из них, например ягоды, плоды, можно есть в сыром виде, другие — корневища, луковицы, клубни требуют кулинар­ной обработки. Не рекомендуется употреблять в пищу косточки и семена плодов, луковицы без характерного лу­ковичного или чесночного запаха и растения, выделяющие на изломе млечный сок.

Съедобен ли тот или иной плод, иногда можно узнать по косвенным признакам: птичьему помету, обрывкам ко­журы и многочисленным косточкам, валяющимся у под­ножия дерева, поклеванным плодам и т. п. Однако, ис­пользуя в пищу растения, следует строго придерживаться определенных правил, ибо, ошибочно приняв то или иное растение за съедобное, можно получить серьезное отрав­ление.

«Зеленые береты» армии USA рекомендуют следующую тактику употребления в пищу не знакомых растений.

Необходимо не большое количество не знакомого растения растереть между пальцами руки. Если через 15-20 минут вы не почувствуете жжения (покраснения) кожи, положите его на внутреннюю часть локтевого сгиба. Если через 15-20 минут вы не почувствуете жжения (покраснения) кожи, поместите его между губами. При отсутствии раздражения, жжения через 15-20 минут возьмите крохотную часть не знакомого растения в рот и разжуйте его, но не глотайте. При отсутствии раздражения, жжения, горького вкуса через 15-20 минут проглотите его. Если через 15-20 минут вы не почувствуете тошноты, головокружения и др. признаков ухудшения здоровья – используйте в пищу не большое количество этого растения. Если на следующий день вы не почувствовали ухудшения здоровья, смело употребляйте это растение в пищу.

Основные ядовитые растения и грибы необходимо знать наизусть!

В целях профилактики незнакомые плоды и клубни следует тщательно проварить, поскольку большин­ство растительных ядов разрушается при термической об­работке. Так, например, клубни маниока (важный источ­ник питания в тропических странах), необычайно ядови­тые в сыром виде, становятся после термической обработ­ки вкусными и совершенно безвредными для здоровья.

Листья, стебли, побеги лучше собирать с растений до их цветения или с не цветущих экземпляров. Они нежнее, сочнее, легче перевариваются и усваиваются. После цветения наземные части растений грубеют, теряют свою пищевую ценность. Наиболее пита­тельны молодые листья, побеги и их растущие верхушки. Можно, кстати, заметить, что особенно нежна зелень у растений, укрывшихся в тени деревьев и кустарников.

Заготов­ленную зелень промывают в проточной воде и едят в том или ином виде. Выкопанные корни, луковицы, клубни следует сразу же отряхнуть от земли и тщательно вымыть, а затем разобрать, удалив участки, пораженные гнилью, имеющие ненормальный цвет, наросты или вовсе не свой­ственную корневищу бугристость.

Корни и клубни растений, рыбу и мелких животных можно готовить без посуды, прямо на горячих углях, предварительно обмазав слоем глины или обернув фольгой, листьями.

Грибы можно высушить, мелко нарезав и раз­весив на нитке, растянутой между двумя деревь­ями на открытом солнцу и ветру месте, или раз­ложив на расстеленной на сухом месте газете или полиэтиленовой пленке. При этом выбирать, выбрасывать червивые грибы не следует, так как в аварийной ситуации черви не портят гриб (так же, как ягоды, фрукты), а сами являются цен­ным пищевым продуктом.

 

ВЫХОД ИЗ ГОЛОДАНИЯ.

Но вот, наконец, потерпевшая аварию группа вышла к населенному пункту. К сожалению, пер­вое, что обычно делают оголодавшие люди, — от­правляются в ближайшую столовую. Это опас­ная ошибка. Полноценный, объемный обед по­сле длительного голодания может оказаться для истощенного организма не менее разрушитель­ным, чем продолжение голодовки!

Установлено, что длительность восстановитель­ного периода должна быть примерно равна дли­тельности самого голодания.

Конечно, если человек не употреблял пищи всего несколько дней, он может гораздо быстрее восстановить пищеварительные функции организ­ма, но и в этом случае начинать «отъедаться» сле­дует с нежирных супов и жидких вторых блюд.

Если голодание длилось больше 12 — 15 суток, этим правилом лучше не пренебрегать.

В период восстановления применяется бессолевая диета. Если этого не сделать, может появиться значительная отечность. Не следует злоупотреблять в этот пе­риод продуктами, содержащими в больших количествах жирны, мясом, салом, рыбой, маслом, сметаной и т. п. Начинать надо с ягодных, томатных, яблочных соков, молока, меда, разбавленного водой. В дальнейшем, на второй-пятый день, рацион можно постепенно расширять, включая молочные продукты, картофельное пюре. Применяя эти правила, человек безболезненно может перейти к привычному для него рациону питания. Но лучше всего в подобном случае обратиться в ближайшее медицинское учреждение. В аварийных условиях после длительного голодания восстановительный рацион должен состоять из не жирных мясных и рыбных бульонов, сока и очищенной мякоти ягод.

(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)