Школа выживания: выживание в Арктике, в тайге или степи

Выживание в Арктике, в тайге, в степи зимой имеет свои особенности. Главное – защититься от холода, т. е. уметь быстро и качественно построить укрытие. От этого зачастую зависит ваша жизнь.

«…Сцепив руки вместе и размахнувшись, словно, в них зажат молот, я врубаю кулаки в снег. Тонкий наст лопается. Не разжимая рук, сгребаю снег под себя. Снова поднимаю руки, опускаю, нащупываю ногой опору, приподнимаюсь на пол­метра. Поочередно меняясь, мы выдалбливаем в монолите снега узкую траншею. Беспрерывно: глубокий вдох, замах, удар, выброс снега, полуметровый подъем. Вдох, замах, удар. Скорость, конечно, как у улитки преклонного возраста, страдающей общим параличом. Местами склон превышает 45°. Рукавицы сверху обледенели, держат форму самостоятельно, словно отлиты из чугуна. Но так даже удобнее ломать наст.

Часа через четыре выползаем к скалам. Здесь леса практически нет. Наст твердый, держит вес человека. В абсолютной темноте ищем пригодное для строительства снежной пещеры место — глубокий сугроб на крутом склоне, надув за пре­пятствием. Прощупываем снег в глубину креп­кой полутораметровой палкой, но почти везде на­тыкаемся на камни. Наконец находим то, что ис­кали. К вертикально торчащей скале ветром на­несло огромные массы снега. Лучшего места не придумать. У основания надува каблуками са­погов выбиваем начало тоннеля. Ворошим снег пал­ками, углубляем нору. Теперь предстоит самое неприятное — лезть внутрь этой ямки. Снаряжа­юсь по-штормовому: застегиваюсь на все пуго­вицы, затягиваю манжеты, штанины, капюшон, заправляю куртку в штаны, под резинку; если этого не сделать, снег забьется в каждую щель. Опускаюсь на колени и, выставив вперед руки, заползаю головой в темнеющую дыру. Работаю согнутой дугой пилой-ножовкой. Но пила — да­леко не единственный инструмент, пригодный для строительства. С не меньшим эффектом можно использовать лопаты, котелки, миски, длинные ножи, лыжи. А если совсем ничего нет, можно выскребать снег палками или, лежа на спине, выбивать каблуками обуви.

С трудом втискиваю в нору голову и плечи. Перекатываюсь на спину. Вырезаю из снега бес­форменные куски. Они отламываются, рушатся на меня. Все глубже вгрызаюсь в надув. На лицо сыплется колючая снежная крупа и тут же тает. Отработанную породу выталкиваю наружу нога­ми. Вытягиваю тоннель во всю длину своего рос­та, одновременно сильно заводя его вверх. Воро­чаюсь, как разъевшийся бурундук в тесной норе. Перекатываюсь с боку на бок, скребу потолок, стены — расширяю свои апартаменты. В уме уже прикидываю, где будет лежанка, где место для вещей. Неожиданно пила противно скрежещет о камень. Монолитная скала! Пробиваю разведы­вательные шурфы в стороны. Везде камень. Вся работа насмарку! Выползаю наружу и не знаю, как сказать товарищам о случившемся.

Начинаем работу сначала. Пробиваем тоннель, расширяем его в сторону. Я борюсь со снегом, как с одушевленным предметом, как с живым существом, как с противником, желаю­щим мне зла. Я дерусь за будущее тепло, за ночной отдых, за саму, жизнь… Уверен: я не про­играю в этой битве. И поможет мне в этом… снег…»

Но и снег не всегда тот, что нужен. Далеко не каждый встретившийся сугроб может послужить исход­ным материалом для строительства убежища. Сильно слежавшийся снег, близкий по своей фактуре со льдом, имеет меньше воздушных ка­пилляров, тяжелее, труднее обрабатывается и хуже держит тепло. Почти столь же неудобен сухой, воздушный снег, так как он плохо лепится. Наиболее удо­бен для строительства снежных убежищ сухой снег средней плотности (с коэффициентом плот­ности 0,25 — 0,30), с равномерной плотнозернис­той структурой, который слегка продавливается ногой (так сказать, компромиссный между льдом и снежным пухом вариант). Он легко режется на блоки и кирпичи, не расслаивается, не ломается при переноске, обладает хорошим сцеплением, не осыпается, не лопается, достаточно легок и прекрас­но держит тепло. Приведенная классификация сильно упрощена, на самом деле снег имеет раз­нообразнейшую сортность, отличающуюся плот­ностью, зернистостью, слоистостью и прочими ха­рактеристиками. Качество снега зависит от мно­жества причин — климатических (температуры воздуха, влажности, ветров, солнечной активности и их чередования и развития), места залегания и т.п. Подробно узнать о характере снежного покрова можно, обратившись к специальной ту­ристской и метеорологической литературе.

Убежища, построенные из снега, в гораздо большей степени, чем убежища из традиционно­го материала (ткани, веток, лапника и пр.), за­щищают человека от поражений холодом.

Часто ночевка в снежном убежище оказыва­ется даже предпочтительней ночевки возле кост­ра. Сооружение пещеры или домика требует меньших затрат сил и времени, чем заготовка большого количества дров, разведение и много­часовое поддержание жаркого костра.

Во время строительства снежного убежища помимо основной цели — защиты человека от поражений хо­лодом — достигается ряд побочных: например, вырабатываются навыки снежного строительства. Уже следующую иглу или пеще­ру человек возводит в более короткие сроки с меньшим расходованием сил. Осваивать тех­нологию строительства лучше до того, как ситу­ация стала критической.

Уверенность, что наличие глубокого снега или наста гарантирует безопасную ночевку, дает возможность даже ж чрезвычайных обстоятельствах организовать переход, преодолевая значитель­ные расстояния. Истощение сил, затраченных на переход, в какой-то степени компенсируется накоплением опыта движения по снегу без лыж, сооружением снежных убежищ. Продолжитель­ность активной деятельности при нормальной обеспеченности продуктами питания может со­ставлять 8—12 ч в сутки, 10 ч соответственно придется на сон и отдых, 1 — 3 ч — на устрой­ство бивака.

СНЕЖНЫЕ УБЕЖИЩА. КЛАССИФИКАЦИЯ КОНСТРУКЦИЙ.

Снежные убежища условно мож­но разделить на три категории: моно­литные, блочные и каркасно-блочные.

  • Снежные убежища монолитные — это убежи­ща, целиком сооруженные из снега без исполь­зования каких-либо других материалов. Чаще всего снежные убежища копаются в глубоком суг­робе или надуве. К ним в первую очередь отно­сятся пещеры, берлоги, ямы и пр.
  • Снежные убежища блочные — убежища, построенные из снежных блоков и кирпичей без использования
    других материалов. Это иглу, снежные домики, землянки и пр.

Упомянутые типы конструкций далеко не ис­черпывают список снежных убежищ, используе­мых в практике аварийных ситуаций. Нередко потерпевшие строят убежища, включающие в себя элементы самых разных конструкций. Все зави­сит от конкретных условий аварии и возможно­стей потерпевших. Например, купол иглу под­держивается изнутри силовым каркасом, выпол­ненным из воткнутых в пол жердей, лыж, лыж­ных палок. Или потолок пещеры дополнительно укрепляется с помощью уложенных крестообраз­но друг на друга поверх сугроба жердей, засы­панных дополнительным слоем снега.

 

 

Другая классификация рассматривает убежи­ща с точки зрения их теплосохраняющих свойств и разделяет все известные снежные убежища на два типа — открытые и закрытые.

  • Снежные убежища открытого типа (снежные хижины, траншеи, чумы и пр.) отличаются тем, что в их конструкциях кроме снега используют­ся традиционные материалы — ткань, полиэтилен (обычно из них сооружается крыша или одна из стен), либо тем, что вход в убежище расположен на уровне жилого помещения или выше него. Эти убежища защищают от осадков и ветра в большей степени чем от мороза и потому, что них довольно прохладно, т. к. вход в них расположен на уровне пола или выше. Кроме того теплый воздух просачивается в стыках между разнородными материалами или выветривается через входные отверстия. Однако известны случаи, когда в подоб­ных убежищах люди выживали в течение не­скольких суток.
  • Гораздо надежнее убежища закрытого типа (пе­щеры, берлоги, иглу, норы и np.) Строятся они целиком из снега (копаются в монолитных суг­робах либо возводятся из снежных кирпичей-бло­ков). В отличие от убежищ открытого типа, они не имеют «швов» в местах соединения разнород­ных строительных материалов, а входное отвер­стие у них расположено ниже уровня пола. По­добные конструктивные особенности препятству­ют выдуванию тепла из внутренних помещении, в результате чего внутри убежища образуется свое­образная «тепловая подушка» с постоянной око­лонулевой температурой. Снежные убежища за­крытого типа надежно защищают человека от воздействия низких температур, ветра, а при на­личии примитивных обогревательных приборов (жировых и керосиновых ламп, свечей) обеспе­чивают тепловой комфорт.

ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ СТРОИТЕЛЬСТВА СНЕЖНЫХ УБЕЖИЩ.

Возведение любого снежного убежища начинается с нулевого цикла — подго­товки строительной площадки.

Место, пригодное для устройства зимнего ава­рийного бивака, надо начинать искать задолго до наступления темноты. Разумнее всего отмечать участки, удобные для строительства того или ино­го убежища, беспрерывно, по ходу движения. Это позволит, в случае возникновения опасности или ухудшения погоды, по собственным следам вер­нуться к ближайшей замеченной площадке, а не тратить драгоценное время на лихорадочный по­иск крепкого наста или подходящего сугроба.

Недопустимо убыстрять строительство за счет качества! Спешка в действиях, вызванная понят­ным желанием скорее оказаться в тепле, приво­дит к многократному повторению строительства, к истощению сил, переохлаждению, развитию чув­ства отчаяния, обреченности, апатии. Лучше стро­ить долго, но один раз, чем быстро, но десять! Кроме того, торопливость неизбежно сказывается на качестве убежища, которое часто не способно служить защитой от неблагоприятных климатиче­ских факторов. Неожиданное разрушение брако­ванного убежища, да еще, к примеру, ночью, мо­жет привести к самым трагическим последствиям.

При строительстве снежных убежищ, особен­но закрытого типа, человек выделяет значитель­ное количество тепла. Снег, попавший на одеж­ду, обувь, тает, что приводит к их намоканию. С целью сохранения теплоизолирующих свойств одежды и обеспечения нормальной ночевки стро­ительство (в особенности это касается ям, пещер, берлог) должен вести один человек. Причем лишнюю теплую одежду лучше снять, чтобы впо­следствии надеть сухой. Лучше всего работать в влагозащитных костюмах с синтетическим утеплителем (сипроном, нитроном, синтепоном), сняв все шерстяные вещи, которые а аварийных условиях высушить практически невозможна. Остальные участники группы должны оказывать строителю необходимую помощь — выгребать из тоннеля снег, резать и подавать снежные блоки, ломать лапник, заготовлять дрова и т. п. Неже­лательно строить убежище всем вместе или по­очередно. В условиях зимней аварийной ночев­ки обсушить и согреть одного человека возмож­но, всю группу или большую ее часть — крайне затруднительно. Конечно, лучше всего после за­вершения строительства высушить одежду у за­ранее заготовленного костра.

Вместе с тем надо следить, чтобы при устрой­стве бивака все участники группы выполняли какую-нибудь работу. Пассивное ожидание ве­дет к быстрому замерзанию, так как при отсут­ствии костра человек может согреться только дви­жением. В свою очередь, оказание помощи за­мерзшему человеку отвлекает остальных уча­стников группы от выполнения основных работ.

Во время пурги и сильного снегопада, когда видимость ограничена несколькими метрами, нельзя допускать, чтобы люди разбредались по сторонам без страховки, например, заготовляя лапник или дрова. Если карьер, где вырезаются из наста блоки, или место заготовки дров удале­ны от места строительства, к нему необходимо протянуть веревочные перила или пометить путь другим действенным способом.

Очень важен разумный выбор размеров снеж­ного убежища. В большом, просторном снежном убежище удобнее, но холоднее, так как человеку приходится согревать значительные объемы хо­лодного воздуха, к тому же, чем больше площадь снежных стен, тем выше потери тепла. В неболь­шом убежище тепло, но тесно. Отсюда следует, что окончательное решение следует принимать лишь после оценки всех факторов, составляющих аварию. Если убежище построено по классиче­ской, хорошо удерживающей тепло закрытой схе­ме, если у потерпевших есть обогревательные при­боры, свечи, в достатке теплого снаряжения, одеж­ды, то кубатуру убежища можно расширить, вы­делив место под прихожую, склад, кухню и пр., высоко подняв потолок. Потерпевшим, не имею­щим ничего, кроме одежды, лучше ограничить кубатуру убежища до минимума — сблизить сте­ны, сильно занизить потолок и пр. В этом случае сильная теснота предпочтительней даже не очень сильного мороза. От тесноты, в отличие от холо­да, не умирают. В целом правило — чем меньше внутренний объем убежища, тем в нем теплее — справедливо для любых типов убежищ.

Нередко людей пугает трудоемкость и продол­жительность снежного строительства. Однако опыт показывает, что затраты времени и сил, сколь бы значительны они ни были при сооружении снежных

убежищ, лихвой окупаются теплой ночевкой. Трехчасовой  отдых в тепле восстанавливает силы лучше, чем десятичасовой на холоде. Бывали случаи, когда на строительство снежного убежища приходится затрачивать времени больше, чем на отдых в нем. Но эти короткие часы дают потерпевшим тепловую передышку, и весь следующий день они сохраняют работоспособность и морозоустойчивость.

При строительстве снежных убежищ необходимо:

  • Выбирать место под бивак до наступления темноты, начинать строительство до на­ступления усталости.
  • Выбирать место под строительство убежища и снежный покров, наиболее удобные для из­бранной конструкции
  • При отсутствии навыков снежного строи­тельства сооружать уменьшенный макет убежища, на котором отрабатывать тех­нологию постройки
  • Строительство убежищ закрытого типа вести одному, так как оно связано с намоканием одежды, а высушить одного человека проще, чем всю группу.
  • Не ускорять строительство за счет каче­ства.
  • Снять перед строительством влагопроницаемую и теплую одежду, чтобы уберечь ее от намокания
  • При рытье пещер, ям, берлог работать на под­стилке из водонепроницаемого материала.
  • Копать пещеры с помощью пил, мисок и тому подобных инструментов
  • Помнить: чем меньше убежище, тем оно теп­лей.
  • Щели в блочных убежищах (иглу, домиках и пр.) следует затереть снегом.
  • В тканевых крышах между слоями материала для создания воздушной подушки, сохраняю­щей тепло, следует уложить легкие объемные предметы.
  • После завершения строительства желательно высушить одежду на костре.

РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПОСТРОЙКЕ СНЕЖНЫХ УБЕЖИЩ.

Выбор конкретного снежного убежища зави­сит от глубины снежного покрова, его прочности.

  • Мелкий снег, наст практически отсутствует.

В  по­добных крайне неблагополучных условиях возможно лишь возвести описанные выше простейшие убежища из ткани и полиэтилена (лучше всего вигвам) или постро­ить снежную хижину.

  • Снежная хижина представляет собой выко­панную или вытоптанную в снегу, вплоть до самой земли, яму квадратной, прямоугольной, круг­лой или треугольной формы. По периметру ямы возводятся стены с таким расчетом, чтобы внут­ри можно было сидеть, не касаясь головой кры­ши. На стены укладываются балки крыши. Сама крыша сооружается из любого подручного материала.

В качестве строительного материала для воз­ведения стен обычно используется нарезанный на кирпичи наст, куски льда, комки снега, брев­на, густо наваленный на землю лапник.

Если стены не выдерживают вес крыши и осы­паются, по углам и в центре в грунт можно вбить или хотя бы просто упереть несколько кольев с рогатками на конце, в которые уложить длин­ную горизонтальную жердь, а на нее, в свою очередь укладывать снежные шары. Снег, характерный для поздней осени или ранней весны снег можно скатывать в шары, так, как это делают дети, собираю­щиеся лепить снеговика. Шары возможно боль­шего диаметра устанавливаются по краям ямы вплотную друг к другу. Отверстия залепляются, замазываются снегом.

Сложнее всего поставить стены на мелком, су­хом, сыпучем снегу.

Для этого необходимо по периметру будущих стен поставить вертикальную арматуру, то есть через каждые 20 — 30 см во­ткнуть в снег (при необходимости вбить в грунт) деревянные колья, палки, ветки, лапник.

 

На ар­матуру лопатами, лыжами, ногами нагрести снег и по возможности утрамбовать его.

На готовые стены сверху укладываются пото­лочные балки — лыжи, лыжные палки, жерди­ны. Поверх них настилается полиэтиленовая пленка, ткань, лапник в последнюю очередь, укладывают крышу. В этом слу­чае балки не будут разрушать стены и провали­ваться в снег.

Используя арматуру, над убежищем можно со­орудить импровизированную крышу из тепло­изоляционного материала (елового лапника, су­хой листвы, сена и т. д.), наложив его толстым слоем на балки и прижав его сверху камнями или жердями.

В случае, когда потерпевшие бедствие не рас­полагают балками достаточной длины, а лишь короткими палками, которые не достают от одной стены до другой, крыша закрывается «диаф­рагмой». То есть вначале самыми длинными жер­дями перекрываются углы, а затем на них укла­дываются более короткие палки. Все жерди и палки, образующие каркас крыши, необходи­мо связать между собой, так как, в отличие от крыши, сделанной из цельных балок, крыша, со­бранная «диафрагмой», более хрупка.

Для улучшения теплоизоляционных свойств крыши полиэтиленовую пленку желательно на­стилать в два слоя. Между слоями, для образова­ния воздушной подушки, надо уложить несколь­ко легких еловых лап, мелкие ветки, лишние вещи. Матерчатую крышу можно «утеплить», набросав сверху 10-20см слой снега.

При полном отсутствии потолочной арматуры имеющийся материал или пленку можно свобод­но растянуть, закрепив по периметру стен с по­мощью уложенных сверху снежных блоков, об­ломков льда, бревен, камней. Можно также к углам материала (пленки) привязать обрывки ве­ревки, которые пропустить под основание стен с наружной стороны и закрепить, например под­вязав к рюкзакам или связав друг с другом, внут­ри хижины. На концы пленки надо обязательно нагрести снег, чтобы не сорвал ветер.

Иногда аварийные группы строят круглые хи­жины, крыши которых закрывают любыми пал­ками, жердинами, лыжами и куском ткани. Тех­нология строительства круглой хижины практи­чески ничем не отличается от выше описанных. Только яма копается круглой формы. Круглая хижина имеет свои преимущества перед тради­ционной прямоугольной или квадратной. В ней удобнее расположиться большой группой, она лучше обтекается ветровым потоком, меньше за­носится снегом, поэтому ее лучше строить на от­крытых, не защищенных от ветра пространствах.

Для защиты от сильных ветров можно посове­товать еще один оригинальный проект хижины, имеющей треугольную, с закругленными углами, форму. Поставленная острым углом на ветер, она может выдержать натиск самого сильного ветра. Треугольная хижина удобна тем, что в качестве несущих балок крыши можно использовать очень небольшие палки, уложенные друг на друга. Вход­ное отверстие в такую хижину устраивается с под­ветренной, широкой стороны. Только следует пом­нить, что во время пурги его надо периодически прочищать, так как завихряющиеся потоки ветра быстро обметают основание треугольника.

Многие армейские памятки предлагают различ­ные варианты снежных хижин, закрытых с по­мощью парашютов. Наиболее вместительные из них — круглой формы, с центральной балкой, удер­живающей купол парашюта посередине.

Реальные недостатки таких конструкций:

  • их большой размер, что увеличивает трудозатраты и время строительства;
  • значительная площадь крыши, ведущая к повышенному выветриванию внутренних объемов убежища;
  • постоянно меша­ющая и разделяющая людей снежная балка.

Мне кажется, что несколько более маленьких и тес­ных хижин, где все сидят одной плотной груп­пой, предпочтительней одной большой, Если, конечно, потерпевшие не располагают тепловы­деляющими приборами с неограниченным запа­сом горючего.

 

  • Средней глубины снег, отсутствие на­ста.

На снегу средней глубины можно поста­вить хижину, на склонах выкопать полупещеру.

  • Полупещеры обычно предпочтительней в гор­ной местности. Сооружаются они у основания кру­тых лавинобезопасных склонов, в сугробах, об­разовавшихся перед препятствиями, и пр. В сне­гу, вплоть до земли, выкапывается ниша-углуб­ление. Чуть выше нее в склоне вырезается гори­зонтальная ступенька, куда укладывается верх­няя часть тканевого или полиэтиленового полога.

Полог фиксируется с помощью вбитых в снег ко­лышков, уложенных сверху не очень тяжелых камней (тяжелые опасны для людей, находящих­ся в убежище) и присыпается снегом. К нижней части полога привязываются какие-нибудь тяжелые предметы — камни, ледяные глыбы, жерди, снаряжение. Груз оттягивает полог, прижимает его к снежному склону. Кроме того, полог можно за­крепить вбитыми по периметру убежища колыш­ками. В зависимости от глубины ниши потерпев­шие располагаются внутри сидя или, если снег очень мелкий, лежа вдоль склона.

  • Снежный улей имеет сферическую форму и сооружается весьма остроумным способом.

На земле из жердей, веток и тому подобного подручного материала сооружается каркас, который сверху закрывается куском ткани, полиэтиленом, в крайнем случае верхней одеждой. На ткань на­брасывается сгребаемый со всех сторон снег. Ко­гда толщина его превысит 30 см, в полученном сугробе прорывается небольшой лаз, через кото­рый аккуратно, по одной палочке, извлекается каркас, а затем ткань. В образовавшейся нише можно переночевать одному-двум потерпевшим. Вход в снежный улей следует заткнуть, словно пробкой, рюкзаком,

  • Приведу еще один «бундесверовский рецепт» ночевки в снежном покрове глубиной не более полуметра. Условно такое убежище можно на­звать снежной нишей. Предлагаемая технология его сооружения очень проста. Нужно вытоптать сугроб до самой земли, лечь на грунт спиной и, выгребая слева или справа снег, сместиться в сторону, оказавшись таким образом в небольшой снежной нише.

Правда, мне представляется, что, в убежище с од­ной отсутствующей стеной будет дово­льно холодно. Да и предложенная технология строительства уж больно мокрая, так как выбра­сываемый из ямы снег постоянно ссыпается об­ратно внутрь. Наверное, проще, не мудрствуя лу­каво, выкопать обыкновенную снежную нору.

  • Индивидуальное снежное убежище — нора копается в надувах перед препятствиями и за ними, в сугробах, образовавшихся в результате наметания снежных масс. Нужно лишь лечь на землю и, выставив вперед руки и постепенно вы­бирая снег, вырыть в сугробе длинный, в человеческий рост тоннель. (Более подробно техно­логия снежного строительства описана в разде­ле, посвященном снежным пещерам.) Диаметр норы для одного человека должен быть не мень­ше 50 см. Плюс 5 —10 см на толщину стен. Большая толщина стен, конечно, предпочтительней, но даже такие пятисантиметровые «тонкомеры» держат заданную форму норы! Лично проверял. Итого получаем, что для строительства норы до­статочно сугроба толщиной 60 —70 см.

Но как быть, если глубина снежного покрова всего 40 см? Да хоть десять! Или даже пять! И тогда можно соорудить индивидуальную снеж­ную нору, предварительно насыпав требуемой вы­соты сугроб. Для этого надо отыскать какое-ни­будь препятствие, в крайнем случае, бросить на землю собственный рюкзак и лыжами, ногами или руками нагрести на него снег. Обычно на это тре­буется лишь несколько десятков минут. А потом в этом искусственном сугробе копать нору.

Удобнее всего рыть норы в толщу сугроба, перпендикулярно его поверхности. Но такой глу­бины снежные надувы найти бывает сложно. Много чаще встречаются мелкие (1 — 1,5 м) суг­робы. Выйти из затруднительного положения можно, если в этом случае рыть тоннель не в глубь, а вдоль сугроба, т. е. параллельно его поверхности

Если сугроб достаточно велик, можно выко­пать длинную, до 3 м, нору с приподнятой тупи­ковой стороной. Высоту подъема тупиковой стороны норы желательно рассчитывать таким об­разом, чтобы человек целиком находился выше уровня входа. Это позволит создать в норе теп­ловую подушку.

Дно норы выстилается слоем лапника, веток, жердинами.

В случае, если нора получается мелкая, сле­дует забираться внутрь нее головой, а ноги, на­ходящиеся снаружи, необходимо закутать в по­лиэтилен или материал. Такую нору лучше де­лать уступом, с таким расчетом, чтобы в ней мож­но было не лежать, а полусидеть. Тогда голова и тело будут находиться в тепле, а кровоток, бла­годаря полусидячему положению, будет направ­лен в ноги, что облегчит их согревание.

В некоторых случаях, например, когда обмо­рожены ноги, утеряна обувь, допустимо ложиться наоборот — ногами внутрь норы, головой нару­жу. При этом над головой и телом, находящи­мися на улице, необходимо соорудить небольшой шалашик из двойного полиэтилена, в крайнем случае, закутаться в любую имеющуюся в распо­ряжении ткань. Конечно, в норе гораздо неудоб­ней и прохладней, чем в других убежищах за­крытого типа (берлогах, пещерах и пр.), но все же теплее, чем под открытым небом. А в длинной, правильно построенной норе даже комфорт­ней, чем в убежищах открытого типа (ямах, тран­шеях, хижинах и пр.), так как она не продува­ется и хорошо держит тепло.

Кроме того, снежная нора — пожалуй, един­ственное снежное убежище, которое возможно соорудить из балок и растянутой тка­ни, полиэтилена.

Не рекомендуется укрываться в норах, на­правленных в глубь сугроба, во время пурги или сильного снегопада. Если вход зава­лит снегом, развернуться в узкой, тесной норе будет почти невозможно, а выбить спрессованную снежную пробку ногами уда­ется не всегда. Другое дело — норы, рас­положенные параллельно сугробу. В них в случае опасности всегда можно выбить бо­ковую стенку и выйти наружу.

 

  • Средней глубины   снег,    тонкий   наст.
  • Наиболее удобна для большой группы и чаще всего используется потерпевшими в подобных условиях снежная хижина. Кроме способов, опи­санных ранее, стены можно возвести из уложен­ных друг на друга настовых плит-блоков или соорудив коробчатые стены, то есть установить плиты на ребро параллельно, с небольшим на­клоном навстречу друг другу, и засыпать обра­зовавшееся пространство рыхлым снегом. Пли­ты будут препятствовать осыпанию стен и уве­личат их жесткость и прочность материала.
  • Если невозмож­но соорудить каркасно-тканевые убежища, чум остается единственной возможностью защитить­ся от ветра, холода, осадков.

Снежный чум возводится на среднем и мел­ком снегу, покрытом тонкой, буквально 2-5 сан­тиметровой коркой наста. Тонкие блинообразные плиты непригодны для строительства блочных убежищ, а отсутствие сугробов и мощных наду­вов не дает возможности выкопать пещеру или траншею.

Каркас чума надо составить из лыж и лыжных палок, установив их по диаметру очерченного круга. При атом они связываются крепкой веревкой или проволокой, а пятки втыкаются в снег. Для придания чуму правильной формы носки лыж можно обвязать вокруг любого круглого пред­мета — котелка, каски, туго набитого ненужной одеждой небольшого мешка, запасных штанов и пр. Во время сильного ветра каркас желательно прижать к земле, растянув на три- четыре стороны веревками, привя­занными к вбитым в грунт колышкам. На готовый каркас укладываются вырезанные плиты.  При этом наиболее прочные плиты должны составить пер­вый ряд, на который придется тяжесть всех рас­положенных выше рядов. Когда чум будет пол­ностью закрыт плитами, щели надо замазать рых­лым снегом.

При отсутствии лыж или подходящей длины жердин каркас чума сплетается из тонких пруть­ев. Примерно по той же технологии, что изго­товляется рыболовная верша. Несколько гибких ветвей связываются в разного диаметра кольца. Затем в снег втыкаются прутья, которые на разной высоте привязываются к кольцам, а в верх­ней части связываются вместе. Благодаря изги­бу прутьев вокруг колец горизонтального карка­са, конструкция приобретает более прочную, чем если бы были просто расставлены по кругу, фор­му. К полученному каркасу прислоняются насто­вые плиты или густо навешивается еловый лап­ник, на который набрасывается толстый слой сне­га. Из-за особенностей конструкции (веточный каркас, лапник) такое убежище называют ино­гда снежным шалашом.

Крышу можно соорудить, уложив вплотную друг к другу, вы­резанные из наста тонкие снежные плиты воз­можно большего размера. После этого на крышу, желательно, нагрести 10 — 20 см снега.

В чуме, построенном из лыж, обычно могут расположиться сидя не более 3 — 4 человек. На снежном покрове средней глубины чум ставится над предварительно выкопанной круглой ямой, что заметно увеличивает его внутренний объем.

  • Глубокий снег.
  • Снежная траншеяэто, пожалуй, самое простое убежище. В сугробе, по возможности в закрытом от ветра месте, с по­мощью снеговой лопаты, куска фанеры, носка лыжи, просто котелка, миски большого объема копается узкая яма в виде траншеи, При полном отсутствии инструмента яму можно выкопать или вытоптать ногами. Иногда такой способ бывает даже более производителен, чем копание импро­визированным малоэффективным инструментом. Ширина траншеи обычно колеблется от метра до двух, в зависимости от того, какого размера ма­териалом располагают потерпевшие. Когда глу­бина траншеи превысит полтора метра и находящиеся в ней люди смогут сидеть не касаясь головами кры­ши, яму можно закрывать сверху. Для этого по­перек ямы в 30 — 50 см друг от друга укладыва­ются стропила — жерди, крепкие ветки, лыжи, лыжные палки, которые застилаются полиэти­леновой пленкой или тканью.

 

Если снег очень рыхлый, то по краям ямы, по всей ее длине, надо уложить крепкие жерди, которые снимут точеч­ную нагрузку на снег, не дадут ему обваливать­ся. Материал крыши по периметру ямы прижи­мается камнями, кусками льда, бревнами, снеж­ными блоками. Для большей теплоизоляции свер­ху на крышу желательно нагрести слой снега тол­щиной 15 — 20 см, но тогда потолочные балки надо расположить ближе друг к другу, чтобы ткань не продавливалась под тяжестью снега.

Если полиэтилен или ткань слишком узкие для сооружения полноценной крыши, а снег доста­точно крепок, можно выкопать траншею трапе­циевидной формы, то есть максимально расши­рив в стороны у самого дна и сузив в верхней части.

При отсутствии материала, пленки крышу можно закрыть большими плитами, вырезанны­ми из наста и уложенными на часто поставлен­ные стропила. Кроме того, крышу можно высте­лить толстым слоем лапника. Засыпать лапник сверху сне­гом не целесообразно, так как он будет сыпаться сквозь еловые лапы, а если в убежище будет теп­ло — начнет таять.

Вход в траншею обычно устраивают в конце траншеи, но он может быть прокопан и сбо­ку, например в середине, чтобы, если траншея очень длинная, человеку, решившему выйти наружу не пришлось ползти через головы своих товарищей. Если снег крепок в стенке выхода для удобства можно вырезать несколько ступе­нек. Закрывается вход либо куском ткани, сво­бодно свисающим с крыши вплоть до пола, либо той же тканью, расстеленной на поверхности снежного покрова и закрепленной по краям снеж­ными блоками, камнями, вещами. Эту «тканевую дверь» лучше делать двойную (навешивая ее и снаружи и внутри) или даже тройную. Чем больше преград встанет на пути холодного воздуха, тем будет теплее внутри. В крайнем слу­чае, входное отверстие можно, словно пробкой, заткнуть рюкзаком, набитым ветками и лапни­ком.

Другая, чисто таежная, снежная траншея ро­ется возле крупного дерева с низкой, нависаю­щей над землей кроной. Очень часто у ствола таких деревьев имеются выдувы, расширив которые можно устроить укрытие. Если выдув отсутствует, у основания ствола, вплоть до корней, вытаптывается или выкапыва­ется яма. Сверху следует густо набросать еловый лапник и, если есть, постелить куски полиэтиленовой пленки. Сидеть в такой траншее удобнее всего на подушке из лапника уложен­ной на корни дерева, привалившись спиной к ство­лу

  • При наличии очень глубокого, достаточно плотного сле­жавшегося снег – можно вырыть снежную пещеру.

Снежная пещера строится на безопасных в ла­винном отношении склонах с глубоким (1,5 м и более) снежным покровом. На малозаснежен­ной местности подходящий сугроб можно отыскать возле естественных препятствий — одиноко торча­щих скал, стен, камней, завалов деревьев, на карнизах, где снег образует своеобразный надув-ко­зырек, а также на склонах оврагов, у обрывистых речных берегов, на перегибах рельефа — то есть там, где ветер наметает и спрессовывает снежные массы в плотный монолит. Перед строительством следует убедить­ся, что под снегом нет близко расположенных кам­ней, скал грунтовых вод, льда.

Для этого надо перевернутой лыжной палкой или обструганной веткой прощупать сугроб в 5 — 6 местах на глубину до 2 — 3 м. Непосредственно перед на­чалом строительства необходимо снять лишнюю теплую одежду, верхнюю куртку застегнуть, на­деть и затянуть капюшон и обшлага рукавов, за­стегнуть все молнии и карманы, а если они не застегиваются, вывернуть, что­бы туда не набивался снег, штанины выпустить поверх голенищ обуви, полы куртки заправить в штаны под резинку или подвязать веревкой.

Строительство ее на­чинается с рытья глубокого, до 2 м, вертикально­го шурфа-тоннеля диаметром     60-70 см. Стоя на дне шурфа, человек выбирает снег с любой сто­роны и выбрасывает его наверх, постепенно углубляясь в сугроб. Если снег плотный, его удоб­но вырезать его целыми блоками и выкидывать руками. Рыхлый снег вы­гребается котелками, ведрами, лопатами. Толщи­на потолка зависит от качества снега. Если он рых­лый и сыпучий — потолок надо увеличить до 60 — 80 см, если плотный — можно уменьшить до 15 — 20 см. Чтобы потолок не проседал под соб­ственным весом, его надо выполнять в форме глу­бокого свода. В сте­нах пещеры мож­но вырезать ни­ши для рюкзаков и другого груза и небольшие полочки для различной хозяйственной мелочи, свечей. Величина пещеры лими­тируется только высотой сугроба и может вмещать десять и более человек. Чем больше внутренний объем пещеры, тем толще должна быть крыша и глубже полукруг свода.

И еще очень важно следить, чтобы оставшиеся наверху люди не обрушили крышу, случайно наступив на нее. Для этого лучше всего огородить место строительства воткнутыми в снег палками, лыжами и т. п. Вход в пещеру закрывается с помощью куска полиэтилена, ткани или заты­кается рюкзаком. На дне пещеры желательно сделать высокую — до 50 см  лежанку.

При работе внутри сугроба желательно под­стелить под себя кусок полиэтилена, лапник, коврик, уменьшив площадь соприкосновения одежды со снегом. При их отсутствии надо ста­раться сидеть на подогнутой ноге.

Наибольшими теплосохраняющими свойства­ми обладает пещера, построенная по классиче­ской схеме — узкий, не более 60 см в диаметре, горизонтальный тоннель-лаз уходит в глубь суг­роба на 1-1,5 м, поднимается вверх под углом 70 — 90° и расширяется в стороны до необходимых размеров.

При строительстве очень больших пещер, чтобы потолок не провис под собственной тяжестью, посредине свода можно оставлять 1-2 снежные колонны диаметром 40 — 70 см, в зависимости от плотности снега.

Теплосохраняющие свойства классической пе­щеры объясняются тем, что входное отверстие рас­положено на 0,5 — 1 м ниже уровня пола, благо­даря чему холодный воздух стекает в тоннель, а более легкий, нагретый, задерживается, образуя своеобразную тепловую подушку, в которой и на­ходятся люди. В правильно построенной пещере будет тепло, какой бы мороз снаружи ни разыг­рался. При достаточно длинном коленообразном тоннеле входное отверстие можно даже не закры­вать. Короткий, прямой тоннель задвигается снеж­ным блоком или закрывается рюкзаком, завеши­вается тканью, полиэтиленом.

Не классиче­ская пещера от­личается только тем, что имеет вход на уровне или выше уров­ня пола, то есть в этом случае тоннель-лаз про­капывается горизонтально поверхности. Для защиты от холодного воздуха, про­никающего внутрь, надо заложить вход большим снежным блоком. Чем плотнее будет входить блок в тоннель, чем меньше останутся щели, тем теп­лее будет внутри. Сложность состоит в том, что закрывать-открывать вход в пещере, трудно, так как невозможно удобно ухватиться за блок. Что­бы выйти из этого положения, надо, например, проткнуть входной блок насквозь лыжной  палкой, воткнув ее до упора , пока кольцо не упрётся в снег. Пятясь назад и подтягивая за собой палку с закрепленным на ней блоком, можно довольно надежно закрыть вход. Иногда входное отверстие закрывают с помощью нескольких уложенных друг на друга кирпичей.

Возможны различные компромиссные вариан­ты строительства пещер. Например, когда тон­нель-лаз выполняется в форме сильно вытянуто­го (во всю ширину будущей пещеры) прямо­угольника или овала. Далее строят, как обычно, то есть с порогом, лежанкой и пр., а после заби­вают в углы снежные блоки, сужая вход до тре­буемых размеров. Если в пещере предполагает­ся разводить огонь, необходимо предусмотреть в крыше небольшое вентиляционное отверстие.

Из всех известных снежных убежищ пещера более всего подходит людям, не имеющим навы­ков снежного строительства. В отличие от мно­гих блочных убежищ, которые при неправиль­ной постройке попросту разваливаются, пещера прощает своим строителям неопытность и даже небрежность. Она может получиться лучше или хуже, но получится почти наверняка! Единствен­ная трудно исправляемая ошибка, которую иногда допускают начинающие строители, это сквоз­ной пробой потолка. И хотя дыру можно затя­нуть куском ткани или заложить снежной пли­той, вырезанной из наста, тепло внутри уже бу­дет не то. Поэтому во время рытья пещеры нель­зя увлекаться и надо постоянно контролировать себя, замеряя толщину свода. Проще всего это сделать, протыкая длинной палкой крышу и за­меряя, насколько она вышла наружу.

При всей своей конструктивной простоте пе­щера не менее, а, возможно, и более комфортна в тепловом отношении в сравнении со всеми дру­гими снежными убежищами. Но это в первую очередь касается классических пещер.

Существует еще одно неоспоримое достоин­ство пещеры — ее универсальность. Пещеру воз­можно построить везде: в тайге, тундре, на пла­вучих льдах Северного Ледовитого океана, в высокогорье, в зимней степи. Всегда можно отыс­кать маленький — 1 ,5 — 2 м глубиной — снежный надув, в котором удастся вырыть одноместную пещеру.

В горах на крупных склонах при наличии крепкого наста можно соорудить блочную полу­пещеру. Для этого надо отыскать в скале естес­твенную нишу-углубление и заложить ее откры­тую часть стеной из снежных блоков. Вход луч­ше прокопать снизу под готовую стену.

  • Наиболее надежным из всех снежных убежищ блочного типа считается эскимосская хижина — иглу.

Иглу — вынужденное изобретение североамери­канских эскимосов. Если бы Арктика изобилова­ла дровами, эскимосы, возможно, изобрели бы деревянные дома. Но скупердяйка-природа обес­печила их одним только снегом, правда, в не­ограниченном количестве. Эскимосы повздыхали-повздыхали, да и превратили обыкновенный снег в необыкновенный строительный материал, под­твердив самым неожиданным образом исконно русскую пословицу — голь на выдумки хитра. Посудите сами.

Снег легко обрабатывается. Из него можно на­резать любые строительные конструкции — кир­пичи, блоки, панели, балки и т. п. При желании можно сложить типовой девятиэтажный дом в на­туральную величину с подъездами, лавками у две­рей и даже ваннами, санузлами и газовыми пли­тами, вылепленными всё из того же снега. Твор­ческие возможности здесь ограничиваются толь­ко фантазией автора. Для переноса и подъема блоков не требуется техника. Снежный кирпич размером 100x60x20 см способен поднять один человек. Пусть бы он попробовал то же самое проделать с бетоном! Еще одна немаловажная де­таль — полное отсутствие дефицита строительно­го материала, который в центральных районах предлагаемся в неограниченном количестве с нояб­ря по март, а в Заполярье почти круглогодич­но.

Итак, строительный материал отыскался. Те­перь я предложу вниманию читателя проект са­мого жилища. Что же это за дом такой — иглу?

Представьте себе огромную, метра три в диа­метре и чуть меньше — в высоту, вылепленную из снега чашку, перевернутую вверх донышком. Ни мороз ей не страшен, ни ветер — благодаря сфериче­ской форме ветровой поток не давит на стены, а как бы обтекает их. Прочность? Хоть — втроем забирайся. Очевидцы рассказывают, что такой снежный домик визиты белого медведя вы­держивает, а в нем пять центнеров веса! Размеры? Не ограничены.

Вот как описывает иглу-дом датский путешественник-этнограф Кнуд Расмуссен:

«В самом главном жилье могли лег­ко разместиться на ночь двадцать человек. Эта часть снежного дома переходила в высокий пор­тал, вроде холла, где люди счищали с себя снег, прежде чем войти в жилое помещение. С другой стороны к главному жилью примыкала простор­ная светлая пристройка, где поселялись две семьи. Жира у нас было вдоволь, и поэтому го­рело по 7 —8 ламп одновременно, отчего в этих стенах из белых снежных глыб стало так тепло, что люди могли расхаживать полуголыми в пол­ное свое удовольствие».

А это уже к слову о тепловом комфорте. В иглу при желании можно устроить тропики. В иглу можно разводить примусы, разжигать костры (если не боишься дыма), устанавливать печки-буржуйки, можно даже устроить баню-па­рилку! Но как же так? Почему иглу, подогретая изнутри, не тает? Ведь даже околонулевые температуры гибельны для снега.

Очень просто. Допустим, внутри иглу темпе­ратура поднялась до +20º С. Вполне естествен­но, что стены потекли. Но намокший снег, как известно, теряет свои теплозащитные свойства, легче пропускает холод. Пробравшись сквозь толщу блока, мороз подмораживает начавшую таять внутреннюю поверхность стен. Температур­ное давление снаружи и изнутри уравновешива­ется. Поэтому чем сильнее на улице мороз, тем более высокий нагрев может выдержать иглу изнутри. «Плывут» стены лишь, когда на ули­це тепло! Конечно, если внутри иглу поднять температуру свыше +30º С, то с потолка закапа­ет. Но это не самое большое неудобство: доста­точно соорудить импровизированную двускатную крышу, перекинув через палку, воткнутую в сте­ны, прямоугольный кусок полиэтиленовой плен­ки, чтобы люди остались сухими. Вода будет скатываться в углы и замерзать на снегу.

Но, кажется, хватит рекламировать товар. По­ра перейти к самому строительству.

Наилучшим для сооружения иглу считается снег средней плотности, который слегка продавливается ногой. Он легко режется, прочен, не тяжел. Чаще всего подобной марки снег встреча­йся на открытых, продуваемых ветром простран­ствах, на вершинах хребтов, голых сопках, воз­ле неровностей рельефа, вблизи крупных кам­ней, перегибов склона, застругов. Глубина снеж­ного покрова на месте будущего карьера не долж­на быть меньше 0,6 — 0,7м. Карьер лучше за­кладывать с подветренной от строительной площадки стороны, а иглу возводить на скло­не — ниже карьера, что заметно облегчает транспортировку готовых блоков (их мож­но будет просто скатывать вниз).

Карьер представляет собой яму размером 1×1м и 0,5—0,6м глубиной. Из краев ямы-карь­ера пилой, ножовкой, лопатой, длинным ножом, пяткой лыжи вырезаются блоки-кирпичи. Мы од­нажды в качестве режущего инструмента исполь­зовали обыкновенную еловую палку, но произ­водительность в этом случае, падает в 2 — 3 раза. Если снег равномерно плотен в глу­бину, удобно вырезать узкие, вертикально стоя­щие кирпичи. Если прочен только верхний слой снега, блоки нарезаются горизонтально.

Подрезанный с четырех сторон блок отделя­ется от монолита снега несильным ударом ноги вдоль нижней грани. По мере удлинения карь­ера блоки подрезаются лишь с трех сторон. Пер­вые 15 — 20 блоков, которые будут служить фун­даментом будущей иглу, изготовляются возможно большего размера, вплоть до 100x50x30 см. После заготовки блоков на горизонтально утоп­танной площадке с помощью веревочного циркуля вычерчивается круг.

Ди­аметр иглу должен быть:

  • одного человека, не меньше 2,4 м;
  • на двух человек — 2,7 м;
  • на трех человек — 3 м;
  • на четырех человек — 3,6 м.

Указанные размеры обеспечат человеку наибольший ком­форт, но в аварийных случаях в подобной иглу может разместиться двойное количество жильцов.

По периметру очерченного круга с наружной стороны выкладывается первый ряд блоков, по­сле чего разрезается по диагонали, по всей дли­не, вплоть до нижней кромки, чтобы образова­лось начало спирали. На образовавшуюся ступень­ку устанавливается первый блок второго ряда. Укладка блоков нижних рядов идет с 25 — 30-гра­дусным заваливанием внутрь круга. Наклон бло­ков верхних рядов может достигать 40—50% от­клонения от вертикали.

Существует два варианта спираль­ной иглу:

  • В первом спираль идет слева направо, и купол закрывается 2-3 плоскими плитами.
  • Во втором спираль идет справа налево, а купол за­крывается пробкой-многогранником.

При строительстве надо помнить несколько ма­леньких секретов. Рядом стоящие блоки ни в коем случае не должны соприкасаться нижними угла­ми, в противном случае они окажутся в неустой­чивом положении. Вертикальные стыки блоков в соседних рядах не должны совпадать. Двигать установленный блок вперед-назад по стене не ре­комендуется, так как он истирается и теряет пер­воначальную форму. Кирпичи-блоки лучше укладывать более прочной, настовой стороной внутрь иглу.

Верхнее отверстие в куполе закрывается од­ной плитой многоугольной формы или 2-3 плос­кими длинными блоками, уложенными вплотную друг к другу на последний ряд кирпичей. Круп­ные щели между блоками можно заложить об­ломками наста, мелкие — затереть рыхлым сне­гом. Лучше всего щели и сквозные отверстия в куполе различимы вечером, когда внутри иглу горит свеча.

Под готовый купол иглу с подветренной сто­роны прорывается лаз-тоннель. Как и при стро­ительстве пещеры, надо стремиться, чтобы он располагался ниже уровня пола. Если иглу сто­ит на мелком снегу, допустимо вырезать входное отверстие в стене на уровне земли и закрыть его блоком-дверью (рис. 662).

Внутри иглу, особенно если вход пробит на уровне пола, можно устроить лежанку высотой 30-40 см.

Если в иглу предполагается разводить костер, то в верхней части купола надо вырезать отвер­стие диаметром 10—15 см, к которому приставить выпиленную из прочного наста трубу со сквоз­ным отверстием для вытяжки дыма. При этом, костер в иглу надо разводить из сухих мало ды­мящих дров и очень небольшим по размеру. В случае сильной задымленности можно в куполе вырезать дополнительное окно, которое впослед­ствии закрыть с наружной стороны блоком.

Иглу — одно из самых надежных снежных убежищ, способное защитить человека от любых капризов погоды. Достаточно вспомнить, что эс­кимосы, проживающие в суровейших условиях заполярной Арктики, до недавнего времени во­обще не знали других зимних жилищ! В совер­шенстве владея навыками снежного строитель­ства, любой эскимос, как утверждает Кнуд Расмуссен, мог в одиночку поставить просторную иглу, вмещающую 4 — 5 человек, всего за 20минут!

Современному человеку такие скорости, конеч­но, не под силу.

Даже хорошо экипированному путешественни­ку с опытом строительства блочных убежищ тре­буется 1,5 — 2 ч на возведение среднего размера иглу. Для новичков и этот, далеко не эскимос­ский, результат должен быть увеличен как ми­нимум в 2 раза. Когда строительство иглу ведут 2 человека — один нарезает и транспортирует бло­ки, другой выкладывает купол, — затраты време­ни снижаются на 30 — 35%, но не более того.

В любом случае строительство иглу следует начинать задолго до наступления темноты, уста­лости, изменения погоды. Экономить время в та­ких случаях недопустимо!

Дам ещё несколько советов.

  • Никогда не надо пытаться сооружать сразу большую иглу. Сложность постройки эскимос­ской снежной хижины растет прямо пропорцио­нально ее величине. Если возведение 2-метровой иглу доступно любому новичку, то 3—4-метро­вую не всегда может осилить даже опытный про­фессионал. В тех случаях, когда в беду попада­ет большая группа людей, гораздо проще и бы­стрее соорудить 3 — 4 или 10 маленьких иглу, чем одну большую.
  • Человеку, взявшемуся за постройку иглу впер­вые, можно посоветовать сложить вначале неболь­шую — 1,5 м в диаметре — снежную иглу. Это поможет понять ее конструктивные особенности, освоить технологию строительства, избавит от многих типичных для новичков ошибок. В слу­чае крайней необходимости, всегда можно пере­ночевать или переждать непогоду и в такой эк­спериментальной иглу.
  • Надо быть всегда готовым к тому, что строи­тельство иглу придется повторять многократно. И не отступать, и не отчаиваться! А работать столько, сколько понадобится для возведения теплого жилья. Хоть даже вдвое дольше, чем придется в нем находиться.
  • Если снег не достаточно глубок, можно построить иглу над ямой. Для этого на поверхности сугроба очерчивается круг диаметром 1 — 1,5м. Снег из круга выгребается. Получается глубокая круглая яма. По ее пери­метру из уложенных в ряды блоков сооружается небольшой купол по любому из описанных способов. Конечно, по­добное убежище получается очень тесным, но его внутренний объем можно увеличить за счет подкапывания стен в стороны. Причем наибольшее количество снега следует выбирать в нижней, прилегающей к полу части ямы, наименьшее — под блоками, образующими первый ряд купола. Постепенно яма приобретает форму усеченного конуса с широким основанием и суженной гор­ловиной, закрытой сверху небольшим куполом. Опасаться того, что после завершения строитель­ства подрезанные края ямы не выдержат и обру­шатся под тяжестью стен, не следует. Построен­ный купол, постепенно проседая и подтаивая, приобретает монолитность, за счет чего уравно­вешивается давление на «фундамент». Но, ко­нечно, перебарщивать с подкапыванием не стоит. Наиболее удобно, с точки зрения организации быта, и в то же время прочно убежище, где угол наклона стен ямы равен углу наклона стен купо­ла (примерно 40 — 50°), то есть фактически одна стена является продолжением другой. Но, без­условно, каждое строительство индивидуально, и углы наклона стен зависят от прочности снега.
  • Наконец, если наст еще как следует не сле­жался и имеет слоистую структуру, можно со­орудить иглу из плоских, толщиной 10 см и ме­нее, единообразных блоков. Для этого кирпичи укладываются плашмя с таким расчетом, чтобы каждый верхний ряд выступал внутрь круга на треть глубже нижнего. Кольца рядов будут постепенно сужаться до тех пор, пока не сомкнут­ся. Отверстие в центре купола закрывается од­ной плоской плитой с уступом в нижней части. Однако следует помнить, что иглу, построенная из плоских блоков, недостаточно устойчива, поэтому ее диаметр не должен пре­вышать 2,5м. В противном случае купол иглу может просто обрушиться внутрь. Увеличить внутренние размеры убежища можно, подрыв стены в стороны и сняв 30 — 50-сантиметровый слой снега с пола.

Описанные конструкции далеко не исчерпы­вают список снежных убежищ, применяемых в практике аварийных ситуаций. Нередко потер­певшими используются убежища, включающие в себя элементы самых разных конструкций. Всё зависит от конкретных условий аварии и возмож­ностей потерпевших.

Когда прочность построенного снежного убе­жища вызывает сомнение, можно попытаться укрепить его с помощью простейшего способа — внутреннего обогрева. Для этого надо внутри убе­жища одновременно зажечь 2—3 свечи или раз­вести небольшой костер. Тепло, поднимающееся вверх, оплавляет, подтапливает поверхность снеж­ных стен. После того, как свечи будут потушены, набухший влагой снег быстро «схватит» стены и крышу. Даже тонкая корка льда за­метно усиливает конструкцию снежного убежища. Кроме того, лед препятствует таянию снега во время ночевки, что избавляет людей от возмож­ной капели. Образовавшиеся в результате протаивания щели (в блочных убежищах дыры обра­зуются, как правило, на стыках кирпичей; в каркасно-снежных — в местах соединения снега и дерева, ткани; в пещерах, если потолок доста­точно толст, отверстия не появляются), замазыва­ются с двух сторон рыхлым снегом. Если после описанного прогрева убежище не окрепло, лучше его оставить и построить невдалеке новое.

В снежных убежищах закрытого типа обычно тем комфортней, чем больший мороз на улице. При около нулевых температурах со стен начи­нает капать, влажность внутри сильно увеличи­вается, могут даже наблюдаться своеобразные ту­маны. И наоборот, чем крепче мороз, тем суше в убежище, так как тепло, идущее изнутри, ком­пенсируется охлаждением снаружи. Граница та­яния устанавливается кик бы внутри снежных стен, отчего убежище становится только прочнее. При потеплении граница таяния смещается к вну­тренней поверхности стен, и снег начинает течь.

Чтобы уберечь одежду и спальное снаряже­ние от намокания снизу, где могут скапливаться небольшие лужи, нужно устроить высокую ле­жанку или окопать место отдыха людей неболь­шой круговой канавкой-желобком со стоком в сто­рону входа. Еще лучше для сбора воды вырыть вертикальный шурф-колодец. От падающих ка­пель можно защититься, растянув внутри убежи­ща импровизированную палатку из полиэтилено­вой пленки или ткани. Проще всего это сделать, воткнув в стены параллельно полу лыжную пал­ку или толстую ветку и перекинув через нее плен­ку. Концы пленки разводятся в стороны и закреп­ляются на полу. Получается двускатный шалаш, надежно защищающий от капели.

Однако даже очень надежно построенное снеж­ное убежище еще не гарантирует пострадавшим спасение. Неправильное поведение людей, укрыв­шихся внутри убежищ, может свести на нет все достоинства снежного дома. Описано множество случаев, когда люди замерзали внутри прекрас­но построенных пещер, хижин, иглу, несмотря на наличие теплого снаряжения, одежды, свечей и даже заправленных бензином примусов.

Очень часто потерпевшие бедствие восприни­мают строительство убежищ как борьбу за са­моспасение, а пребывание в них — не более как отдых от этой борьбы. Бесспорно, убежища возводят для того, чтобы обеспечить людям теп­ловую передышку, выспаться, но этот отдых дол­жен быть хорошо продуман и правильно орга­низован. Отдых в убежище — это тоже часть выживания. Позволить себе, забравшись внутрь убе­жища, после долгого строительства отключить­ся, навалившись да рюкзак, столь же опасно, как остаться ночевать под открытым небом.

ОРГАНИЗАЦИЯ НОЧЕВКИ И ОТДЫХА В СНЕЖНОМ УБЕЖИЩЕ.

Однако даже очень надежно построенное снеж­ное убежище еще не гарантирует пострадавшим спасение. Неправильное поведение людей, укрыв­шихся внутри убежищ, может свести на нет все достоинства снежного дома. Описано множество случаев, когда люди замерзали внутри прекрас­но построенных пещер, хижин, иглу, несмотря на наличие теплого снаряжения, одежды, свечей и даже заправленных бензином примусов.

Очень часто потерпевшие бедствие восприни­мают строительство убежищ как борьбу за са­моспасение, а пребывание в них — не более как дань борьбе. Бесспорно, убежища возводят для того, чтобы обеспечить людям теп­ловую передышку, выспаться, но этот отдых дол­жен быть хорошо продуман и правильно орга­низован. Отдых в убежище — это тоже часть вы­живания. Дозволить себе, забравшись внутрь убе­жища, после долгого строительства отключить­ся, навалившись на рюкзак, столь же опасно, как остаться ночевать под открытым небом.

Снежные убежища — особенно это касается пещер, берлог, ям, нор и т. п. — труд­но различимы на белом фоне окружающего сне­га. Известны случаи, когда спасательные груп­пы проходили буквально в нескольких шагах от занесенного снегом убежища, ничего не заметив. Поэтому очень важно, перед тем как забираться внутрь, в непосредственной близости от входа в убежище установить хорошо заметный знак-сигнал — воткнуть в снег одну или несколько длинных палок с привязанными к ним разно­цветными тряпицами, пустыми консервными бан­ками или сложить высокий тур, увенчав его яр­ким предметом. Такие метки облегчают поиск убе­жища, помогают ориентироваться самим участни­кам аварийной группы.

Внутри убежища необходимо иметь лопату, нож, пилу, крепкую палку или любой другой инструмент, предназначенный для расчистки за­сыпанного снегом входного тоннеля, пробивания вентиляционного отверстия. Если расчистить вход не удается, в стене или потолке убежища выре­зается сквозное окно.

При выборе тактики пассивного выживания недалеко от убежища в защищенном от непого­ды месте надо оборудовать наблюдательный пост, где оставлять сменного наблюдателя-сигнальщи­ка. Лучше всего в этом месте оборудовать кос­тровой бивак, а в безлесных районах — поста­вить небольшую иглу с прорезанными в стенах смотровыми окошками или с не полностью за­крытым куполом.

Всё снаряжение и вещи внутри убежища сле­дует закрепить за участниками группы. Каждый должен держать при себе или знать, где нахо­дится снаряжение, за которое он отвечает. Это позволит в случае внезапного разрушения убе­жища в кратчайшие сроки и без потерь собрать и эвакуировать в безопасную зону все имуще­ство и снаряжение.

Важнейшим условием, обеспечивающим выжи­вание во время холодной ночевки в снежных убе­жищах, является соблюдение строжайшей дисцип­лины. Каждый находящийся в убежище человек обязан безоговорочно подчиняться руководите­лю группы. Самовольное использование обогре­вательных средств (примусов, бензиновых горе­лок, свечей, сухого горючего, жировых ламп), продуктов, запасной одежды
и т. п. категорически недопустимо!

При организации ночного отдыха в плохо по­строенном, холодном убежище надо назначать смен­ных дежурных которые будут следить за изменениями в погоде, контролировать состояние своих товарищей и убежища. Наиболее трудные часы дежурства должен нести руководитель группы.

Рассмотрим два варианта холодной ночевки.

  • Сравнительно благополучный. Аварий­ная группа располагает теплой одеждой, продук­тами питания, свечами или сухим горючим, спаль­никами (хотя бы одним на 2 — 3 человек).

В этом случае первым в убежище забирается наиболее опытный участник группы. Его зада­ча — оборудовать лежанку, распределить вещи внутри убежища. При этом работать он должен максимально быстро, чтобы оставшиеся на ули­це товарищи не успели замерзнуть.

Очень важно для нормального отдыха вы­ровнять лежанку или пол убежища. Если поверх­ность будет кочкообразной, со многими выступа­ми и ямами, на ней будет неудобно лежать. Если пол будет наклонен в какую-либо сторону (чаще всего к входу, где работающий человек утрамбо­вывает его коленями), спящие будут скатывать­ся, а при ночевке на полиэтилене, который легко ездит по обледеневшему снегу, людям всё время придется упираться ногами в стену, чтобы не упасть в тоннель. Если горизонтальность площад­ки проверить не удается, лучше ее сознательно занизить в противоположную от входа сторону.

Выровненный пол или поверхность лежанки следует выстелить толстым слоем лапника. При отсутствии лапника на снег в 5 — 15 см друг от друга раскладываются жердины, обломанные вет­ки деревьев. Поперек жердин сверху укладыва­ются развернутые креплениями вниз лыжи. Если жердин и веток не нашлось, лыжи можно уло­жить на предварительно утрамбованный снег. Причем укладываются лыжи не параллельно друг другу, а веерообразно — в головах шире, в но­гах уже. Лыжи застилаются полиэтиленовой плен­кой или куском ткани. Если потерпевшие распо­лагают пенополиуретановыми или другими теплоизолирующими ковриками, их следует уложить поперек лежанки под грудь и поясницу.

Забираться в убежище следует по очереди, пропуская вперед наиболее замерзших товари­щей. Входящий в убежище должен очистить одежду и обувь ото льда и снега, так как в убе­жище они могут растаять и промочить одежду, спальники. Дно входного тоннеля желательно вы­стелить полиэтиленовой пленкой, тканью, лап­ником, ветками, чтобы уменьшить соприкосно­вение одежды входящего человека со снегом. Входящему надо обязательно помогать ориенти­роваться в убежище — например, придерживая его голову и не давать ему распрямляться, чтобы не скрести затылком снежный потолок, осыпая спальное место снегом.

Если участники группы одеты тепло, то верх­нюю, громоздкую одежду лучше снять и уложить на лежанку под себя или, если теплоизоляция до­статочна, набросить сверху на спальники. До тех пор, пока первый человек не лег на отведенное ему на лежанке место, другой внутрь забираться не должен.

В аварийной ситуации недопустимо каждому потерпевшему спать в отдельном спальнике. Даже если человек внешне не мерзнет, на обогрев внут­ренних объемов мешка расходуются лишние теп­ловые, а значит, и пищевые калории. Лучше все­го, если есть иголка и нитки, в крайнем случае, тонкая проволока, сшить общий бивачный ме­шок из распоротых по шву спальников. Высво­бодившиеся одеяла и спальники уложить сверху или укутать ими ноги. Перед тем как лечь, спаль­ные мешки, одеяла и теплую одежду рекоменду­ется взбить, это улучшит их теплоизолирующие свойства. По возможности не следует укрывать­ся с головой, так как от выдыхаемого воздуха спальник может отсыреть и промерзнуть. Лучше защитить лицо одеждой или отдельным одеялом.

Самые слабые, больные и замерзшие участни­ки группы укладываются в середину, где теплее всего. Верхнюю, теплую одежду им лучше снять и уложить под себя или укрыться сверху, так как она лишь изолирует от тепла лежащих ря­дом товарищей. Наиболее сильные, тепло оде­тые люди укладываются с краев, где холоднее. При этом обувь предпочтительней снять и, если это валенки, подстелить под себя, а если ботин­ки — засунуть под одеяла в ноги. Если ботинки остаются снаружи, их надо расправить, иначе они промерзнут в смятом виде и надеть их утром бу­дет крайне затруднительно. Все люди, находя­щиеся на лежанке, должны лечь на один и тот же бок, плотно прижавшись друг к другу, ноги собрать вместе, в пучок. Такое положение, во-первых, увеличивает площадь соприкосновения тел, отчего становится значительно теплее, во-вторых, уменьшает площадь соприкосновения с холодной почвой, в-третьих, заметно экономит одеяла. Обычно 3 — 4 человек, лежащих в таком положении, можно укрыть одним расстегнутым спальником. При правильной «укладке» люди, лежащие в середине, согреваются очень быстро. И хотя в подобном положении бывает очень тес­но, из двух зол — тесноты и холода —приходит­ся выбирать меньшее.

Если группа не ограничена в продовольствен­ных запасах, перед сном полезно съесть несколь­ко кусочков сахара, шоколада, других высокока­лорийных продуктов. По возможности выпить горячего чая, бульона.

Последним должен укладываться человек, бли­же всего лежащий к выходу. Перед тем как за­браться в бивачный мешок, он должен закрыть куском полиэтилена или рюкзаком входное от­верстие, хорошо закутать ноги своих товарищей в одеяла, по возможности запеленать их допол­нительной одеждой и, приподняв, уложить на рюкзак или валенки, чтобы уменьшить соприкос­новение с холодным полом, снегом.

Последний способ укладки — навстречу друг другу (или, как еще говорят, «валетом») — приме­няется в случаях, когда группа имеет лишь 1—2 одеяла. Такая укладка позволяет бо­лее рационально использовать площадь одеяла, облегчает обогрев конечностей. В сильный холод допустимо согревать ноги, засовывая их друг дру­гу под свитер, на грудь. И ложиться не на спи­ну, а только на бок, плотно прижимаясь, друг к другу.

Я несколько раз имел возможность убедиться в эффективности такого способа укладки. При нем один спальник обеспечивает теплом сразу не­скольких человек. Неиспользуемых складок тка­ни практически не остается, а главное, каждый, оттягивая край одеяла на себя, обеспечивает его равномерное натяжение во Все стороны. Един­ственный минус — постоянное присутствие чужих носков в области лица. И вытекающий отсюда плюс — их быстрое высыхание.

  • Более экстремальный вариант холод­ной ночевки, используется в авариях, где группа осталась без спальных мешков, одеял, запасной теплой одежды и пр.

В этом случае находящимся в убежище лю­дям надо расположиться плотной группой таким образом, чтобы площадь соприкосновения тел была наибольшей. Сильно замерзшие и больные усаживаются в центр, на ноги сидящих. Все не­нужные вещи, обладающие теплоизолирующими свойствами,— лыжи, бамбуковые лыжные пал­ки, лапник, жердины, ветки и кору деревьев, ве­ревки и т. п. — необходимо уложить под себя.

Не один десяток раз во время ночевок в снеж­ных убежищах мы вместо теплоизоляционных ковриков и лапника использовали одни только разложенные веером лыжи и одно тонкое одеяло на двоих, и тем не менее ни разу после подобной экстремальной ночёвки не заболели. Более того, умудрялись полноценно отдохнуть!

При отсутствия всякого теплоизоляцион­ного материала можно попытать­ся изолироваться от холодной поч­вы с помощью 1,5 —2-литровых пластиковых бутылок из-под ми­неральной воды или пепси колы. Если их уложить в два ряда, связав веревкой, то получится идеальная, почти как надувной матрас, лежанка. Для того чтобы увеличить площадь лежанки, достаточно подвязать по краям новые бутылки.

 

 

Я понимаю, что такого количества бутылок в аварийной ситуации может не найтись. Но для того чтобы пере­ночевать на хо­лодной почве, довольно будет и двух бутылок!

В этом случае надо лечь на бок, уложив одну бутылку под грудь вблизи подмышки,  другую под бед­ро. В принципе можно обойтись и одной «верх­ней» бутылкой, так как переохлаждение бедра гораздо менее опасно, чем груди. Для обеспечения комфорта лежанку следует слегка «смять», так как на полностью надутых бутыл­ках спать неудоб­но. Для этого до­статочно слегка открутить пробки и постепенно вы­пускать из буты­лок воздух до тех пор, пока они, сминаясь, не при­мут форму тела. Описанный способ пришлось изобрести к опробовать во время ночевки под открытым небом ранней весной. Могу сви­детельствовать, что бутылки идеально держали тепло, надежно защищали тело от соприкосновения с холодной почвой и были даже довольно удобны. По крайней мере терзали тело меньше, чем, к примеру, лыжные палки или жерди.

Тот же прием можно использовать и при от­сутствии пластиковых бутылок, например, под­ложив под тело два башмака!

Всю имеющуюся в распоряжении сухую одеж­ду — свитера, штаны, белье, жилеты, головные уборы — надо надеть на себя. Влажную одежду, предварительно очистив от снега и льда и тща­тельно выжав, надеть иди накинуть поверх сухой под штормовую куртку или ветровку. Мок­рые носки, рукавицы, стельки, шапочку выжать и снова надеть или уложить на плечи на свитер (в более теплую погоду — под свитер) для про­сушки. При этом надо помнить, что мокрая хлоп­чатобумажная одежда практически не согревает, шерстяная, напротив, греет, сколь бы мокрой ни была, теплая одежда с синтетическим наполни­телем сохраняет теплоизолирующие свойства во влажном состоянии и, главное, быстро подсыха­ет, восстанавливая свои изначальные свойства. Но правило это справедливо лишь для закры­тых от ветра помещений. На ветру любая влаж­ная одежда (за исключением воздухонепроница­емой) усиливает переохлаждение.

Всю верхнюю одежду (куртки, пуховик, вет­ровки и т. п.) следует заправить в брюки под ремень или резинку, расправив по ногам. Капю­шон надеть на голову и затянуть тесемками. Ру­кава и штанины подвязать резинками, шнурками. Шею и нижнюю часть лица обмотать шар­фом или запасной одеждой, полотенцем, куском ткани. Сухие варежки, перчатки надеть на руки, поверх них можно натянуть более влажные. Пор­тянки перемотать на ногу сухим концом. Ботин­ки расшнуровать, но не снимать. Ноги поверх обуви обмотать, укутать свободной одеждой, ма­териалом и засунуть в пустой рюкзак. Если есть лишняя теплая одежда, 3 — 4 участника группы могут снять обувь и, сдвинув ноги вместе, уку­тать их любым материалом, уложив на подсте­ленные ветки, лапник, хворост, веревки.

Когда теплых вещей нет, на ноги можно на­деть рукавицы, засунуть в свитер или шапку и надеть на них бахилы или рюкзак.

Группе свыше четырех человек удобнее рас­положиться внутри убежища двумя рядами, плот­но прижавшись спинами друг к другу. Ноги сле­дует сложить вместе, укутать и уложить в 2 — 3 всунутых друг в друга рюкзака. Замерзших уча­стников группы надо положить на ноги сидящих, или усадить, привалив спи­нами к груди. Вся группа, вкруговую, но так, чтобы головы остались снаружи, укрывается оде­ялом или верхней одеждой. Проще всего можно укрыться двумя одеялами, оставив между ними отверстие для голов

При ночевке в плохо построенном убежище, при угрозе общего переохлаждения спать нель­зя! По возможности надо маленькими порциями есть сахар и жиросодержащие продукты, мелки­ми глотками пить горячий чай, кофе, какао, в крайнем случае, воду. Надо постоянно расти­рать затекшие части тела, шевелить пальцами ног, стопами, двигать плечами, бедра­ми, поочередно напрягать различные группы мышц.

Особое внимание следует обратить на руки и ноги, так как они охлаждаются гораздо быст­рее, чем тело. Не надо бояться дрожи, она не является признаком потери теплозащитных свойств организма, не сигнализирует об угрозе замерзания. Наоборот, дрожащий человек выде­ляет в 3 — 5 раз больше тепла, за счет чего согре­вается. Дрожь — защитная реакция организма на холод. А вот если человек не дрожит в ответ на атаки мороза, это уже опасно. В этом случае не­обходимо встать (в тесном, низком убежище на колени или на корточки) и проделать несколько физических упражнений, чтобы разогреться. Иногда полезно рукава верхней одежды вывер­нуть внутрь, а руки уложить на грудь или на бедра с боков. Чтобы исключить непроизволь­ное засыпание, следует рассказывать друг другу истории, петь песни. В некоторых случаях до­пустимо бороться со сном, вызывая болевые ощу­щения, например, покусывая с боков кончик ука­зательного пальца (так называемый «восстано­вительный центр») или защемляя пальцами моч­ку уха, кончик носа. Кроме того, надо постоян­но контролировать состояние своих товарищей. В крайнем случае, допустимо спать одному чело­веку при подстраховке 2 — 3 бодрствующих то­варищей.

Если снаружи бушует пурга, выходить из убе­жища недопустимо! Даже по понятным челове­ческим надобностям. Для подобных целей надо использовать любые емкости, полиэтиленовые мешки или выкопать в снежном полу убежища глубокую яму-шурф, которую прикрывать снеж­ным блоком. Когда речь идет о сохранении жизни — тут уж не до ложной стыдливости.

Опыт показываем что, во время пурги чело­век может потеряться и погибнуть в метре от входа в убежище! Кроме того, каждый выходя­щий наружу запускает внутрь убежища холод, мочит подсохшую было одежду, обувь и причи­няет массу других неудобств всем.

При ночевке в убежище следует помнить, что потери тепла с непокрытой головы могут дости­гать 50% всех теплопотерь организма! Согрева­ние конечностей приносит тепло только им, со­гревание же лица усиливает приток крови к ко­нечностям. При сильном морозе лучше сидеть, чем лежать, так как в этом случае кровоток направ­лен в ноги. Лежать лучше на боку, подложив под себя вытянутую руку, что уменьшит площадь со­прикосновения с холодной почвой. В некоторых случаях допустимо выдыхать воздух под одежду.

Недопустимо в аварийной ситуации принимать внутрь алкоголь! Алкоголь может создавать ил­люзию согревания за счет кратковременного уве­личения теплоотдачи, но за это приходится рас­плачиваться неоправданными теплопотерями, ве­дущими к быстрому замерзанию. Алкоголь про­воцирует психические срывы, истерические ре­акции, неконтролируемый сон, приводит к при­нятию ошибочных решений.

При длительном нахождении в убежище и от­сутствии спального имущества можно рекомен­довать спать попарно. При этом один человек лежит или полусидит на теплоизолирующей под­стилке, удерживая отдыхающего товарища на груди и коленях спиной к себе. Сидящий чело­век должен бодрствовать, постоянно контроли­руя свое состояние. При этом благодаря уси­ленному тепловыделению (ведь фактически он работает, удерживая товарища) дежурный мень­ше подвержен угрозе простудных заболеваний. В свою очередь, отдыхающий имеет возможность безбоязненно спать. Лежа рядом друг с другом, не отдыхают оба человека. Накапливающаяся усталость рано или поздно приводит к неконт­ролируемому засыпанию, чреватому гибелью от переохлаждения.

Надо заметить, что борьба со сном оправды­вает себя лишь в кратковременных аварийных ситуациях. Можно не спать сутки, двое, но прак­тически невозможно бодрствовать трое и более суток подряд. Поэтому, если известно, что в бли­жайшее время положение потерпевшей группы не изменится, надо с первого дня (именно дня, потому что днем температура обычно выше, чем ночью) начинать учиться спать в условиях хо­лода. Замечено, что измученный недоеданием, недосыпанием, физическими перегрузками человек, когда перестает себя контролировать во сне, может погибнуть. И наоборот, сытый, мало уставший человек умеет почувствовать, что замерзает, и вовремя проснуться. Практика по­казывает, что дремотный сон возмо­жен даже при самых низких температурах. Надо лишь, засыпая, «завести» свой биологический будильник на полчаса вперед. Проснувшись че­рез указанное время или раньше от холода, про­верить свое состояние, при необходимости разо­греть мышцы движением и вновь уснуть на пол­часа. При этом даже самый непродолжительный, «рваный» сон позволяет человеку сохранить активность, и, значит, саму жизнь гораздо больший промежуток времени, чем, если бы он не спал во­все. Во всех случаях «холодный» сон товарищей должны контролировать один или два бодрству­ющих дежурных.

Для дополнительного обогрева снежных убе­жищ можно использовать любые теплонагревающие приборы — примусы, газовые кухни и го­релки, в том числе предназначенные для смоле­ния лыж, бензиновые каталитические грелки, керосиновые лампы типа «летучая мышь», печи, а также свечи, сухое горючее, самодельные жи­ровые лампы и спиртовки.

Примус лучше разжигать на улице, в край­нем случае во входном тоннеле, и лишь после того, как он хорошенько разогреется, вносить в жилую зону убежища. Пламя на горелке примуса следует уменьшить до минимального, что, с одной стороны, позволит сэкономить горючее, с другой — не перегреет воздух. Излишнее теп­ло в убежище доставляет не меньше хлопот, чем холод,— повышается влажность, стены и потол­ки начинают капать. Чтобы усилить интенсив­ность обогрева, можно поставить на примус лю­бой металлический предмет с возможно большей площадью — пустое ведро, котелок, снеговую ло­пату, двуручную пилу, связку пустых консерв­ных банок и пр. Надо только помнить, что от длительного нагревания любой металл теряет свои изначальные свойства, поэтому жертвовать до­пустимо только лишним, не нашедшим примене­ния снаряжением.

Все вышесказанное в равной степени относится к газовым кухням и горелкам. Если запасы газа у потерпевших бедствие минимальны, можно по­пытаться соорудить импровизированный камелек. Для этого на патрубок, расположенный за пони­жающим давление редуктором и регулятором пла­мени, надо надеть любой резиновый шланг, на конце которого, в свою очередь, закрепить мед­ную или другую металлическую трубку с расплю­щенным концом. Газ, просачиваясь сквозь щель на конце трубки, будет гореть ровным, слабым пламенем. Такое капельное горение очень экономично и в то же время эффективно, по крайней мере, настолько, чтобы поддерживать в правиль­но построенном убежище околонулевые темпера­туры. Только не надо экспериментировать с бал­лонами, не имеющими редуктора, понижающего давление. Это крайне опасно.

Удобны для обогрева убежищ керосиновые лам­пы типа «летучая мышь». В аварийных условиях подобные лампы можно заправлять, кроме керо­сина, соляркой и жидкими животными жирами. Правда, в этом случае лампа сильно чадит.

При использовании керосиновых ламп для обогрева убежищ их стекло целесообразно обер­нуть металлической фольгой. Еще лучше надеть сверху на лампу свернутый из фольги широкий кулек с отверстиями в куполе для отвода возду­ха, нижнюю часть которого распустить в виде фартука или нарезать на свободно свисающие полоски. При этом, чем больше окажется площадь фольги, тем выше будет теплоотдача лампы. При отсутствии фольги можно повесить над лампой металлическую миску или котелок, которые бу­дут нагреваться в поднимающихся от лампы теп­ловых потоках.

Иногда возможно обогревать убежище с по­мощью раскаленных на огне костра больших кам­ней, внесенных внутрь и уложенных на высокую подушку из сырых жердей и веток. Постепенно остывая, камни будут нагревать воздух внутри убежища.

Для обогрева убежищ может пригодиться обык­новенная свеча. Стандартная 10-сантиметровая свеча, весящая чуть больше 30 г, способна го­реть более 3 ч, давая свет и тепло. В экстремаль­ных условиях предпочтительней использовать стеариновую свечу, так как она прочнее парафи­новой, не ломается от ударов и, кроме всего про­чего, съедобна. Свечу лучше устанавливать внутри пустой кон­сервной банки или кружки. Очень важно, чтобы свеча стояла строго вертикально, тогда при горе­нии возле фитиля образуется углубление, где будет собираться расплавленный стеарин. Толь­ко в этом случае стеарин будет сгорать полностью. Надо постоянно следить за безотходным горе­нием: подтеки стеарина простительны в походе, но никак не в аварийной ситуации! Весь неис­пользованный стеарин или парафин, а также огар­ки свечей надо аккуратно собрать, растопить и слить в какую-нибудь небольшую емкость — банку, кружку, аптечный пузырек, гильзу от пат­рона, флакон с отбитой горловиной, стакан, вы­лепленный из металлической фольги, пустую спи­чечную коробку. Даже в булке хлеба, если со­вершенно ничего нет, можно выдавить емкость под стеарин. В середину емкости заранее уста­навливается фитиль.

В качестве фитиля в по­добной импровизированной свече можно использовать кусок марли, бинта, ткани, намотанный на арматуру и удерживающий фитиль в верти­кальном положении. Арматура изготовляется из обрезка любой имеющейся в распоряжении про­волоки (в том числе невидимок, булавок, пружин от авторучек и пр.), с одной стороны свернутой в кольцо, образующее устойчивое основание. С той же целью можно использовать иголку, во­ткнутую в плоский кусочек коры, или ветку, заклиненную на дне между стенками емкости.

Можно попытаться изготовить свечу традици­онной формы.

Для этого вытянуть из одежды несколько хлопчатобумажных или шерстяных нитей, скрутить их жгутом и, держа на весу внут­ри любой узкой емкости, залить расплавленным стеарином. Удобнее всего в качестве емкости-формы использовать фольгу, свернутую в тру­бочку, тонкий кулек из коры, но можно также использовать фотокассеты, хлебный мякиш, об­резки лыжных палок в местах сужения и пр.

 

По тому же принципу нетрудно, если есть со­ответствующее горючее, соорудить импровизиро­ванную спиртовку. Спирт (или любую другую способную гореть спиртсодержащую или иную жидкость) надо залить в бутылку, флакон, ап­течный пузырек и пр. В пробке ножом прорезать узкое отверстие, сквозь которое пропустить фи­тиль — узкую полоску ткани. Пропитавшийся спиртом конец фитиля поджечь. Такими изготов­ленными из орудийных гильз коптилками осве­щали блиндажи во время войны бойцы передо­вых частей.

Если в распоряжении группы имеется масло, жир тюленей, моржей, нерп и других морских (и не только) животных, птиц, рыб — можно по­пробовать изготовить жировую лампу. В каче­стве фитиля в лампе используется ткань, распле­тенная веревка, кусок бинта, любой другой материал, хорошо впитывающий жир, масло. В крайнем случае — скрученный сухой мох и даже маленький тлеющий березовый уголек. Фитиль смачивается или натирается жиром. Чем толще фи­тиль, тем больше он дает света и тепла, но в то же время больше требует топлива.

Сами лампы изготовляются из пустых консерв­ных банок, жести, толстой металлической фоль­ги, в крайнем случае — бересты.

В крышке консервной банки пробивается от­верстие, через которое пропускается фитиль. За­тем на крышку наливается растопленный жир. Пропитавшийся жиром фитиль поджигается. Иногда жир на крышку не наливается, а накла­дывается кусками возле фитиля. Но в этом слу­чае разжечь лампу будет сложнее. По мере сгора­ния в лампу добавляются новые порции жира, который плавится, стекает по фитилю, пропиты­вает его и поддерживает горение. Для лучшей тяги сбоку в банке можно пробить 3 — 4 отверстия.

Другая лампа изготовляется из плоской бан­ки, коробки, загнутого по краям металлического листа, фольги. Емкость заполняется горючим материалом, на поверхность которого опускают­ся 2—3 фитиля. Если свободно плавающие фи­тили не поджигаются, их можно одним концом вытащить на край емкости.

Гораздо более надежны лампы с фитилями, удерживаемыми на поверхности горючей жидко­сти с помощью примитивного каркаса. В них так­же используются любые горючие масложировые жидкости. Утапливать или поднимать фитиль, регулируя тем интенсивность горения, можно сги­бая или разгибая держатель, изготовленный из проволоки, куска жести, заколки. Проволочно­му держателю лучше всего придать форму круг­лого основания с перпендикулярно выступающим штырем. Жести — спирали или раздвигаемой в стороны скобы. В некоторых случаях фитиль можно подвесить над поверхностью горючей жид­кости на двух проволочках или пропустить сквозь отвер­стие, вырезан­ное в плаваю­щей по по­верхности го­рючего дощеч­ке. Предназна­ченные для освещения и обогрева ма­лых убежищ небольшие ма­сляные лампы получаются из металличе­ских консерв­ных банок.

Если у потерпевших бедствие не нашлось ни­какого другого горючего, кроме бензина, то ис­пользовать его можно только в сме­си с песком. Для этого насыпанный в какую-ни­будь емкость на треть ее высоты песок пропиты­вается бензином. В песок утапливается скручен­ный из любого подручного материала (бинта, ку­сочка хлопчатобумажной ткани и пр.) фитиль. Фитиль смачивается бензином и поджигается. Лампа дает достаточное для обогрева небольшо­го убежища тепло. Правда, и копоти хватает. Опа­саясь возможной вспышки, поджигать лампу сле­дует с помощью длинной лучины. При отсутст­вии банки можно просто выкопать ямку в земле и насыпать туда песка, который пропитать бен­зином.

Даже древняя, архаичная лучина может при­годиться в аварийной ситуации. Настрогать лу­чины можно из середины расколотого вдоль су­хого полена. Интенсивность горения регулиру­ется углом наклона лучины. Чем ниже наклонен горящий конец, тем больше язычок пламени, и наоборот. Закрепить лучину проще всего, во­ткнув нерабочей стороной в снежную стену. Для лучшего горения лучину можно натереть пара­фином, стеарином, жиром.

Использование внутри снежных убежищ открытого огня таит в себе определенную опасность. При неполном сгорании некото­рых горючих материалов в окружающий воздух может выделяться угарный газ, смер­тельно опасный для человека. Признаками угорания могут служить: непри­ятные ощущения в области сердца, боли в гру­ди, головокружение, слабость, тошнота, иногда рвота, шум в ушах, сухой кашель, слезотечение. При малейшем подозрении на появление угар­ного газа надо загасить все тепловыделяющие приборы, проветрить помещение, вынести по­страдавшего на свежий воздух. Категорически не­допустимо оставлять открытый огонь без при­смотра дежурных. Надо помнить, что наиболее тяжелые, часто со смертельным исходом, отрав­ления случаются у спящих людей!

Холодная ночевка в снежном убежище.

НАДО:

  • Сесть вплотную друг к другу, стараясь до­стигнуть максимальной площади соприкосно­вения тел.
  • Застегнуть все пуговицы, молнии, затянуть манжеты рукавов и штанины, надеть капю­шон.
  • Выжать намокшую одежду.
  • Пить горячий чай, кофе, бульон.
  • Максимально утеплить ноги, голову.
  • Есть сахаро- и жиросодержащие продукты. Пометить месторасположение убежища.
  • Сидеть на теплоизолирующей подстилке.
  • Иметь в убежище инструмент для расчист­ки входного отверстия.
  • При необходимости согревать руки маха­ми. Совершать другие физические действия, разогревая мышцы.

НЕЛЬЗЯ:

  • Рассредоточиваться по убежищу. Оставлять людей без присмотра.
  • Раздеваться в убежище.
  • Оставаться в мокрой одежде.
  • Употреблять алкоголь.
  • Спать при угрозе замерзания.
  • Оставлять без присмотра открытый огонь.
  • При строительстве располагать вход на ве­тер.
  • Лежать и сидеть на снегу.
  • Перегреваться и потеть при строитель­стве убежищ.
  • Перестраивать убежище в ночное время.
  • По­кидать убежище в темное время без край­ней необходимости.

 

НОЧЕВКА БЕЗ УБЕЖИЩ.

Случаи, когда не­возможно построить то или иное каркасно-тканевое  снежное убежище или развести костер, чрезвычайно редки. Даже самые экстремальные аварийные ситуации, как правило, уставляют человеку возможность построить убежище. Однако надо быть готовым к  действию в самых неблагоприятных экстраординарных условиях — например, когда авария произошла в безлесной местности, когда снежный покров практически отсутствует и когда у потерпевших не оказалось решительно никакого строительного материала и строительство убежища решительно невозможно.

Очень распространена в практике путеше­ствий ситуация, когда один или несколько чело­век, отстав от основной группы, теряют ее след. Продолжать путь наугад в подобном случае бес­смысленно и опасно. Надо, оставаясь на месте, ждать нового дня, чтобы при свете отыскать по­терянный след, или дождаться помощи товари­щей. Лучше всего в такой ситуации в непосред­ственной близости от места потери следа разжечь костер, который не только даст тепло, но и по­служит своеобразным маяком, значительно об­легчающим поиск пострадавшего.

В безлесных районах, где разведение костра затруднено, пострадавший должен остановиться в месте, по возможности защищенном от ветра и в то же время хорошо различимом со стороны, куда предположительно ушла группа. Всю име­ющуюся теплую одежду необходимо надеть на себя. Верхнюю одежду заправить по-штормово­му. Лыжи снять, шнуровку на обуви ослабить, чтобы она не сдавливала ноги, а еще лучше пе­реобуться, надев запасную теплую обувь или носки. После этого сесть на рюкзак, спиной к ветру, и наки­нуть на спину и голову спальный мешок. Если есть полиэтиленовая пленка, надо закутаться в нее. Лучше всего пленку намотать «кульком» на воткнутые в снег под углом 45 — 60° лыжи и лыжные палки, подогнув нижний край под рюк­зак. Внутри этого импровизированного убежи­ща можно зажечь свечу. Она даст тепло и од­новременно высветит в окружающей темноте убе­жище. Для экономии свечу лучше зажигать лишь на короткие промежутки времени (если у поте­рявшегося много спичек).

Очень важно не засидеться в подобном вре­менном убежище. Необходимо хотя бы раз в те­чение часа (а в сильный мороз чаще) вставать, согревать конечности, совершая интенсивные фи­зические упражнения. И, конечно, ни в коем слу­чае нельзя спать. При сильном ветре, особенно когда бивак расположен на склоне, лыжи надо привязать к рюкзаку.

Если начинается пурга, следует строить более надежное убежище. Но даже если нет пурги, во вторую ночь необходи­мо организовать капитальный костровой бивак или построить снежное убежище, пометив место потери следа и свое местоположение.

Потерпевшим, не имеющим бивачного имуще­ства, в безветренную и без осадков погоду мож­но попытаться переночевать под открытым не­бом, лежа или полусидя, собравшись как можно более плотной группой. При этом следует мак­симально, согревают, контро­лируют состояние помещенных в центр изолироваться от холодной почвы.

Си­дящие снаружи, прикрывают отдыха­ющих и в дальнейшем меняются с ними места­ми.

Можно расположиться сидя в два ряда спина к спине, уложив отдыхающих на ноги и прикрыв их руками и одеждой.

Десантный способ.

  1. При начинающейся пурге надо попытаться отыскать несколько растущих вплотную друг к другу кустов, наклонить, свя­зать их вершинами, настелить сверху расправлен­ную верхнюю одежду или полиэтилен (десант­ники используют плащ-палатки) и залезть внутрь. Метель постепенно занесет убежище толстым сло­ем снега.

О более экстремальном способе ночевки мне рассказал один диверсант-ветеран. Их подразде­ление просто ложилось на землю, накрываясь ка­муфлированными плащ-палатками. Ложились как можно более плотной группой на живот. Те, кто рас­полагался с краю, довольно быстро замерзали и протискивались внутрь кучи человеческих тел. И так всю ночь, перемещаясь от края к центру и от центра к краю, они пережидали ночь. Прав­да, одеты они были в специальные комбинезо­ны, мало напоминающие ветровки.

 

2. Утеплить спальный мешок используя принцип пенала. Спальный мешок вставить, как в пенал, в купол парашюта, куль, связанный из остатков ткани, обычный мешок (лучше в два сшитых в длину холщевых мешка) и т. д. В промежутки между спальным мешком и его «пеналом» насовать утеплителя (сухой травы, листьев, мха и т. д.). Качественный утеплитель способен серьезно повысить теплоизолирующие свойства спального мешка.

 

 

 

Поморский способ заключается в том, что за­стигнутые пургой люди надевают всю возмож­ную одежду, садятся плотным кругом или полу­кругом спинами на ветер, берут в руки и ставят вертикально длинные палки и ждут, пока их за­несет снегом. Чтобы не задохнуться, они перио­дически шевелят палками в стороны, пробивая в снегу вентиляционные отверстия. В конечном итоге получается снежная яма-пещера, образо­вавшаяся естественным путем в искусственно со­зданном надуве.

Известны случаи, когда люди ночевали, за­рывшись в сухой снег (в мокром снегу ночевать практически невозможно). Но подобный способ можно использовать, лишь когда потерпевшие бедствие располагают теплой, малопромокающей одеждой, значительным количеством продуктов питания, когда они достаточно сильны, чтобы контролировать свое состояние или когда началась пурга, которую переждать на ногах невозмож­но. Удобнее всего зарываться в надувы за препятствиями, в сугробы между кустами. В пургу специально зарываться никуда не надо, ветер сам постепенно засыплет, закроет человека толстой снеговой шубой.

Перед тем как улечься, на земле необходимо устроить примитивную лежанку из любого теплоизолирующего материала, затем застегнуть, завязать, зашить все карманы, все отверстия, щели в одежде, куда может набиться снег, голо­ву замотать любой свободной тканью, а лучше засунуть в пустой рюкзак. В длинный самодель­ный рюкзак можно попытаться залезть пол­ностью, свернувшись калачиком, или вырезать в углах отверстия для ног и надеть его на тело снизу, как штаны, затянув над головой горлови­ну. Рюкзак выполнит роль бивачного мешка, за­щитит от намокания одежду, голову. Но, конеч­но, лучше всего завернуться в большой кусок по­лиэтиленовой пленки, капроновую, лавсановую или болоньевую ткань. Очень важно максималь­но утеплить ноги. При отсутствии материала го­лову надо обмотать шарфом или оторванным от свитера рукавом и закрыть руками, согнутыми в локтях. Ложиться надо на бок, слегка согнув­шись в поясе. Вначале снег нагребается на ноги, потом на спину и грудь. При отсутствии тепло­изоляционной подстилки можно спать на четве­реньках спиной вверх на согнутых ногах и ру­ках, сильно согнувшись в поясе. В такой позе будут защищены жизненно важные части тела, а наибольшее переохлаждение придется на лок­ти и колени. Позу желательно периодически ме­нять. Во время метели, чтобы быстрее образо­вался глубокий сугроб, с подветренной стороны надо воткнуть в снег несколько веток или по­ложить какие-нибудь высокие предметы.

При ночевке вдвоем можно использовать в ка­честве импровизированного бивачного мешка два освобожденных от вещей рюкзака. Для чего лечь вплотную друг к другу, в один рюкзак сунуть ноги, в другой — плечи и головы. Только не стоит прочно скреплять рюкзаки, чтобы всегда иметь возможность быстро из них выбраться.

И всё же, ночевать в снегу или в полиэтиле­не допустимо только в самых критических ситуациях, когда строитель­ство снежных убежищ решительно невоз­можно, а начавшаяся метель угрожает ско­рой гибелью. Во всех других случаях надо продолжить по­иск подходящего для строительства снежных убе­жищ материала или попытаться создать его искусственно, сгребая и утрамбовывая снег лыжами для получения «самопального» наста из ко­торого можно строить блочные убежища или не утрамбовывая, а только сгребая в высокую кучу, в которой возможно вырыть снежную нору или пещеру.

Ответственно заявляю, что даже 2-х сантиметровая толщина снежного покрова позволяет соорудить полноценное снежное убежище. Как я уже упоминал, для строительства микро норы может быть достаточно снежного надува всего лишь 40 — 50 см в глубину и 1,5 м в длину. Раз­ве трудно нагрести такой сугроб к какой-нибудь вертикальной стенке?

В подтверждение приведу два показательных примера из личной практики.

Однажды на полевых занятиях, рассказывая школьникам шестого класса о зимних убежищах, я посетовал на отсутствие подходящего сугроба для возведения опытного образца пещеры. Дети «засучили рукава» и за три с не большим часа нагребли несколько сугробов, в которых мы совместными усилиями тут же вырыли три (!) пол­ноценные снежные пещеры. И переночевали в них. В одной из таких созданных буквально из ничего пещер разместились на ночь и отлич­но выспались четырнадцать человек!

Другая подобная история случилась поздней весной, когда мы по просьбе киношников, сни­мавших фильм о выживании, построили прими­тивную иглу в практически бесснежном лесу. Для чего пришлось (да простят нас лыжники!) раз­резать и разобрать на строительные блоки око­ло ста пятидесяти метров лыжни. А что нам оставалось делать, если снег, благодаря тому, что был уплотнен за зиму сотнями лыж, сохранился только там?  Киногруппе очень понравился вид снежного убежища, стоящего среди серо-зеленого окружения прошлогодней травы и листвы и набухающих почек на деревьях.

СПОСОБЫ СОГРЕВАНИЯ ЗАМЕРЗШЕГО ЧЕЛОВЕКА В ПОЛЕВЫХ УСЛОВИЯХ.

И всё же, несмотря на все меры профилакти­ческой безопасности, в практике аварий нередки случаи общего переохлаждения одного или не­скольких потерпевших. В отличие от локальных холодовых поражений, когда замерзли только конечности или только лицо, общее переохлаж­дение, если не оказать вовремя помощь, может привести к быстрым и необратимым последстви­ям. Особенно опасно переохлаждение в воде.

В легких случаях общего замерзания потер­певшим можно посоветовать создать из подруч­ных материалов «термобокс». Например, внутри снежного убежища, тканевой палатки, в крайнем случае просто на «улице» свернуть шалаш из пленки и зажечь там свечу или таблетку сухого горючего. Еще больший эффект дают «термобоксы», сооруженные из 2 — 3 сшитых или состегнутых друг с другом спальников. Они также сворачиваются кульком и укрепляются на импровизированном каркасе или 3 — 4 составленных пирамидой колышках. В крайнем случае, спальники могут поддержи­вать спинами и руками забравшиеся под них люди. Внутри термобокса зажигается 1 — 3 све­чи, и температура очень скоро поднимается до +20°С и более. Заодно от тепла свечей подсуши­ваются и сами спальники. После того как потер­певшие согрелись, они могут оборудовать нор­мальную лежанку.

Сложнее обстоит дело в случаях тяжелых хо­лодовых поражений.

Спасая замерзших людей, надо помнить, что действенность помощи пациенту с диагнозом «об­щее переохлаждение» прямо пропорциональна скорости ее оказания. Здесь счет идет на мину­ты. Каждое нерационально использованное мгно­вение может стоить потерпевшему жизни.

  • Первое, что надо сделать, — это снять с чело­века, вытащенного из полыньи или снега, мок­рую одежду, дав сухую, пусть даже с собственно­го плеча, и выяснить степень его замерзания. Если он дрожит от холода, значит, дело не так плохо. Дрожь — это защитная реакция организма, во время которой выделяется дополнительное тепло. Такого пострадавшего надо переодеть и заставить двигаться, чтобы согреться, до момента, пока не будет оборудован теплый бивак.
  • Пострадавшего, который уже не дрожит, заставлять двигаться нельзя! Равно как нельзя растирать, массировать и давать ал­коголь. Это приведет лишь к тому, что хо­лодная кровь «с периферии» устремится к внутренним органам, усиливая поражаю­щий эффект. Для обозначения подобного эффекта есть даже специальный термин — «смерть при спасении».

Помощь человеку в подобном состоянии долж­на заключаться как можно в более быстрой изо­ляции его от воздействия холода.

Наиболее эффективен обогрев замерзшего че­ловека в ванной с температурой воды не более +40°С или с помощью обкладывания намоченными в горячей воде полотенцами и простыня­ми. Но для этого группа должна располагать 3—4 варочными емкостями объемом 2,5 — 3 л каж­дая и кусками ткани общей площадью 2 — 3 м2. Кроме того, на улице должен гореть жаркий та­ежный костер, а в капитально построенном убе­жище — поддерживаться плюсовая температура.

Пострадавшего необходимо раздеть, уложить на теплоизолирующую подстилку и обложить смоченными в горячей воде кусками ткани, в крайнем случае шарфами, свитерами и пр., укрыв голову, шею, грудь, живот, пах. Ткань по мере остывания надо менять на горячую. Остыв­шая ткань уже не согревает человека, а, наоборот, усиливает переохлаждение! Одно­временно можно осторожно массировать, расти­рать конечности пострадавшего. Ноги лучше при­поднять, чтобы направить кровоток к телу и го­лове. При оказании помощи действовать надо очень слаженно и быстро.

Нельзя замерзшего человека усаживать близко к огню или отопительным приборам. Это лишь убыстряет его гибель! При силь­ном общем переохлаждении нагрев отдель­ных участков тела смертельно опасен! Обо­грев должен быть равномерным и постепен­ным. Например, возле костра пострадавше­го надо усаживать в тепловой подушке меж­ду огнем и теплоотражающим экраном, но так, чтобы ему не было сильно жарко, и, осторожно растирая и согревая теплом собственных тел, постепенно выводить из опасного состояния.

Недопустимо ожидать конца возведения теп­лого убежища или разведения костра. Помощь должна оказываться не когда всё будет подготов­лено, а сразу и беспрерывно! Уже во время строительства и заготовки топлива необходимо в за­щищенном от осадков и ветра месте выстелить зем­лю толстым слоем теплоизолятора, снять с по­страдавшего всю одежду, вытереть досуха и уса­дить на колени так, чтобы его спина плотно со­прикасалась с грудью человека, оказывающего по­мощь. Чем меньше слоев одежды будет разделять тела, чем больше будет площадь соприкоснове­ния, тем эффективнее окажется согревание.

Еще лучше поместить пострадавшего между тел двух здоровых людей, но так, чтобы не за­труднять при этом его дыхания. Пострадавшего и людей (или человека), оказывающих первую помощь, следует со всех сторон тщательно уку­тать одеялами, спальными мешками, одеждой, за­щитить от неблагоприятных климатических воз­действий с помощью полиэтиленовой пленки, ткани.

Необходимо помнить, что замерзший чело­век самостоятельно, без поступления тепла снаружи, согреться не может, сколько бы теплой одежды на нем надето ни было!

  • Следующий совет (заранее извиняюсь перед пу­ритански настроенным читателем) будет не впол­не приличным. Отчего, наверное, он неоднократ­но вырезался редакторами из рукописи книги.

Когда во время второй мировой войны гибель моряков и летчиков в водах заполярных морей приобрела массовый характер, командование во­енно-морских сил Германии поручило военным медикам найти наиболее действенный способ ре­анимации людей, пострадавших от переохлаждения. Военные медики отправились на север в район боевых действий, разъехались по концентрационным лагерям и стали замораживать и раз­мораживать военнопленных, фиксируя частоту благополучных и летальных исходов. Была пе­репробована масса медикаментозных и прочих способов оживления. Так вот: наилучшим были признаны уличные проститутки. Две из них своими обнаженными телами и профессиональ­ными действиями оживляли замерзшего мужчи­ну гораздо быстрее всех прочих средств! Они возвращали к жизни тех, кого не могли реани­мировать никакими другими способами.

Не могу настаивать на применении данного метода согревания в качестве обязательного, но рассказать о нем считаю себя обязанным, хотя бы потому, что оно наиболее действенно и до­ступно в аварийных условиях. А дальше… А дальше решать женщинам.

После того как пострадавший согрелся и при­шел в себя, его нужно напоить горячим сладким чаем или кофе, если нет тошноты и рвоты — накормить. Затем обеспечить полный покой в тепле, в горизонтальном положении, продол­жительностью не меньше суток. В первые несколько часов рядом с пострадавшим желательно уложить здорового человека, который сможет контролировать его состояние и согревать.

 

Первая помощь при переохлаждении

НАДО:

  • Как можно быстрее поднять потерпевших из воды, вытащить из снега, защитить от неблагоприятных климатических воздей­ствий.
  • Снять мокрую одежду, насухо вытереть.
  • Поместить в теплую воду (с начальной температурой 22 — 25°С; у конечной 37 — 40°С).
  • Дать горячее питье.
  • При отсутствии емкости, обкладывать горячими простынями.
  • При необходимости проводить меры по оживлению.
  • В полевых условиях согревать пострадавшего своими телами.

НЕЛЬЗЯ:

  • Интенсивно согревать отдельные части тела пострадавшего.
  • Давать внутрь алкоголь.

Оценить эту статью:
(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *