Маленькому Ан-2 предстоял недолгий, но хорошо знакомый путь из поселка Кербо до точки, куда он обычно доставлял охотников и геологов. Но на этот раз его подстерегала неожиданность. Отказал ра­диопередатчик и, потеряв ориентировку, летчик сбился с курса. Быстро пустели баки. Когда бензомер показал, что горючее на исходе, пришлось идти на вынужденную посадку. Приземлиться удалось благополучно на маленькую полянку, окруженную высокими соснами. Стоял конец ок­тября. Уже похолодало. Но на самолете не оказалось ни теплой одежды, ни унтов, ни аварийного запаса. Отправ­ляясь по привычному маршруту, летчик о них как-то не подумал. День за днем проходил в бесплодном ожидании, а помощь все не появлялась: Ан-2 ушел далеко в сторону от трассы, район которой бесплодно обшаривали поиско­вые самолеты.

Минули две недели, и тогда Агафонов и его напарник Новокрещенов решили отправиться в дорогу в надежде встретить охотников или отыскать зимовье. Выпал снег, и экипажу без лыж удавалось за сутки проходить не более 3 км. Быстро таяли силы. Но вот, наконец им повезло. Они наткнулись на охотничью избушку. На полке обнаружили немного пищи и спички. Отдохнув четверо суток, они со­орудили из досок лыжи и снова тронулись в путь. Когда силы были совсем на исходе, вдруг раздался выстрел. Это были охотники. Почти месяц пробыли летчики в зимней тайге без теплой одежды, почти без пищи, но мужество и дружеская поддержка помогли им преодолеть все трудно­сти этого похода.

Удивительное мужество проявил, оказавшись один на один с тайгой, двенадцатилетний мальчик Саша Кормишкин. 3 июля 1985 г. он отправился с друзьями в поле со­бирать морковь. Быстро закончив работу, ребята разбре­лись по тайге в поисках грибов и ягод. Саша не заметил, как исчезла тропинка. Он спустился к протоке в полной уверенности, что она приведет его к лагерю. Но ошибся. Он долго шел не останавливаясь, ожидая каждую минуту, что вот-вот появятся домики деревни. Но тайга станови­лась все гуще, все темнее.

Он понял, что заблудился. Переночевав под густой елью, он подкрепился ягодами, напился из ручья и снова тронулся в путь. Прошел еще один день. За ним еще два. Казалось, тайга никогда не кончится. А тут еще встреча с медведицей, которая едва не привела к катастрофе. Но, по­жалуй, самым страшным испытанием был гнус. Неисчис­лимые полчища мошек, комаров одолевали его днем и но­чью. Лицо опухло от укусов. Щеки, шея, лоб превратились в сплошную кровоточащую маску. Но он упорно шел все вперед, охлаждая время от времени лицо мокрыми ладоня­ми. На десятые сутки началось болото. На другой его сто­роне виднелась избушка. Значит, люди близко. Но едва сделал он несколько шагов, как провалился по пояс в зло­вонную жижу. Ухватившись за сук, торчавший из воды, он, собрав все силы, сантиметр за сантиметром освобож­дал свое тело из плена трясины. Булькая и чавкая, болото неохотно отпускало свою жертву. Саша выполз на берег и свалился без сил. Еще два бесконечно долгих дня та­щился он, едва ступая по земле опухшими, одеревеневши­ми от холода ступнями. Ведь надо было случиться непри­ятности: пытаясь построить плот, он бросил тапочки в тра­ву и… не нашел их. Утром на пятнадцатые сутки перед ним открылась широкая река. Посреди медленно плыла рыба­чья лодка. Это было спасение.

Сколько же мужества и силы духа оказалось в этом двенадцатилетнем школьнике, сумевшем оказаться сильнее тайги?

 

Летчик, совершивший вынужденную посадку в тайге, должен оставаться на месте приземления до прихода по­мощи — так гласят инструкции и памятки. Многолетний опыт авиации свидетельствует, что, оставаясь на месте, экипаж сумеет в течение длительного времени сохранить силы и работоспособность, надежно защитить себя от враждебных сил природы, от ветра и холода, полнее ис­пользовать для своих нужд все, что может дать окружаю­щая среда. Кроме того, с воздуха, среди лесных массивов значительно легче обнаружить самолет, потерпевший ава­рию, чем одинокую человеческую фигурку.

Однако, может стоять задача, не смотря на аварийную посадку в тайге, оставаться на месте аварии.

ТАКТИКА ПОВЕДЕНИЯ В ТАЙГЕ.

Известно немало случаев, когда люди, отправившись в тайгу, но, не имея достаточного опыта, незнакомые с мест­ными условиями, легко сбиваются с дороги и, потеряв ори­ентировку, оказываются в бедственном положении.

Но нередко человек, заблудившись в тайге, оказывает­ся во власти страха и растерянности. Это состояние удиви­тельно точно описал Д. Кольер в своей повести «Трое про­тив дебрей» (1971): «Человек, сбившись с пути в лесной чаще, все больше и больше теряет ориентировку, легко пе­реходит грань между трезвой рассудительностью и лихорадочной паникой. Обезумев, мечется он по лесу, спотыка­ется о кучи бурелома, падает и, поднявшись, снова спешит вперед, уже не думая о верном направлении, и, наконец, когда физическое и умственное напряжение доходит до предела, он останавливается, не в силах сделать ни шагу».

Как же должен вести себя человек, заблудившись в ле­су? Потеряв ориентировку, он должен сразу же прекратить движение и попытаться восстановить ее с помощью ком­паса или пользуясь различными природными признаками. Если это сделать невозможно, лучшее, что можно предпри­нять, — организовать временную стоянку, построить убежи­ще из подручных материалов, развести костер, пополнить запасы пищи из кладовой природы и ожидать прихода по­мощи. Приняв такое решение, необходимо подыскать под­ходящий участок для будущего лагеря. Правильный вы­бор места позволит в дальнейшем избежать многих ненуж­ных неудобств. В первую очередь оно должно быть сухим. Хотя найти такой участок нелегко, особенно в моховых лесах, где землю сплошным ковром покрывает мох-сфагнум. Сфагнум в состоянии впитать в себя огромное количество воды. Более чем в 20 раз больше собственной массы. При полном насыщении вес растения увеличивается на 2000%. Видимо, эта особенность мха и послужила причиной, что его так назвали («сфагнос»—по-гречески «губка»). За­траченное на поиск время окупится с лихвой. Не придется то и дело сушить влажную одежду и обувь, а по ночам дрожать от промозглой сырости. Расположиться лучше всего поблизости от ручья или речушки, на открытом мес­те, чтобы всегда иметь под рукой запас воды. Кроме того, прохладный ветерок, постоянно дующий в ночные часы, будет лучшей защитой от нападения полчищ гнуса, чем репелленты и дымокурные костры. Временным укрытием могут служить навес, шалаш, землянка. Выбор типа укры­тия будет зависеть от умения, способностей, трудолюбия и, конечно, физического состояния людей, поскольку в стро­ительном материале нет недостатка. Однако, чем суровее погода, тем надежнее и теплее должно быть жилище. Бу­дущее жилище должно быть достаточно просторным. Нет необходимости придерживаться принципа «в тесноте, да не в обиде». Рассчитывая его площадь, можно принять нор­му 2х0,75 м на одного человека.

Прежде чем приступить к строительству, надо хорошо расчистить площадку, а затем, прикинув, сколько потребу­ется строительного материала, заготовить его заранее: вы­рубить жерди, нарубить лапника, ветвей, собрать мох, нарезать коры. Чтобы куски коры получились достаточно большими и прочными, на стволе лиственницы делают глу­бокие вертикальные надрезы до самой древесины на рас­стоянии 0,5—0,6 м друг от друга. После этого эти полосы нарезают сверху и снизу круп­ными зубцами сантиметров по 10—12 в поперечнике, а за­тем осторожно сдирают кору топором или ножом.

В теплое время года можно ограничиться постройкой простейшего навеса.

Школа выживания: выживание в тайге

Чтобы расположиться с большим комфортом, можно со­орудить двускатный шалаш.

На мокрой почве можно соорудить гамак – навес.

Школа выживания: выживание в тайге

При высоком снежном покрове у подножия большого дерева можно вырыть снежную траншею или другое снежное укрытие (см. раздел АРКТИКА). Свер­ху траншею прикрывают брезентовым полотнищем или па­рашютной тканью, а дно выстилают несколькими слоями лапника.

При наличии армейских плащ-палаток, можно соорудить различные по форме и вместительности укрытия.

 

 

Школа выживания: выживание в тайге

Как только строительство закончено, следует позабо­титься о костре (см. раздел  ОБОРУДОВАНИЕ КОСТРОВОГО БИВАКА). Костер в условиях автономного существо­вания — это не только тепло и свет, это сухая одежда и го­рячая вода из растопленного льда и снега, защита от гну­са и отличный сигнал для поискового самолета

 

Школа выживания: выживание в тайге

Но главное, костер — это аккумулятор бодрости, энер­гии и активной деятельности. Перед разведением костра надо заготовить немного топлива. Для разжигания огня пользуются сухими веточками, которые обстругивают так, чтобы стружка оставалась на них в виде «воротничка». Поверх укладывают тонкие щепочки, расщепленную сухую кору (лучше березовую), высохший мох. Топливо в костер добавляют понемногу. По мере увеличения пламени мож­но класть более крупные ветви. Укладывать их надо по одной, неплотно, чтобы обеспечить хороший доступ возду­ха. Если забыть об этом, даже жарко горящий костер мо­жет «задохнуться».

Но прежде чем разводить огонь, следует принять все меры для предупреждения лесного пожара. Это особенно важно в сухое, жаркое время года. Место для костра вы­бирают в стороне от хвойных и особенно высохших дере­вьев. Тщательно очищают пространство на метр-полтора вокруг от сухой травы, мха и кустарника. Если почва тор­фянистая, то, чтобы огонь не проник сквозь травяной по­кров и не вызвал возгорания торфа, насыпают «подушку» из песка или земли.

Зимой при высоком снежном покрове снег тщательно утаптывают, а затем сооружают помост из нескольких стволов деревьев. Тот, кто читал рассказ Джека Лондона «Костер», никогда не забудет, сколь опасно разводить кос­тер под большим деревом. Скопившийся на ветвях снег, может легко обрушиться и загасить огонь. Эта ошибка стои­ла жизни герою рассказа.

Уходя с места стоянки, тлеющие угли необходимо тща­тельно загасить, залив их водой или забросав землей.

Для добывания огня при отсутствии спичек или зажигалки можно воспользоваться одним из способов, издавна из­вестных человечеству до их изобретения (см. раздел 4. ДОБЫВАНИЕ ОГНЯ).

 

 

 

 

 

 

 

 

ПИТАНИЕ И ВОДООБЕСПЕЧЕНИЕ.

Чем питаться в тайге? Если человека, заблудившегося в тайге, преследуют охотничьи неудачи, силки и ловушки остаются пустыми, а рыба упорно не желает клевать, ему придется обратиться к растительной пище. Она, конечно, не столь вкусна и сытна, как животная, но может в те­чение долгого времени поддерживать силы терпящих бед­ствие. В тайге, особенно в летне-осенний период, можно всегда отыскать грибы, плоды кустарников, съедобные ко­ренья, орехи, желуди, ягоды (см. раздел 6. ПИТАНИЕ)

Даже в зимней тайге при наблюдательности можно отыскать под снегом бруснику. Вполне пригодная в пищу так называемая заболонь — слой древесины под корой бе­резы, липы, хвойных деревьев. Она содержит много саха­ристых веществ, и ее можно даже сырой сосать, жевать или, подсушив, толочь и варить.

В пищу можно использовать садовых или виноградных улиток. Их обваривают кипятком или обжаривают. Они по вкусу напоминают грибы. Улиток без раковин — слизней тоже надо предварительно варить или жарить. Пригодны в пищу куколки одиночных пчел в стеблях ежевики, мали­ны или бузины, куколки жука дровосека, которые можно разыскать в пнях, бревнах, дубовых поленьях. Личинки можно есть, предварительно выпотрошив, обрезав задний конец и прополоскав в воде. На дне рек и озер зимой встречаются двустворчатые ракушки — беззубки и перло­вицы, вполне годные для еды. В стоячей воде водятся улитки с завитой раковиной катушек и прудовиков,

Высококалорийным источником пищи являются кукол­ки муравьев, или, как их называют, муравьиные яйца. В теплое время года муравьиные яйца, похожие на белые или желтоватые рисовые зерна, во множестве встречаются в муравейниках у самой поверхности. Для сбора «добычи» вблизи от муравейника, на участке, освещенном солнцем, расчищают площадку 1 X 1 м и расстилают на ней кусок ткани, завернув края и подложив под низ немного мелких веточек. Затем верхнюю часть муравейника срывают и рассыпают тонким слоем на ткани. Через 20—30 мин му­равьи перетаскают все куколки под завернутые края тка­ни, спасая их от солнца.

Водообеспечение в условиях тайги, лесисто-болотистой местности не представляет особых трудностей. Озера, ру­чьи, болота, ключи встречаются довольно часто. Лишь иногда приходится пользоваться природными указателями для выхода к водоисточнику — тропами, проложенными животными к водопою. Хорошим указателем водоисточни­ка, расположенного в радиусе 1 км, могут служить пчелы. Колонны муравьев также могут свидетельствовать о том, что где-то неподалеку имеется вода.

ПЕРЕХОД В ТАЙГЕ.

Тот, кто бывал в тайге, знает, насколько трудно пере­двигаться среди завалов и буреломов, в густолесье, за­росшем кустарником. Кажущаяся схожесть обстановки — деревьев, складок местности может полностью дезориентировать человека, и он нередко движется по кругу, не подозревая о своей ошибке. Подобный случай описал В. К. Арсеньев, заблудившийся однажды в Уссу­рийской тайге: «Часа два я еще бродил наудачу. Мест­ность была удивительно однообразна: поляны, перелески, овраги, кусты, отдельные деревья и валежник на земле — все это было так похоже друг на друга, что по этим пред­метам никак нельзя было ориентироваться. Наконец, я окончательно выбился из сил и, подойдя к первому лежа­щему на земле дереву, сел на него, опершись спиной на сук, и задремал… Так промаялся я до утра. Рядом лежа­ло другое дерево. Оно показалось мне знакомым. Я подошел к нему и узнал именно то, на котором я сидел первый раз».

Поэтому, умение уверенно  ориентироваться в тайге имеет первостепенное значение.

Чтобы выдержать избранное направление, обычно на­мечают какой-нибудь хорошо заметный ориентир через каждые 100—150 м маршрута. Это особенно важно, если путь преградит завал или густая заросль кустарника, ко­торые вынуждают отклониться от прямого направления. Попытка идти напролом всегда чревата получением трав­мы, которая усугубит и без того сложное положение тер­пящего бедствие.

Особенно трудно совершать перехо­ды в зоне болот. Нелегко отыскать среди зыбучего зеле­ного пространства безопасную пешеходную тропу. Особую опасность на болоте представляют так называемые «окна» — участки прозрачной воды на серо-зеленой по­верхности болот. Иногда их размеры достигают десятков метров. Истомленного трудным переходом, искусанного мошкой и комарьем путника так и влекут они к себе. Но стоит сделать неосторожный шаг — «берег» оказывается лишь тонкой прослойкой из торфа, прикрывающей бездон­ную топь. Не менее коварной оказывается «чаруса», напо­минающая ярко-зеленую полянку среди болота, покрытую нарядной травкой и яркими цветами. Но слабый травя­нистый покров мигом проваливается под ногами, увлекая неосторожного в бездонную топь.

Ориентирование в боло­тистой местности затрудняют постоянные туманы. Чтобы не рисковать, лучше обойти эти природные ловушки. Идти напрямик допускается лишь, в крайнем случае, когда нет другого выхода. Преодолевать болото надо с максималь­ной осторожностью и обязательно вооружившись длинным прочным шестом — слегой. Его держат горизонтально на уровне груди. Провалившись, ни в коем случае нельзя барахтать­ся. Выбираться надо медленно, опираясь на шест, не де­лая резких движений, стараясь придать телу горизонталь­ное положение. Для кратковременного отдыха при пере­ходе через болото можно использовать выходы твердой породы.

Водные преграды, особенно речки с быстрым те­чением и каменистым дном, преодолевают, не снимая обу­ви для большей устойчивости. Прежде чем сделать сле­дующий шаг, дно прощупывают шестом. Двигаться надо наискось, боком к течению, чтобы потоком не сбило с ног.

Крайне сложен переход в тайге в зимнее время, когда снежный покров глубок и не выдерживает веса человека. Преодолеть заснеженные участки без лыж-снегоступов практически невозможно.

Такие снегоступы при известной сно­ровке изготовляют в виде рамы из двух ветвей толщиной 2-2,5 см и длиной 140—150 см. Передний конец лыжи, распарив в горячей воде, загибают кверху, а раму (шири­на в центре не должна быть менее 30 см) заплетают тон­кими, гибкими ветвями. В передней трети лыжи из четы­рех поперечных и двух продольных планок делают опору для ног по размеру обуви.

Школа выживания: выживание в тайге

 

Зимой можно передвигаться по руслам замерзших рек, соблюдая при этом необходимые меры предосторожности. Так, надо помнить, что течение обычно разрушает лед снизу, и он становится особенно тонким под сугробами у обрывистых берегов. В руслах рек с песчаными отме­лями часто образуются натеки, которые, замерзая, прев­ращаются в своеобразные плотины. При этом вода нахо­дит выход обычно вдоль берега под сугробами, возле ко­ряг, скал, где течение быстрее. В холодную погоду натеки парят, напоминая дым человеческого жилья. Но значи­тельно чаще натеки скрыты под глубоким снегом, и их трудно обнаружить. Поэтому все препятствия на речном льду лучше обходить, в местах изгибов рек надо держать­ся подальше от обрывистого берега, где течение быстрее и лед, поэтому тоньше. Часто после замерзания реки уро­вень воды убывает настолько быстро, что под тонким льдом образуются карманы, представляющие большую опасность для пешехода. По льду, который кажется не­достаточно прочным, а другого пути нет, передвигаются ползком. В весеннее время лед бывает наиболее тонок на участках, заросших осокой, у затопленных кустов.

Школа выживания: выживание в тайге

Даже небольшие речки таежной зоны бывают вполне проходимыми для легких надувных лодок и плотов. Для будущего плота выбирают четыре-пять сухостойных дерева (кедра, ели, лиственницы) диаметром 20—30 см неподалеку от берега, чтобы облегчить переноску к воде. Очис­тив стволы от ветвей, по концам их делают зарубки, тща­тельно скрепляют поперечными перекладинами и связы­вают веревками или гибкой лозой.

В центре плота можно соорудить небольшое укрытие (шалаш) от дождя и ветра и подготовить место для костра, насыпав слой песка или гальки. Для управления плотом вырубают два-три длин­ных шеста. Якорем может служить тяжелый камень с прочной веревкой.

Причальное устройство изготовляют, привязав к не­большому камню 20—30-метровый фал. Забросив камень на дерево, стоящее у берега, легко подтянуть к нему плот.

Управление плотом поручают наиболее опытному в этом вопросе члену группы

Однако помимо него назначается дежурный, который должен непрерывно следить за окру­жающей обстановкой, появлением плавающих препятст­вий, топляка и т. п. Опасность при плавании по таежным рекам представляют пороги и водопады. О приближении к ним можно узнать по нарастающему шуму и грохоту падающей воды. В этом случае надо немедленно прича­лить и обойти опасное препятствие, перетащив плот по­суху или буксируя его вдоль берега.

С наступлением вечера плавание следует прекратить, пристать к берегу, выбрав наиболее удобное, пологое мес­то, и, прежде чем разбить лагерь, тщательно привязать плот к надежному дереву.

 

ОСНОВЫ ПРОФИЛАКТИКИ ЗАБОЛЕВАНИЙ.

Наиболее опасным заболеванием таежных районов средней полосы Евразийского материка и Дальнего Восто­ка является клещевой энцефалит — вирус­ное заболевание, передаваемое при укусе пастбищными клещами. Стоит учитывать, что клещ впивается в тело не сразу, а длительное время (порядка 40мин) ползает по телу, выбирая нужное место. Развив в себе чувствительность к ползающим паразитам, можно своевременно обнаружить их. Поэтому наиболее эффективным профилактическим приемом борьбы с клещевым энцефалитом, несомненно, стоит признать регулярный профилактический осмотр при малейшем подозрении наличия на теле клеща. Однако, ни в коем случае не стоит впадать в «клещевую истерию», когда везде на теле чудятся клещи, клещи, клещи… И не забывайте, заражены энцефалитом менее 0,1% клещей. Но бдительности не теряйте!

В настоящее время разработано достаточное количество медицинских препаратов профилактики клещевого энцефалита, например ЭПАМ-7; ЙОДАПИРИН и т. д.

Наиболее удобно извлекать впившегося паразита ниточной петлей, вращая ее против часовой стрелки.

Случайно раздавив клеща, ни в коем случае нельзя тереть глаза, прикасаться к слизистой носа, прежде чем руки не будут тщательно вымыты.

В период с мая до начала сентября «хозяином» тайги становится гнус. Так нарекли жители таежных районов летающих кровососущих — комаров, мошек, мокрецов. Мириады этих крохотных кровопийц облепляют людей и животных. Они забиваются в нос, в уши, проникают под одежду, нанося бесчисленные укусы, которые могут до­вести человека до исступления.

Для защиты от летающих кровососущих и клещей ис­пользуются специальные отпугивающие препараты — репелленты. Весьма эффективны защитные сетки, разработанные академиком Е. Н. Павловским. Такая сетка, пропитанная репеллентом, надевается на голову, оставляя лицо откры­тым. Она надежно защищает от нападения летающих кро­вососущих в течение нескольких дней. Весьма удобны и гигиеничны репеллентные салфетки.

Не рекомендуется смазывать репеллентом лицо сразу же после бритья, наносить на участки повреж­денной кожи — с царапинами, порезами. Не следует до­пускать попадания препарата в глаза, на слизистую носа. Хотя репеллент и безопасен, но он может вызвать сильное раздражение, сопровождающееся неприятными ощущения­ми (рези, чувство жжения и т. д.). В этом случае доста­точно обмыть лицо теплой водой с мылом, чтобы все явле­ний вскоре исчезли.

Не рекомендуется наносить репеллент на большую площадь кожи, чтобы не нарушить кожного дыхания. Для защиты от клещей репеллентом пропитывают поясную часть и прорешку брюк, ворот и обшлага рубахи.

В полевых условиях для отпугивания насекомых широ­ко используют дымокурные костры. Чтобы выгнать перед сном насекомых из шалаша, в консервную банку, кружку или на толстый кусок коры накладывают горящие угли, а сверху прикрывают влажным мхом. Дымокурницу вносят в укрытие, держат там, пока оно не заполнится дымом, а затем хорошо проветривают и плотно закрывают вход. На ночь дымокурницу оставляют у входа с подветренной сто­роны, чтобы дым, отпугивая насекомых, не проникал в убежище.

 

 

 

 

 

(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)