Убийство российских военнослужащих в селе Тухчар (полное видео) 1999 год

На месте Тухчарской трагедии, известной в публицистике как «Тухчарская Голгофа русской заставы» сейчас «стоит добротный деревянный крест, поставленный омоновцами из Сергиева Посада. У его основания — сложенные горкой камни, символизирующие Голгофу, на них лежат увядшие цветы. На одном из камней сиротливо стоит чуть погнутая, погасшая свеча, символ памяти. А еще к кресту прикреплена икона Спасителя с молитвой «О прощении забытых грехов». Прости нас, Господи, что мы еще не знаем, что это за место… здесь казнили шестерых военнослужащих Внутренних войск России. Еще семерым тогда чудом удалось спастись.»

О том, что случилось 5 сентября 1999 года в дагестанском селе Тухчар:

НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ

Их — двенадцать солдат и одного офицера Калачевской бригады, — бросили к пограничному селу Тухчар на усиление местных милиционеров. Ходили слухи, что чечены вот-вот перейдут через речку, ударят в тыл Кадарской группировке. Старший лейтенант старался не думать об этом. У него был приказ, и он должен был его выполнить.

Заняли высоту 444,3 на самой границе, вырыли окопы в полный рост и капонир для БМП. Внизу — крыши Тухчара, мусульманское кладбище и КПП. За мелкой речушкой — чеченское село Ишхойюрт. Говорят, разбойничье гнездо. А еще одно, — Галайты, — спряталось на юге за грядой холмов. Удара можно ждать и с той, и с другой стороны. Позиция — как острие меча, на самом передке. На высоте можно держаться, вот только фланги необеспечены. 18 ментов с автоматами и буйное разношерстное ополчение — не самое надежное прикрытие.

Утром 5 сентября Ташкина разбудил дозорный: «Товарищ старший лейтенант, там вроде как… «духи». Ташкин сразу посерьезнел. Приказал: «Поднимай пацанов, только без шума!»

Из объяснительной рядового Андрея Падякова:

На холме, который находился напротив нас, на Чеченской Республике, показались сначала четверо, потом еще около 20 боевиков. Тогда наш старший лейтенант Ташкин приказал снайперу открыть огонь на поражение… Я четко видел, как после выстрела снайпера упал один боевик… Потом по нам открыли массированный огонь из автоматов и подствольных гранатометов… Потом ополченцы сдали свои позиции, и боевики обошли село и взяли нас в кольцо. Мы заметили, как за селом позади нас перебежало около 30 боевиков».

Боевики прошли не там, где их ожидали. Они переправились через реку южнее высоты 444 и углубились на территорию Дагестана. Нескольких очередей хватило, чтобы разогнать ополченцев. Тем временем вторая группа — тоже человек двадцать-двадцать пять, — напала на милицейский КПП у окраины Тухчара. Этот отряд возглавлял некий Умар Карпинский, лидер Карпинского джамаата (район в г. Грозный), подчинявшийся лично Абдул-Малику Межидову, командиру Шариатской Гвардии.* Чеченцы коротким ударом выбили милиционеров из КПП** и прикрываясь могильными плитами кладбища, стали подбираться к позициям мотострелков. Одновременно с тыла высоту атаковала первая группа. С этой стороны капонир БМП не имел никакой защиты и лейтенант приказал водителю-механику вывести машину на гребень и маневрировать.

«Высота», нас атакуют! — кричал Ташкин, прижав к уху шлемофон, — Атакуют превосходящими силами! Что?! Прошу поддержки огнем!» Но «Высота» была занята липецкими омоновцами и требовала держаться. Ташкин выругался и спрыгнул с брони. «Каким х… держаться?! По четыре рожка на брата…»***

Развязка близилась. Через минуту прилетевшая невесть откуда кумулятивная граната проломила борт «коробочки». Наводчика, вместе с башней подбросило метров на десять; водитель погиб мгновенно.

Ташкин взглянул на часы. Было 7.30 утра. Полчаса боя — и он уже лишился главного своего козыря: 30-мм автомата БМП, который держал «чехов» на почтительном расстоянии. Вдобавок, и связь накрылась, кончались боеприпасы. Надо уходить, пока есть возможность. Через пять минут будет поздно.

Подхватив контуженного и сильно обгоревшего наводчика Алескея Полагаева, солдаты бросились вниз, ко второму КПП. Раненого на плечах тащил его друг Руслан Шиндин, потом Алексей очнулся и побежал сам. Увидев бегущих к ним солдат, милиционеры прикрыли их огнем с блокпоста. После непродолжительной перестрелки наступило затишье. Спустя некоторое время на пост пришли местные жители и сообщили, что боевики дали полчаса на то, чтобы они покинули Тухчар. Сельчане прихватили с собой на пост гражданскую одежду — это был единственный шанс на спасение для милиционеров и солдат. Старший лейтенант покинуть блокпост не соглашался, и тогда милиционеры, как рассказал потом один из солдат, ‘полезли на него в драку’.****

Аргумент силы оказался убедительным. В толпе местных жителей защитники блокпоста добрались до села и стали прятаться — кто в подвалах и на чердаках, а кто в кукурузных зарослях.

Рассказывает жительница Тухчара Гурум Джапарова: Он пришел — только стрельба стихла. Да как пришел? Вышла во двор — смотрю, стоит, шатается, держится за калитку. Весь в крови и обгорелый был сильно — волос нет, ушей нет, кожа полопалась на лице. Грудь, плечо, рука — все посечено осколками. Я его скорей в дом. Боевики, говорю, кругом. Тебе бы к своим надо. Да разве ты дойдешь такой? Старшего своего Рамазана, ему 9 лет, послала за доктором… Одежда его вся в крови, обожженная. Мы с бабушкой Атикат срезали ее, скорей в мешок и выбросили в овраг. Обмыли кое-как. Врач наш сельский Хасан пришел, осколки повынимал, раны смазал. Укол еще сделал — димедрол, что ли? Тот засыпать стал от укола. Я его с детьми положила в комнате.

Спустя полчаса боевики по приказу Умара стали ‘шерстить’ село — началась охота на солдат и милиционеров. Ташкин, четверо солдат и дагестанский милиционер спрятались в каком-то сарае. Сарай окружили. Притащили банки с бензином, облили стены. «Сдавайтесь, не то спалим заживо!» В ответ молчание. Боевики переглянулись. «Кто у вас там старший? Решай, командир! Зачем зря умирать? Нам ваши жизни не нужны — накормим, обменяем потом на своих! Сдавайтесь!»

Солдаты и милиционер поверили, вышли. И только когда лейтенанта милиции Ахмеда Давдиева перерезала пулеметная очередь, поняли — их жестоко обманули. «А для вас мы кое-что другое приготовили!» — засмеялись чеченцы.

Из показаний подсудимого Тамерлана Хасаева:

Умар приказал проверить все строения. Мы рассредоточились и по два человека стали обходить дома. Я был обычный солдат и выполнял приказы, тем более новый среди них человек, мне не все доверяли. А как я понял, операция была заранее подготовлена и четко организована. Я по рации узнал о том, что в сарае нашли солдат. Нам по рации передали приказ собраться у милицейского поста за селом Тухчар. Когда все собрались, там уже были эти 6 солдат».

Обожженного наводчика выдал кто-то из местных. Гурум Джапарова пыталась его отстоять — бесполезно. Он ушел в окружении десятка бородатых парней — на смерть.

Дальнейшее скрупулезно зафиксировал на камеру оператор боевиков. Умар, видимо, решил «повоспитывать волчат». В бою у Тухчара его рота потеряла четверых, у каждого из убитых нашлись родственники и друзья, на них висел долг крови. «Вы взяли нашу кровь — мы возьмем вашу!» — сказал Умар пленным. Солдат отвели на окраину. Четверо «кровников» поочередно перерезали горло офицеру и трем солдатам. Еще один вырвался, пытался бежать — его застрелили из автомата. Шестого Умар зарезал лично.

Только на следующее утро глава администрации села Магомед-Султан Гасанов получил у боевиков разрешение забрать тела. На школьном грузовике трупы старшего лейтенанта Василия Ташкина и рядовых Владимира Кауфмана, Алексея Липатова, Бориса Эрднеева, Алексея Полагаева и Константина Анисимова были доставлены на Герзельский блокпост. Остальным удалось отсидеться. Некоторых местные жители отвезли на Герзельский мост уже на следующее утро. По дороге они и узнали о казни своих сослуживцев. Алексей Иванов, просидев двое суток на чердаке, ушел из села, когда его стала бомбить российская авиация. Федор Чернавин просидел в подвале целых пять дней — к своим ему помог выбраться хозяин дома.

На этом история не заканчивается. Через несколько дней запись с убийством солдат 22-й бригады покажут по грозненскому телевидению. Потом, уже в 2000-м году она попадет в руки к следователям. По материалам видеокассеты будет возбуждено уголовное дело на 9 человек. Из их числа правосудие настигнет лишь двоих. Тамерлан Хасаев получит пожизненный срок, Ислам Мукаев — 25 лет. Материал взят с форума «БРАТИШКА» http://phorum.bratishka.ru/viewtopic.php?f=21&t=7406&start=350

Об этих же событиях из печати:

«Я только подошел к нему с ножом»

В ингушском райцентре Слепцовск сотрудники Урус-Мартановского и Сунженского РОВД задержали Ислама Мукаева, подозреваемого в причастности к жестокой казни шестерых российских военнослужащих в дагестанском селе Тухчар в сентябре 1999 года, когда банда Басаева заняла несколько сел Новолакского района Дагестана. У Мукаева изъята видеокассета, подтверждающая факт его причастности к кровавой расправе, а также оружие и боеприпасы. Сейчас сотрудники правоохранительных органов проверяют задержанного на возможную его причастность и к другим преступлениям, поскольку известно, что он был членом незаконных вооруженных формирований. До задержания Мукаева единственным участником казни, попавшим в руки правосудия, был Тамерлан Хасаев, приговоренный в октябре 2002 года к пожизненному заключению.

Охота на солдат

Ранним утром 5 сентября 1999 года басаевские отряды вторглись на территорию Новолакского района. За тухчарское направление отвечал эмир Умар. Дорогу на чеченское село Галайты, ведущую из Тухчара, охранял блокпост, на котором несли службу дагестанские милиционеры. На сопке их прикрывал БМП и 13 солдат бригады внутренних войск, направленных на укрепление блокпоста из соседнего селения Дучи. Но боевики зашли в село с тыла, и, захватив после короткого боя поселковый отдел милиции, стали обстреливать сопку. Зарывшийся в землю БМП нанес немалый урон нападавшим, но когда кольцо окружения стало сжиматься, старший лейтенант Василий Ташкин приказал выгнать БМП из окопа и открыть огонь через реку по машине, которая подвозила боевиков. Десятиминутная заминка оказалась для солдат роковой. Выстрелом из гранатомета боевой машине снесло башню. Наводчик погиб на месте, а водитель Алексей Полагаев был контужен. Ташкин приказал остальным отходить к блокпосту, расположенному в нескольких сотнях метров. Потерявшего сознание Полагаева вначале нес на плечах его сослуживец Руслан Шиндин; потом Алексей, получивший сквозное ранение головы, очнулся и побежал сам. Увидев бегущих к ним солдат, милиционеры прикрыли их огнем с блокпоста. После непродолжительной перестрелки наступило затишье. Спустя некоторое время на пост пришли местные жители и сообщили, что боевики дали полчаса на то, чтобы солдаты покинули Тухчар. Сельчане прихватили с собой гражданскую одежду – это был единственный шанс на спасение для милиционеров и солдат. Старший лейтенант уходить отказался, и тогда милиционеры, как рассказал потом один из солдат, ‘полезли на него в драку’. Аргумент силы оказался более убедительным. В толпе местных жителей защитники блокпоста добрались до села и стали прятаться – кто в подвалах и на чердаках, а кто в кукурузных зарослях. Спустя полчаса боевики по приказу Умара начали зачистку села. Сейчас уже трудно установить, выдали ли военных местные жители или сработала разведка боевиков, но шестеро солдат попали в руки бандитов.

‘Ваш сын погиб из-за халатности наших офицеров’

По приказу Умара пленных отвели на поляну рядом с блокпостом. Дальнейшее скрупулезно зафиксировал на камеру оператор боевиков. Четверо назначенных Умаром палачей поочередно выполнили приказ, перерезав горло офицеру и четырем солдатам. С шестой жертвой Умар расправился лично. ‘Сплоховал’ только Тамерлан Хасаев. Полоснув жертву клинком, он выпрямился над раненым солдатом – от вида крови ему стало не по себе, и он передал нож другому боевику. Истекающий кровью солдат вырвался и побежал. Один из боевиков стал стрелять вдогонку из пистолета, но пули прошли мимо. И лишь когда беглец, споткнувшись, упал в яму, его хладнокровно добили из автомата.

На следующее утро глава администрации села Магомед-Султан Гасанов получил у боевиков разрешение забрать тела. На школьном грузовике трупы старшего лейтенанта Василия Ташкина и рядовых Владимира Кауфмана, Алексея Липатова, Бориса Эрднеева, Алексея Полагаева и Константина Анисимова были доставлены на Герзельский блокпост. Остальным солдатам в/ч 3642 удалось отсидеться в своих укрытиях до ухода бандитов.

В конце сентября шесть цинковых гробов были опущены в землю в разных концах России – в Краснодаре и Новосибирске, на Алтае и в Калмыкии, в Томской области и на Оренбуржье. Родители долгое время не знали ужасных подробностей гибели их сыновей. Отец одного из солдат, узнав страшную правду, попросил занести в свидетельство о смерти сына скупую формулировку – ‘огнестрельное ранение’. Иначе, объяснил он, жена этого не переживет.

Кто-то, узнав о смерти сына из телевизионных новостей, оберегал себя от подробностей – сердце не выдержало бы непомерного груза. Кто-то пытался докопаться до правды и искал по стране сослуживцев сына. Для Сергея Михайловича Полагаева было важно знать, что его сын не дрогнул в бою. О том, как все было на самом деле, он узнал из письма Руслана Шиндина: ‘Ваш сын погиб не из-за трусости, а из-за халатности наших офицеров. Командир роты три раза к нам приезжал, но ни разу не привез боеприпасы. Он привез только ночной бинокль с посаженными батарейками. А мы там оборонялись, у каждого было по 4 магазина…’

Палач-заложник

Первым из головорезов в руки правоохранительных органов попал Тамерлан Хасаев. Осужденный на восемь с половиной лет за похищение человека в декабре 2001 года, он отбывал срок в колонии строгого режима на территории Кировской области, когда следствию благодаря видеопленке, изъятой в ходе спецоперации на территории Чечни, удалось установить, что именно он – один из тех, кто участвовал в кровавой резне на окраине Тухчара.

В басаевском отряде Хасаев оказался в начале сентября 1999-го – один из друзей соблазнил его возможностью заполучить в походе на Дагестан трофейное оружие, которое потом можно было бы выгодно продать. Так Хасаев оказался в банде эмира Умара, подчинявшейся небезызвестному командиру ‘исламского полка особого назначения’ Абдулмалику Межидову, заместителю Шамиля Басаева…

В феврале 2002 года Хасаева перевели в махачкалинский СИЗО и показали запись казни. Отпираться он не стал. Тем более что в деле уже имелись показания жителей Тухчара, уверенно опознавших Хасаева по фотографии, присланной из колонии. (Боевики особенно не скрывались, а сама казнь была видна даже из окон домов на краю села). Хасаев выделялся среди облаченных в камуфляж боевиков белой футболкой.

Процесс по делу Хасаева состоялся в Верховном суде Дагестана в октябре 2002 года. Он признал себя виновным лишь частично: ‘Признаю участие в НВФ, оружие и вторжение. А солдата я не резал… Я только подошел к нему с ножом. До этого зарезали двоих. Когда я увидел эту картину, то отказался резать, отдал нож другому’.

‘Они первые начали, – рассказал Хасаев о бое в Тухчаре. – БМП открыл огонь, и Умар приказал гранатометчикам занять позиции. А когда я сказал, что такого уговора не было, он приставил ко мне трех боевиков. С тех пор я сам был у них как заложник’.

За участие в вооруженном мятеже боевик получил 15 лет, за хищение оружия – 10, за участие в НВФ и незаконное ношение оружия – по пять. За посягательство на жизнь военнослужащего Хасаев, по мнению суда, заслужил смертную казнь, однако в связи с мораторием на ее применение была избрана альтернативная мера наказания – пожизненное заключение.

Семеро других участников казни в Тухчаре, в том числе четверо ее непосредственных исполнителей, по-прежнему числятся в розыске. Правда, как сказал корреспонденту ГАЗЕТЫ следователь по особо важным делам управления Генпрокуратуры РФ на Северном Кавказе Арсен Исраилов, который расследовал дело Хасаева, в этом списке до последнего времени не было Ислама Мукаева: «В ближайшее время следствие выяснит, к каким конкретно преступлениям он причастен. И если подтвердится его участие в казни в Тухчаре, он, возможно, станет нашим ‘клиентом’ и будет переведен в махачкалинский СИЗО’.

http://www.gzt.ru/topnews/accidents/47339.html?from=copiedlink

А это об одном из парней, зверски убитых чеченскими головорезами в сентябре 1999 года в Тухчаре.

«Груз — 200» прибыл и на Кизнерскую землю. В боях за освобождение Дагестана от бандитских формирований погиб уроженец д. Ишек колхоза «Звезда» и выпускник нашей школы Алексей Иванович Паранин.Алексей родился 25 января 1980 года. Закончил Верхнетыжминскую основную школу. Был очень любознательным, бойким, смелым мальчиком. Затем – учеба в Можгинском ГПТУ № 12, где он получил профессию каменщика. Поработать, правда, не успел, призвали в армию. Служил на Северном Кавказе более года. И вот – дагестанская война. Прошел несколько боев. В ночь с 5 на 6 сентября боевая машина пехоты, на которой Алексей служил оператором-наводчиком, была передана Липецкому ОМОНу, и охраняла блок-пост под селом Новолакское. Напавшие ночью боевики подожгли БМП. Солдаты покинули машину и вели бой, но он был слишком неравным. Всех раненых зверски добили. Мы все скорбим по поводу гибели Алексея. Слов утешения трудно найти. 26 ноября 2007 года на здании школы установили мемориальную доску. На открытии мемориальной доски присутствовала мать Алексея — Людмила Алексеевна и представители от отдела молодежи из района. Сейчас мы начинаем оформлять альбом о нем, есть стенд в школе, посвященный Алексею. Помимо Алексея в Чеченской кампании участвовали еще четыре ученика нашей школы: Кадров Эдуард, Иванов Александр, Анисимов Алексей и Киселев Алексей, награжденный орденом «Мужества» Очень страшно и горько когда погибают молодые ребята. В семье Параниных было трое детей, но сын – единственный. Иван Алексеевич, отец Алексея, работает трактористом в колхозе «Звезда», мать Людмила Алексеевна – работница школы.

 

Мы вместе с Вами скорбим по поводу гибели Алексея. Слов утешения трудно найти. http://kiznrono.udmedu.ru/content/view/21/21/

Апрель, 2009 год В Верховном суде Дагестана завершился третий процесс по делу о казни шестерых российских военнослужащих в селе Тухчар Новолакского района в сентябре 1999 года. Один из участников казни, 35-летний Арби Дандаев, который, по мнению суда, лично перерезал горло старшему лейтенанту Василию Ташкину, признан виновным и приговорен к пожизненному лишению свободы в колонии особого режима.

Бывший сотрудник национальной службы безопасности Ичкерии Арби Дандаев, по данным следствия, принимал участие в нападении банд Шамиля Басаева и Хаттаба на Дагестан в 1999 году. В начале сентября он вступил в отряд под руководством эмира Умара Карпинского, который 5 сентября того же года вторгся на территорию Новолакского района республики. Из чеченского села Галайты боевики направились в дагестанское село Тухчар — дорогу охранял блокпост, на котором несли службу дагестанские милиционеры. На сопке их прикрывал БМП и 13 солдат из бригады внутренних войск. Но боевики зашли в село с тыла и, захватив после короткого боя поселковый отдел милиции, стали обстреливать сопку. Зарытая в землю БМП нанесла немалый урон нападавшим, но, когда кольцо окружения стало сжиматься, старший лейтенант Василий Ташкин приказал выгнать бронемашину из окопа и открыть огонь через реку по автомобилю, который подвозил боевиков. Десятиминутная заминка оказалась для солдат роковой: выстрелом из гранатомета у БМП снесло башню. Наводчик погиб на месте, а водитель Алексей Полагаев был контужен. Выжившие защитники блокпоста добрались до села и стали прятаться — кто в подвалах и на чердаках, а кто в кукурузных зарослях. Спустя полчаса боевики по приказу эмира Умара стали обыскивать село, и пятерым военнослужащим, спрятавшимся в подвале одного из домов, после короткой перестрелки пришлось сдаться — в ответ на автоматную очередь прозвучал выстрел из гранатомета. Через некоторое время к пленникам присоединился Алексей Полагаев — боевики «вычислили» его в одном из соседних домов, где его прятала хозяйка.

По приказу эмира Умара пленных отвели на поляну рядом с блокпостом. Дальнейшее скрупулезно зафиксировал на камеру оператор боевиков. Четверо назначенных командиром боевиков палачей поочередно выполнили приказ, перерезав горло офицеру и трем солдатам (один из военнослужащих пытался бежать, но его застрелили). С шестой жертвой эмир Умар расправился лично.

Арби Дандаев более восьми лет скрывался от правосудия, однако 3 апреля 2008 года чеченские милиционеры задержали его в Грозном. Ему были предъявлены обвинения в участии в устойчивой преступной группе (банде) и совершаемых ею нападениях, вооруженном мятеже с целью изменения территориальной целостности России, а также в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов и незаконном обороте оружия.

Согласно материалам следствия, боевик Дандаев явился с повинной, признался в совершенных преступлениях и подтвердил свои показания, когда его вывезли на место казни. В Верховном суде Дагестана, однако, он свою вину не признал, заявив, что явка состоялась под принуждением, и отказался от дачи показаний. Тем не менее суд признал его прежние показания допустимыми и достоверными, поскольку они были даны с участием адвоката и никаких жалоб на следствие от него не поступало. В суде была исследована видеозапись казни, и, хотя узнать подсудимого Дандаева в бородатом палаче было сложно, суд принял во внимание, что на записи было отчетливо слышно, как произносится имя Арби. Были допрошены также жители села Тухчар. Один из них узнал подсудимого Дандаева, но суд отнесся к его словам критически, учитывая преклонный возраст свидетеля и путаницу в его показаниях.

Выступая в прениях, адвокаты Константин Сухачев и Константин Мудунов просили суд либо возобновить судебное следствие, проведя экспертизы и вызвав новых свидетелей, либо оправдать подсудимого. Обвиняемый Дандаев в последнем слове заявил, что знает, кто руководил казнью, этот человек на свободе, и он может назвать его фамилию, если суд возобновит следствие. Судебное следствие было возобновлено, но только для того, чтобы допросить подсудимого.

В итоге исследованные доказательства не оставили у суда сомнений в том, что подсудимый Дандаев виновен. Между тем защита считает, что суд поторопился и не исследовал многие важные для дела обстоятельства. Например, не допросил уже осужденного в 2005 году участника казни в Тухчаре Ислана Мукаева (еще один из палачей, Тамерлан Хасаев, был приговорен к пожизненному заключению в октябре 2002 года и скончался вскоре в колонии). «Практически все значимые для защиты ходатайства были судом отклонены,— заявил «Ъ» адвокат Константин Мудунов.— Так, мы неоднократно настаивали на повторной психолого-психиатрической экспертизе, поскольку первая была проведена с использованием сфальсифицированной амбулаторной карты. Суд отклонил это ходатайство. Он не был в достаточной мере объективен, и мы обжалуем приговор».

По словам родственников подсудимого, отклонения в психике появились у Арби Дандаева в 1995 году, после того как в Грозном российские военнослужащие ранили его младшего брата Альви, а спустя некоторое время из военного госпиталя вернули труп мальчика, у которого были изъяты внутренние органы (родственники связывают это с процветавшей в те годы в Чечне торговлей человеческими органами). Как заявила в ходе прений защита, их отец Хамзат Дандаев добился возбуждения уголовного дела по этому факту, однако оно не расследуется. По мнению адвокатов, дело против Арби Дандаева было заведено, чтобы помешать его отцу добиться наказания виновных в смерти младшего сына. Эти доводы нашли отражение в приговоре, однако суд счел, что подсудимый вменяем, а по факту гибели его брата дело давно возбуждено и не имеет отношения к рассматриваемому.

В итоге суд переквалифицировал две статьи, касающиеся оружия и участия в банде. По мнению судьи Шихали Магомедова, подсудимый Дандаев приобрел оружие в одиночку, а не в составе группы, и участвовал в незаконных вооруженных формированиях, а не в банде. Впрочем, эти две статьи на приговор не повлияли, поскольку по ним истек срок давности. А вот ст. 279 «Вооруженный мятеж» и ст. 317 «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа» потянули на 25 лет и пожизненное заключение. При этом суд учел и смягчающие вину обстоятельства (наличие малолетних детей и явку с повинной), и отягчающие (наступление тяжких последствий и особую жестокость, с которой было совершено преступление). Таким образом, несмотря на то, что гособвинитель просил всего 22 года, суд приговорил подсудимого Дандаева к пожизненному сроку. Кроме того, суд удовлетворил гражданские иски родителей четверых погибших военнослужащих по возмещению морального вреда, суммы по которым составили от 200 тыс. до 2 млн руб. Фотография одного из головорезов в момент суда.

ссылки: http://kommersant.ru/dark-gallery.aspx?PicsID=314493&stpid=64

Это фото погибшего от рук Арби Дандаева ст. лейтенанта Василия Ташкина

Липатов Алексей Анатольевич

Кауфман Владимир Егорович

Полагаев Алексей Сергеевич

Эрднеев Борис Озинович (за несколько секунд до гибели)

Из известных участников кровавой расправы над пленными российскими солдатами и офицером трое в руках правосудия, двое из них, по слухам, скончались за решеткой, о других говорят, что кто-то погиб в ходе последующих боестолкновений, а кто-то прячется во Франции.

Дополнительно по событиям в Тухчаре известно, что на помощь отряду Василия Ташкина никто не спешил ни в тот жуткий день, не наследующий и даже не на последующий! Хотя основной батальон стоял всего в нескольких километрах неподалёку от Тухчара. Предательство? Халатность? Заведомый сговор с боевиками? Гораздо позже на село налетела и отбомбилась авиация… И вот в качестве резюме по этой трагедии и в целом по поводу участи многих и многих русских парней в позорной войне, развязанной кремлёвской кликой и субсидированной некими деятелями из Москвы и непосредственно беглым господином А.Б. Березовским ( в Интернете есть публичные его признания о том, что он лично финансировал Басаева).

Крепостные дети войны

Фильм включает знаменитое видео с отрезанием голов нашим бойцам в Чечне — детали в этой статье. Официальные сводки всегда скупы и часто врут. Вот и 5-го и 8-го сентября прошлого года, судя по пресс-релизам силовых ведомств, в Дагестане шли обычные бои. Все под контролем. Как водится, о потерях сообщалось вскользь. Они минимальны — несколько раненых и убитых. В действительности как раз в эти дни лишались жизни целые взводы и штурмовые группы. Зато вечером 12-го сентября по многим агентствам мигом распространилась весть: 22-я бригада внутренних войск заняла селение Карамахи. Генерал Геннадий Трошев отметил подчиненных полковника Владимира Керского. Так узнали еще об одной кавказской победе России. Пришла пора получать награды. «За кадром» осталось главное — то, каким образом, какой страшной ценой вчерашние мальчишки выжили в свинцовом аду. Впрочем, для солдат это был один из многих эпизодов кровавой работы, в которой остаются в живых по случайности. Уже через три месяца бойцов бригады вновь бросили в самое пекло. Они атаковали развалины консервного завода в Грозном.

Карамахинский блюз

8 сентября 1999 года. Этот день я запомнил на всю жизнь, потому что именно тогда я увидел смерть.

На командном пункте над селением Кадар было оживленно. Одних генералов я насчитал с десяток. Сновали артиллеристы, получая целеуказания. Дежурные офицеры отгоняли журналистов от маскировочной сети, за которой трещали рации и орали телефонисты.

…Из-за облаков вынырнули «Грачи» . Крохотными точками бомбы скользят вниз и через несколько секунд превращаются в столбы черного дыма. Офицер из пресс-службы объясняет журналистам, что авиация ювелирно работает по огневым точкам противника. При прямом попадании бомбы дом раскалывается, словно грецкий орех.

Генералы не раз заявляли, что операция в Дагестане разительно отличается от прошлой чеченской кампании. Разница, безусловно, есть. Каждая война отличается от своих дурных сестер. Но существуют аналогии. Они не просто бросаются в глаза, они кричат. Один из таких примеров — «ювелирная» работа авиации. Летчики и артиллеристы, как и в прошлую войну, работают не только по противнику. Солдаты погибают от своих же налетов.

Когда подразделение 22-й бригады готовилось к очередному штурму, человек двадцать солдат собрались в круг у подножия Волчьей горы, ожидая команды пойти вперед. Бомба прилетела, попав точнехонько в самую гущу людей, и… не взорвалась. Целый взвод тогда родился в рубашках. Одному солдату проклятой бомбой, будто гильотиной, срезало щиколотку. Парня, в долю секунды ставшего калекой, отправили в госпиталь.

Слишком многие солдаты и офицеры знают о подобных примерах. Слишком многие — для того, чтобы понять: лубочные победные картинки и реальность различаются, как солнце и луна. В то время когда войска отчаянно штурмовали Карамахи, в Новолакском районе Дагестана отряд спецназа был брошен на приграничную высоту. Во время атаки что-то напутали «смежники» — по высоте стали работать вертолеты огневой поддержки. В результате, потеряв десятки убитых и раненых бойцов, отряд отошел. Офицеры грозились разобраться с теми, кто стрелял по своим…

 

 

Оценить эту статью:
(11 оценок, среднее: 4,82 из 5)

Вам понравится

9 комментариев

  1. Sascha:

    Всех , всех ушлёпков террористов расстреливать с ПКМ, ПК, «Утёса», всю ленту на них пускать.

  2. Мечта… Моя отрезать голову боевику!!!

  3. Сергей:

    На 15-09 и 15-34 рыло какое то знакомое.

  4. Серега:

    ЧЕСТЬ и СОВЕСТЬ МОИМ БРАТЬЯМ ПОГИБШИМ,ЗАМУЧЕНЫМ!!! ЦАРСТВИЕ НЕБЕСНОЕ!!!Нам в 1995 просто повезло,Тухчар.

  5. Илья:

    ЦАРСТВИЕ НЕБЕСНОЕ РЕБЯТАМ!!!

  6. Igorb:

    Израильтяне уже бы давно нашли бы бабушек,дедушек ,мам ,пап,детей ,внуков ,кто это делал из под земли бы трупы откопали и приволокли бы в Израиловку.Россия до сих пор ссыт .При всей возможности Спец Служб.За такое ,нет срока давности.Израиль до сих пор находит по всему миру фашистких преступников..Нет срока давности таким преступлениям

  7. Григорий:

    Ублюдки эти боевики. Пусть вся ваша кровь будет проклята и вы познаете мучительную смерть, твари… вечная память ребятам , родным — соболезнования…

  8. Русская волчица:

    Как же хочется пройтись по всем этим ублюдкам «Солнцепеком»!
    А с тех, кто бы выжил, живьем содрать их вонючую шкуру и выпустить их гнилой ливер!
    И пусть эти сучонки дагские не изображают из себя свидетелей со своими кобелями и щенками. Они и сдали наших боевикам. Что чехи, что даги — ублюдки, друг друга стоящие. Будьте вы все прокляты!!! Кровь русских вам еще отомстит за все!!!
    Вечная, светлая память погибшим ребятам, выполнивших свой долг с честью!
    Теперь за это их убийцам шкурная власть вручает Героев: между 15 и 16 минутами морда кадырова светится…
    Простите нас, ребята, за то, что ничего не можем сделать в ответ на то, как оскорбляют память о вас, как обливают вас грязью, награждая орденочками да званиями ваших убийц…

  9. ветеран:

    поганый народ….если это война и ты должен убивать, это одно, но тут чистый садизм….. местные жители пыталсь помочь….бред, все они одинаковые, сдхните гады

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *