Они сражались за Францию. Специальный репортаж А. Сладкова (Россия) 2010 год

Специальный репортаж А. Сладкова

Малоизвестный в современной России
факт: несмотря на тяжелое положение на фронтах Первой мировой войны,
российский император Николай Второй отправил в Европу две особые
пехотные бригады — двадцать тысяч русских солдат и офицеров. На помощь
Франции, которая гибла под натиском немецкого оружия.

Париж. Культурный центр Европы. Туристы
прогуливаются вдоль реки Сены, отдыхают в кафе, любуются шедеврами
Лувра, Нотр-Дам-де-Пари, Эйфелевой башней. Около ста лет прошло с тех
пор, как русские солдаты и офицеры защитили столицу Франции ценой
собственной жизни. И здесь об этом хорошо помнят.

Уникальная хроника. На кадрах
запечатлена отправка из Москвы в Европу особых экспедиционных войск в
1916 году. Сам государь их провожает. Две бригады — во Францию, две — в
Македонию.

На время вернемся в Москву, чтобы
познакомиться с Никитой Дмитриевной Введенской. Она – дочь Дмитрия
Введенского, врача, который воевал во Франции. Никита Введенская
рассказывает, что в Европе отцу ее пришлось и немецкие газовые атаки
пережить, и в штыковых боях поучаствовать.

«У него было много русских наград. Пять
орденов – это много. И офицеры встречались с девушками и щеголяли
орденами. И просили дать поносить. Ну и заносили все ордена», —
вспоминает Введенская.

Вновь уникальная хроника. Флагман
Русского экспедиционного корпуса «Латуш Тревиль» с солдатами и
командованием на борту прибывает в порт Марселя. Военным предстоит
сражаться бок о бок с французскими и британскими войсками, завязшими в
позиционной войне с немецкой армией. Получив французское оружие, русские
прошли торжественным маршем.

«В строй ставили самых статных —
высоких, голубоглазых, светловолосых. Расчет делался на то, что именно
такие люди символизируют образцовых русских офицеров. По городу они шли
тысячами. И на невысоких и темных марсельцев это произвело ярчайшее
впечатление», — отметил военный историк Фредерик Гелтон.

Современный Париж. Киностудия
Министерства обороны Франции. Здесь хранятся уникальные свидетельства
Первой мировой войны — две тысячи бобин кинопленки, 110 тысяч фотографий
и негативов. Один из сотрудников – майор Жан-Люк Мессагер — большой
поклонник истории Русского корпуса. Он показывает редчайшие цветные
фотографии начала прошлого века. Майор Мессагер объясняет: среди снимков
есть и тот, на котором изображены бойцы корпуса. Он был сделан в городе
Реймсе на фоне магазина спиртных напитков. Бойцов часто угощали
шампанским «Вдова Клико», которое они назвали просто «Клюковкой».

Есть и киноматериалы.  «Один из роликов имеет пропагандистский
характер, — расскзаал начальник отдела Агентства по коммуникациям
Министерства обороны Франции Жан-Люк Мессагер. — Он был сделан
специально для показа в кинотеатрах. Французские кинематографисты должны
были запечатлеть, насколько бодры и решительны русские, прибывшие на
помощь Франции. Действо постановочное —  ваших солдат попросили
станцевать».

На других кадрах видно, как русские
батальоны располагаются в лагере Майли. Это место тут же превращается в
русский городок, который навещают все французские официальные лица,
включая президента Раймона Пуанкаре.

Париж. Кафе «де Флер». Любимое место французских знаменитостей. Здесь
мы встречаемся с Юрием Копыловым, сыном офицера Русского экспедиционного
корпуса Вячеслава Копылова, который остался во Франции.  Отец
рассказывал Юрию: когда появились первые русские раненые, их отправили
во французские госпитали. К солдатам корпуса относились хорошо, но
существовали трудности перевода.

«Русское командование попросило, чтобы
из России приехало 60 или 70 сестер милосердия, хорошо говорящих
по-французски. И моя мать хорошо говорила по-французски, но никогда не
была сестрой милосердия. Она прошла скорые курсы сестер милосердия и
приехала к отцу в марте 1917 года», — вспоминает Юрий Копылов.

Шампань. Старинный город Реймс. Здесь на
протяжении десяти столетий короновались французские государи. Когда-то
сюда приезжал и наш Петр Великий. В самом начале Первой мировой войны
Реймсский собор подвергался артиллерийскому обстрелу. В общей сложности
на него обрушилось более 300 снарядов. Если бы Реймс пал, дорога на
Париж была бы открыта. Не случайно русские полки оказались именно в
этом стратегическом месте.

В Реймсе есть Музей истории города. Его
директор месье Марк Буксан — большой поклонник русской культуры. Он
показывает уникальные карикатуры с изображениями офицеров и бойцов
корпуса. «Двое раненых русских, которые лечились непосредственно в этом
музее, который раньше был военным госпиталем», — рассказал Буксан.

Франция — страна романтики, страна
любви. Даже несмотря на войну, период пребывания русских в провинции
Шампань был полон амурных историй. «Конечно, в госпитале завязывались
отношения между русскими солдатами, которые находились в более-менее
хорошей форме, с медсестрами-француженками. И это было весьма типично с
момента подписания договора о франко-российской дружбе. И мне даже
как-то попадалась фотография того времени, на которой русские солдаты
прогуливаются вместе с француженками», — сказал Марк Буксан.

Русские пришли на помощь Франции, когда
ее армия истекала кровью под Верденом — во время самого долгого и
кровавого сражения Первой мировой войны. В историю оно вошло как
«Верденская мясорубка». За десять месяцев тяжелых боев французы потеряли
350 тысяч человек. Немцы – 600 тысяч.

Форт Помпель. Четыре года германские
войска пытались им овладеть. Вместе с французами его обороняли солдаты и
офицеры Русского экспедиционного корпуса. Сегодня здесь — один из самых
известных европейских музеев истории Первой мировой войны.
Однажды немцы предприняли генеральный штурм русских позиций. Пятнадцать
часов шел бой. Русские, по словам французов, стояли, как скала.

«Солдаты и офицеры русской бригады стали
проявлять героизм с первых боев в форте Помпель. Для немцев известие о
том, что в форте — русские, оказалось настоящим шоком. И они стали
готовиться к штурму форта более серьезно и продуманно. Но у них ничего
не вышло», — подчеркнул Макр Буксан.

Могилы наших солдат разбросаны по всей
Франции. Самое же большое русское военное кладбище — Сен-Илер-ле-Гран —
находится около городка Мурмелон. Здесь почти тысяча крестов. На каждом
написано: «Погиб за Францию».

Центр Парижа. Недавно открытый памятник Русскому экспедиционному
корпусу. Мы увидели здесь туриста с флагом десантных войск России в
руках. Оказалось, это наш соотечественник, полковник запаса Николай
Волков.

— Вы знали, что в Париже  есть такой памятник?

— Слышал. Историю хорошо знаю, но
местоположение не знал. Просто брел и вижу — наш памятник. Сразу попроси
сфотографировать меня, — говорит николай.

— Приятно, что есть такое?

— Очень приятно. Думаю, Франция была всю жизнь близка с Россией.

Скульптурная композиция далека от
батальной темы: русский офицер держит коня под уздцы и вглядывается
вдаль. Как еще можно изобразить тоску по Родине?

Первая мировая – неизвестная война для
нас, ныне живущих в России. На ее фронтах мы потеряли три миллиона
человек. Спасибо французам, спасибо нашим соотечественникам за рубежом —
ученым и обычным людям, которые сохранили очень важную для нас, для
наших детей и внуков страницу истории той войны, историю Русского
экспедиционного корпуса, который когда-то спас Францию.

Оценить эту статью:
(1 оценок, среднее: 3,00 из 5)

Вам понравится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *