Британские и аргентинские офицеры, участники войны за Фолклендские
острова, обсуждают семь решающих «если бы», определивших исход
конфликта.

Фолклендская война занимает уникальное

место в военно-политической истории. В

течении сравнительного не длительного

периода кризиса (74 дня) противостоящие

стороны вели ожесточенную борьбу в

удаленном районе Атлантического океана с

применением самых современных вооружений и

большого количества войск и техники. Всего

в боевых действиях с обеих сторон приняли

участие до 60 тыс. человек личного состава,

свыше 180 кораблей и судов, 350 боевых

самолетов и вертолетов. Причем, враждующим

сторонам пришлось буквально «на ходу» приспосабливаться

к условиям войны, т.к. даже Аргентина

никогда серьезно не готовилась к возможной

войне за Мальвины, не говоря уже о

Великобритании. Тем не менее, чуда не

произошло: региональная «сверхдержава»

не смогла одержать верх над одной из

ведущих мировых держав. Хотя аргентинцы и

сама война преподнесли британцам ряд

неприятных сюрпризов. В итоге, «это

отвратительная небольшая война», как

назвали ее некоторые в Великобритании, оказалась

весьма кровопролитной и нелегкой. Как

отмечал адмирал сэр Джон Вудворд: «Кто-то слышал, что в Ольстере,

Малайе, Корее, Кении и т.д. было значительно

хуже, там потери доходили до восьмисот

человек, тогда как в войне за Фолклендские

острова в 1982 г. погибли двести пятьдесят

британцев. Но разница в том, что эти двести

пятьдесят человек мы потеряли в течение

шести недель, а не за много лет. За это время

я утратил почти половину своих эсминцев и

фрегатов. А людские потери были в десять раз

больше, чем во всех наших вооруженных силах

(видимо имеется ввиду ВМФ) со времен Второй мировой войны.»

(1 оценок, среднее: 5,00 из 5)